Повороты

Forbes отслеживает судьбу героев своих прошлых публикаций

Год спустя

Наследники Бендукидзе

В мае 2004 года Forbes написал о том, что Каха Бендукидзе, министр правительства Грузии и основной владелец «Объединенных машиностроительных заводов» (ОМЗ), приступил к распродаже своих активов. Каковы итоги? Самым большим куском собственности, сменившим владельца, оказались судостроительные заводы и предприятия по производству оборудования для нефтедобычи, входившие в ОМЗ. Forbes оценивал возможную стоимость этих активов в $90 млн. Однако реальная цена сделки составила лишь $50 млн. Именно за эту сумму семь топ-менеджеров ОМЗ выкупили подразделение «Морские и нефтегазовые проекты» (МНП — так компания называется и сегодня). Основные акционеры теперь — Михаил Косолапов и Сергей Николаев. Косолапов — президент группы МНП, непосредственно руководит компанией. А Николаев — бывший финансовый директор ОМЗ, управляет некоторыми инвестициями Бендукидзе в России. Деньги на выкуп акций были получены от продажи принадлежавших менеджменту акций ОМЗ (на $15–20 млн, по оценкам), часть средств предоставил в долг Бендукидзе, часть взяты в банке.

Приобретением новые владельцы довольны. «Я с самого начала хотел купить этот бизнес», — признается Михаил Косолапов. По его словам, объем продаж МНП составил в прошлом году $330 млн.

— Михаил Козырев

Девять месяцев спустя

Преображение

Как писал Forbes в августе 2004 года, совладельцы Межпромбанка (МПБ) Сергей Пугачев и Сергей Веремеенко решили поделить свои многочисленные промышленные и финансовые активы. (Напомним: сам банк остался за сенатором от Тывы Пугачевым.) В статье говорилось, что у аналитиков часто возникал вопрос: как МПБ сформировал гигантский по меркам российской банковской системы капитал? Возможно, этот вопрос возник и у Банка России — по крайней мере надзорный орган так и не допустил Межпромбанк в создаваемую сейчас Систему страхования вкладов (ССВ), для участия в которой необходимо соответствовать жестким нормативам. Отсутствие пропуска в ССВ закрывает банку дорогу к работе с физлицами. МПБ, впрочем, не специализируется на розничных операциях. На 1 января 2005 года банк занимал 4-е место по капиталу (26,7 млрд рублей) и лишь 119-е — по депозитам частных лиц: их в банке хранилось на 1,03 млрд рублей. И отказываться от этого миллиарда МПБ не собирался. В конце марта было объявлено о покупке МПБ «небольшого московского банка, прошедшего в ССВ», на базе которого МПБ и будет строить свою работу с вкладчиками.

По информации Forbes, у приобретения МПБ почти нет частных клиентов (депозиты на 1 января — 28,4 млн рублей), зато есть подходящее название: «Преображенский». В начале года банк занимал 371-е место по капиталу, 776-е по активам и 1071-е по прибыли. И тем не менее «Преображенский» оказался в последней группе счастливчиков, подтвердивших свое право привлекать вклады граждан.

— Наталия Орлова

Два месяца спустя

Срок давности

Ключевой вопрос сегодня на Украине: как будет перераспределяться собственность? А ключевой человек в этом вопросе — глава Фонда государственного имущества. Им, как и предсказывал Forbes, в начале апреля стала Валентина Семенюк, активистка Социалистической партии, председатель комиссии украинского парламента по приватизации. В марте, еще до своего назначения, она поделилась с нами своими взглядами: «Начиная с 2000 года приватизация в Украине проходила по телефонному праву. Ее проводили президент и его зять Пинчук». Может, 2000 год и станет «сроком давности» для украинской приватизации?

— Forbes

Новости партнеров