03.04.2005 00:00

Дубна. Энергия ядра

РЕЙТИНГ ГОРОДА

Наука 4

Администрация 5

Инфраструктура 3

Бизнес 3

Население 70 000

Сейчас уже трудно сказать, почему место для одного из первых «закрытых» городов физиков-ядерщиков выбрали именно здесь, в 140 км к северу от столицы, где канал имени Москвы вытекает из реки Волги. По официальной версии, все дело в болотах, которых тут в избытке: они имеют низкий естественный фон радиации, что важно для чистоты физических экспериментов. По другой версии, курировавшему атомный проект в 1940-е годы Лаврентию Берии просто нравилось тут охотиться.

В любом случае Дубна расположена почти идеально: достаточно близко от столицы, чтобы визит туда из Москвы укладывался в один день, и достаточно далеко, чтобы отвечать требованиям государственной безопасности 1940-х годов.

Закрытый статус город сохранял лишь до хрущевской оттепели. В 1956 году в Дубне на паях с десятком социалистических стран был создан Объединенный институт ядерных исследований, который принес Дубне всемирную славу. В стенах ОИЯИ, в частности, было открыто несколько новых химических элементов, один из них даже назвали в честь города — дубний.

Впрочем, Дубна — это не только институт атомщиков, о чем местные власти не устают повторять. «Со стороны Дубна и ОИЯИ неразличимы, — рассказывает Александр Рац, первый замглавы местной администрации, — но мы никогда не были монокультурным городом». Кроме института, здесь еще несколько крупных предприятий, которые смогли заинтересовать инвесторов. Одно из них — Дубненский машиностроительный завод, база советского производства крылатых ракет. Несколько лет назад ДМЗ обанкротился, и его корпуса занимает теперь ОАО «ДМЗ-Камов», часть вертолетостроительного холдинга «Камов», принадлежащая АФК «Система». Здесь продолжают делать военную технику, не забывая и о гражданской продукции: например, собирают спутниковые антенны и хотят наладить выпуск хаус-ботов — что-то вроде плавающих домов для любителей речного отдыха стоимостью около $150 000.

Другой завод — «Тензор» — делает промышленную электронику, приборы для контроля состояния АЭС. Это предприятие, кстати, одним из первых в СССР поняло, как опасно зависеть от единственного заказчика. После чернобыльской катастрофы 1986 года поток госзаказов резко обмелел, пришлось искать новые сферы применения технологий.

Еще одно известное дубненское предприятие, НИИ «Атолл», разрабатывает технику для акустического мониторинга морской среды, проще говоря — для слежения за подводными лодками.

Появившийся в 90-х годах частный капитал унаследовал у города его научно-технический профиль: сегодня высокими технологиями в Дубне занимаются две сотни больших и малых компаний — четверть общего числа.

Фирма «Апатэк-Дубна», например, используя технологию, на основе которой в советское время производили сверхпрочный материал для обшивки космических кораблей, выпускает стеклопластиковые сиденья для электричек. Недавно она, впрочем, собрала более интеллектуальный продукт — первый в России мост из композитных материалов. Сверхпрочный пешеходный переход установлен над железнодорожным полотном в одном из окраинных районов Москвы. Особенность моста в том, что он оснащен датчиками, имеющими выход на компьютер, — инженеру достаточно подключить к опоре моста ноутбук, чтобы проверить, не произошло ли деформации сооружения.

А вот московская фирма Trackpore Technology использовала специалистов ОИЯИ для создания в Дубне одного из первых в России частных ускорителей. На нем бомбардируют частицами лавсановую пленку и получают фильтры с мельчайшими отверстиями для очистки крови.

Одним словом, жизнь вокруг ядерного института кипит. «СЭВ нет, Варшавского договора нет, а мы есть», — гордится главный ученый секретарь ОИЯИ Вячеслав Жабицкий. Институт смог сохранить численность сотрудников, несмотря на недостаток денег. Бюджет ОИЯИ формируют 18 стран — участниц проекта. Объем финансирования — около $40 млн — по международным меркам мизерный. Для сравнения: бюджет Швейцарского центра ядерных исследований (CERN, в ответ на который и создали ОИЯИ) в 20 раз выше. По уставу ОИЯИ не имеет права коммерческой деятельности, но сотрудникам не запрещено оказывать платные услуги (как в случае с проектом Trackpore Technology) и получать гранты. Пожалуй, за счет этого ОИЯИ и выживает.

Тем временем мэрия Дубны, которая во времена СССР не владела даже собственным помещением (здание горсовета принадлежало ОИЯИ), развернула бурную деятельность. В городе появились два новых вокзала и даже собственный университет. А в конце прошлого года с одобрения мэрии был дан старт еще более смелому начинанию — к 2013 году в Дубне должно быть закончено строительство городка программистов на 30 000 человек. Идея, по словам одного из энтузиастов проекта, гендиректора московской фирмы Luxoft Дмитрия Лощинина, проста: собрать вместе программистов из разных регионов России, чтобы проще было координировать работы по заказам западных компьютерных корпораций.

Так называемое офшорное программирование — изготовление отдельных модулей больших программ или целых программ по заказу из-за рубежа — приносит российским компаниям (Luxoft — один из лидеров этого рынка) около $500 млн в год. Очевидно, этот рынок будет расти — в Индии, к примеру, программисты выполняют работ на $13,5 млрд в год. В городок программистов за восемь лет предполагается вложить $470 млн, объем продаж расположенных в нем компаний должен вырасти с $20 млн в 2005 году до $400 млн к моменту окончания строительства.

Для проектировщиков городка местоположение Дубны, как и в 40-е годы, оказалось оптимальным: достаточно близко от Москвы, чтобы привозить иностранных инвесторов, и достаточно далеко, чтобы обитателям трудно было ездить на работу в столицу с ее более высокими зарплатами.

Новости партнеров