Широкий формат

Продюсерская формула Рубена Дишдишяна: хорошее кино — дорогое кино, а там видно будет

Рубен Дишдишян еще не выпустил ни одного прогремевшего фильма, но его компания «Централ Партнершип» (ЦПШ) давно входит в пятерку крупнейших российских кинодистрибьюторов. При этом ЦПШ — дистрибьютор независимый в отличие от остальных участников пятерки («Каро-Премьер», «Каскад Фильм», «Гемини Фильм», «Ист-Вест»), которые фактически являются российскими представителями голливудских киноконцернов. Коллеги работают на агентских отчислениях с продаж, а ЦПШ приходится покупать фильмы на международных киноярмарках за свои деньги. Доход здесь не такой стабильный, зато фильмы, высокий потенциал которых удается правильно угадать, окупаются многократно. Самая громкая удача такого рода — фильм «Амели». Малобюджетная французская мелодрама, купленная за $30‑000 тогда, когда о ней еще никто не знал, принесла ЦПШ $600‑000 дохода.

Научившись угадывать будущий кассовый успех чужих фильмов, Дишдишян решил снимать свои. Абсолютным новичком его назвать нельзя: с 2001 года ЦПШ производит востребованные рынком телесериалы, в качестве сопродюсера участвовала в нескольких малобюджетных картинах. Это были осторожные пробы пера — первый полнометражный фильм «Шик» Бахтиера Худойназарова (2003 год) обошелся Дишдишяну в $600‑000 (50% бюджета). Вложения в этот проект еще не окупились, «но очень близки к этому». Поскольку у ЦПШ остались «вечные» права на показ по ТВ, то фильм можно считать финансово успешным. В картине «Марс» (2004 год) с Гошей Куценко в главной роли ЦПШ участвовала четвертью миллиона (общий бюджет $800‑000), инвестиции уже окупились. Недавно фильм попал в программу «Панорама» престижного Берлинского кинофестиваля, что должно положительно сказаться на его прокатной судьбе.

Но все это были цветочки, ягодки ожидаются в 2005 году — ЦПШ выпускает на рынок три фильма общим бюджетом около $8 млн. Первым выйдет в прокат 17 марта боевик «Бой с тенью» ($3,5 млн) — затраты на этот фильм уже частично окупила продажа прав на демонстрацию телеканалу «Россия». В общей сложности у ЦПШ находятся в производстве 11 фильмов на сумму $20‑млн. Это боевики, комедии, эротика, триллеры. По словам Дишдишяна, такая «всеядность» частично страхует риски — если один фильм провалится в прокате, успех другого компенсирует потери. Идеи для восьми фильмов из этого пула были рождены в ЦПШ, после чего Дишдишян нашел под эти идеи сценаристов. «Сейчас мы много внимания уделяем покупке прав на экранизацию книг, которые нам кажутся интересными. Но это будут производственные проекты 2006 года», — говорит Рубен Дишдишян.

Самый амбициозный текущий проект — лента фэнтези «Волкодав», действие которой разворачивается в каких-то славянских землях в VII веке нашей эры. Для съемок «Волкодава» на территории «Мосфильма» было построено деревянное городище площадью 5 кв. км, состаренное дерево для которого собирали в полуразрушенных деревеньках по всей Московской области. Это действительно целый проект, который, помимо основного фильма, включает в себя 12-частный сериальный приквел «Молодой волкодав» и две компьютерные игры. Как осторожно говорит Дишдишян, всё вместе призвано «захеджировать риски дорогой картины». Первоначальный бюджет фильма ($5 млн) в процессе съемки вырос вдвое, и это без учета расходов на рекламу, которые, по предварительным оценкам Дишдишяна, для ленты такого масштаба могут составить до $2–3 млн. «Мы неправильно спланировали расходы. Не ожидали, насколько дорогими окажутся декорации, насколько дорогой окажется первая экспедиция в Словакию, недооценили стоимость спецэффектов, которые требуются по фильму. Выяснилось, что в России очень сложно сделать такой фильм. Мы привлекали очень сильных словацких каскадеров, которые работали на «Гладиаторе», на больших голливудских фильмах, — это тоже сказалось на бюджете», — объясняет Дишдишян. Этот фильм обречен стать либо одной из самых кассовых российских лент 2006 года, либо грандиозным провалом. Вторую часть, сценарий к которой уже пишется, Дишдишян планирует снять с гораздо меньшими затратами и заработать на уже раскрученном к тому времени брэнде.

Откуда деньги на такие рисковые проекты? По словам Дишдишяна, библиотека из 1200 фильмов, накопленная ЦПШ-дистрибьютором, и 100–120 часов сериалов, снимаемых компанией ежегодно, приносят неплохой доход: оборот компании составляет $50 млн в год. Прибыль реинвестируется в кинопроизводство. Плюс около 0% средств ЦПШ привлекает в виде кредитов и не стесняется пользоваться господдержкой (например, «Волкодав» получил таким способом $1 млн).

Источник Forbes из продюсерского цеха, пожелавший остаться анонимным, сетует на то, что ЦПШ «ломает» ценовое равновесие на рынке, предлагая творческим людям гонорары, на порядок выше принятых на рынке. Приводится пример: молодому популярному актеру, съемочный день которого обычно стоил до $500, ЦПШ сразу предложила $5000. Сам Дишдишян говорит: «Да, нас обвиняют в том, что мы переплачивали артистам, но мы платим ровно столько, сколько нам выгодно». Это, если хотите, его рецепт решения проблемы дефицита кадров: востребованный актер, конечно же, пойдет сниматься к тому, кто больше платит.

В интервью Forbes в ноябре прошлого года Дишдишян не побоялся делать смелые прогнозы: «В 2005 году российское кино займет 20% в общих доходах от кинопроката. Из них мы возьмем себе половину». Сейчас, когда премьера «Волкодава» перенесена на 2006 год, половины уже точно не получится, но от прямо провозглашенного амбициозного намерения стать русским мейджором Дишдишян не отказывается. Отступать некуда.

Новости партнеров