Частная Швейцария | Forbes.ru
$58.97
69.41
ММВБ2148.6
BRENT65.39
RTS1144.35
GOLD1244.62

Частная Швейцария

читайте также
+16 просмотров за суткиТревога и неуверенность. Исследование Ford предрекает перемены в мире +17 просмотров за суткиЭто не стоит $1 млрд: почему Apple купила Shazam так дешево +7 просмотров за суткиБизнес или творчество: почему каждый шаг к идеальному платью – это боль +623 просмотров за суткиАэрофлот признан лидирующим авиационным брендом в мире +3280 просмотров за суткиОдна вокруг света: как не погибнуть во время мятежа, найти русских на окраине континента и почему знание иностранного языка не спасает +615 просмотров за суткиНа автовокзале Нью-Йорка произошел взрыв самодельной бомбы +1017 просмотров за суткиВладимир Путин заявил о готовности восстановить авиасообщение с Египтом +914 просмотров за суткиСдали норматив. Зачем МКБ привлекал финансирование этой осенью +906 просмотров за суткиКина не будет: Александр Мамут не успевает в срок отремонтировать кинотеатр «Художественный» +551 просмотров за суткиПраздничный переполох: новогодний базар, полезные мастер-классы и новый бутик Dior в ЦУМе +2899 просмотров за суткиБизнес для чайников: о чем не должен забывать начинающий предприниматель +1026 просмотров за суткиСила доллара: какую политику выберет ставленник Трампа +1376 просмотров за суткиВойна в ретейле. Миллионер Костыгин пригрозил партнеру по «Юлмарту» банкротством +2191 просмотров за суткиМышление ларечника: почему нужно выходить на зарубежные рынки +2534 просмотров за суткиМиллиардер Рональд Перельман рассказал, как обогнать конкурентов +3299 просмотров за суткиБитва на Пресне: экс-глава ВЭБа судится с Олегом Дерипаской из-за Трехгорной мануфактуры +1402 просмотров за суткиПутин заявил о выводе российских войск из Сирии +881 просмотров за суткиКод столетия: эволюция дресс-кода деловой женщины. 1975–2017 годы +626 просмотров за суткиЗажгли звезды: 17 ресторанов Бангкока вошли в гид Michelin +550 просмотров за суткиСтруктура «Ростеха» оспаривает в суде санкции ЕС из-за крымских турбин +6193 просмотров за суткиКриптовалютная лихорадка. Фьючерсы на биткоин взлетели на 25% в первый день торгов

Частная Швейцария

Многим банкам в Женеве и Цюрихе не одна сотня лет. Что изменилось в них за короткую эпоху глобализации?

Сначала в швейцарских банках по требованию Генпрокуратуры РФ заморозили счета акционеров ЮКОСа. Затем в кантоне Цуг взяли под стражу бывшего главу Минатома Евгения Адамова, у дочери которого незадолго до этого вроде бы заблокировали банковский счет. Для осторожных российских клиентов это плохой сигнал. Неужели знаменитые швейцарские банки перестали служить образцом надежности?

Не совсем. Швейцарцы по-прежнему строжайше блюдут тайну клиента и не сообщают сведения о его деньгах налоговым и правоохранительным органам других стран. Предоставить информацию о счетах или позволить арестовать их швейцарский банк может только по решению швейцарского же суда, убедить который в необходимости такой меры не так-то просто. В случае с теми же акционерами ЮКОСа счета оставались заблокированными совсем недолго — до первой апелляции. Согласно местным законам неуплата налогов за пределами Швейцарии не считается уголовным преступлением.

Принятые в 2001 году новые правила Международной организации по борьбе с отмыванием денег (FATF), членом которой является Швейцария, урезали права клиентов швейцарских банков на приватность. Чтобы соответствовать требованиям FATF по борьбе с финансированием терроризма, швейцарцы вынуждены были установить более строгие процедуры контроля над финансовыми операциями. Например, каждая проводка свыше $10 000 должна быть теперь одобрена специальным контрольным отделом (compliance department) банка. В него стекается вся конфиденциальная информация о клиентах. В результате о финансовых операциях знает сразу несколько человек, не связанных непосредственно с обслуживанием клиента. Чисто теоретически вероятность утечки информации повышается. Не говоря уже о том, что контрольный отдел банка может просто отменить проводку без объяснения клиенту причин или даже потребовать от него немедленно закрыть свой счет в банке и забрать деньги.

«Рано или поздно швейцарские банки будут вынуждены подчиниться законам Евросоюза и отказаться от банковской тайны в ее нынешнем виде. Это вопрос времени», — говорит швейцарский банкир, предварительно попросив меня выключить диктофон. Но что для швейцарских банков «вопрос времени», если некоторые из них существуют по 200 и более лет?

Не все банки одинаковы. Банковский мир Швейцарии очень разнообразный. Здесь есть обычные коммерческие банки, работающие с населением, — как местные, так и международные. Есть торговые банки, обслуживающие корпоративных клиентов. И есть банки, предлагающие услуги доверительного управления состоятельным клиентам. Эти последние тоже можно разделить на несколько групп.

Первая категория — частные отделения крупнейших международных банков: Credit Suisse (Clariden), UBS (Union de Banques Suisses), BNP-Paribas, ING. Для богатого частного клиента они, возможно, не лучший выбор. Акции таких банков обращаются на бирже, и они заинтересованы прежде всего показать своим акционерам большие доходы, а потому стремятся увеличить продажи собственных финансовых продуктов. Банк продаст вам паи в своем инвестиционном фонде, в то время как на рынке можно найти аналогичные фонды, работающие более эффективно.

Взаимоотношения с клиентом не всегда на высоте. Безусловно, вам окажут максимум внимания, но менеджеры в транснациональных банках часто меняются (идут на повышение, переводятся в другую страну или уходят с работы), и клиенту каждый раз приходится объяснять финансовую ситуацию новому сотруднику, что неудобно.

Тем не менее международные банки можно смело порекомендовать инвесторам с относительно небольшими размерами капиталов — до $1 млн. Через банки Credit Suisse и UBS розничные клиенты могут вложить деньги в фонды с высоким минимальным объемом инвестиций или создать собственный инвестиционный портфель. Когда-то такие услуги были привилегией держателей многомиллионных счетов в подлинно частных швейцарских банках.

Это и есть вторая категория  — традиционные финансовые дома: Pictet & Cie, Wegelin & Co, Mirabaud & Co и некоторые другие.

Центральный офис Pictet & Cie на бульваре Georges-Favon в Женеве скорее напоминает здание роскошного отеля, чем банка. За огромными стеклянными дверями вас встретит швейцар и вежливо поинтересуется целью визита. После этого вас проводят к личному менеджеру, если таковой уже имеется, или пригласят для ознакомительной встречи с представителем банка. Пятиэтажный особняк роскошно обставлен. В коридорах — пасторальные пейзажи в дорогих рамах. Переговорные оформлены как апартаменты преуспевающего буржуа позапрошлого века. На полках стоят антикварные тома «Естественной истории» Бюффона — ровесники банка, основанного в 1805 году. Предмет особой гордости — «корпоративная столовая». Это кабинеты на пятом этаже, где особо важные клиенты могут отобедать с управляющими партнерами у одного из лучших шеф-поваров Швейцарии.

Подобные банки существуют по 150 и более лет и управляются как семейный бизнес. Юридически они являются полными партнерствами (партнеры — члены семьи), то есть управляющие отвечают по обязательствам банка всем своим и семейным имуществом. «Это лучшая гарантия качества. Мы никогда не купим для клиента финансовый продукт, который не купили бы для себя», — объясняет в интервью Forbes Иван Пикте, один из девяти совладельцев Pictet & Cie. Высокая степень личной ответственности подкупает. Под управлением Ивана Пикте и его партнеров сегодня более $185 млрд, половина из них — деньги частных инвесторов. Другую часть денег ему доверили международные пенсионные фонды и страховые компании.

Частные банки хорошо подходят для управления семейными капиталами, которые передаются из поколения в поколение. Банкиры помогают распределить собственность между членами семьи, сократить налоги, оформить наследство. Для состоятельных клиентов такие банки становятся практически родными: они присматривают за детьми в иностранной школе или колледже, помогают снять апартаменты в Ницце или купить ранчо в Бразилии, дают консультации по коллекционированию предметов искусства.

Но такое отношение дорого стоит — в прямом смысле. Стандартный размер счета в банке Pictet обычно превышает $8 млн, а высокие комиссии и консервативный стиль управления активами (который часто выбирают русские) могут привести к тому, что капиталы клиентов не прирастают, а наоборот, со временем уменьшаются (с учетом инфляции и изменения валютных курсов). К тому же семейные банки предельно осторожны в привлечении новых клиентов. Чтобы не оказаться втянутым в скандал с криминальными деньгами, Иван Пикте стремится ограничить круг потенциальных клиентов из России. «Мы больше заинтересованы в российских предпринимателях, которые добились успеха самостоятельно после 1998 года», — говорит он. Сегодня на обслуживании в Pictet не более 40 россиян.

Третья категория — новые частные банки. Они появились в Швейцарии во второй половине XX века, не так консервативны, как их «старшие коллеги», и больше ориентированы на доходность инвестиций. Они похожи на классические компании по управлению активами: совмещают степенность швейцарского общения с клиентами и агрессивность англо-американского стиля управления капиталом. На этой философии выросло целое поколение новых финансовых учреждений — таких как Syz & Co или UBP (Union Bancaire Privee). К этой же группе можно отнести и банк Julius Baer, основанный в 1890 году. Они управляют собственными фондами, а также покупают доли в других фондах, которые, по их мнению, являются лучшими в своей отрасли. Под управлением группы Syz, например, более $10 млрд, вложенных в 17 традиционных и 7 хеджевых фондов.

Комиссии таких банков сопоставимы с платой за обслуживание в старых семейных финансовых институтах, однако доходность управления активами может быть выше. Банк Syz & Co, например, установил для большинства своих клиентов комиссию в 0,5% от размера активов под управлением и 45% — от дохода на капитал, полученный сверх заранее оговоренного минимума. Стартовый размер инвестиций — от $1 млн. Средний размер счета российских клиентов — около $5 млн. Аналогичные цифры называют и в UBP.

И наконец четвертую группу швейцарских частных финансовых учреждений представляют не совсем банки (в них нельзя открыть депозит), а так называемые независимые управляющие. Примеры: Octogone и Dynagest. Эти компании намеренно отказались от управления собственными фондами, чтобы не иметь конфликта интересов (желания продавать клиентам в первую очередь доли в собственных фондах). Они отбирают лучшие, с их точки зрения, фонды — обычные и хеджевые — и инвестируют в них деньги своих клиентов.

Среди клиентов таких финансовых структур в основном институциональные инвесторы (пенсионные фонды и страховые компании) и личные управляющие богатых людей. Минимальный размер счета — $1 млн. Работа с независимыми управляющими не для новичков: клиент должен сам решить, куда инвестировать свои средства, а для этого необходимы соответствующие финансовая квалификация и опыт. Из-за того, что посредничество независимых управляющих минимально, комиссии здесь ниже, чем у обычных банков. Как правило, они составляют десятые доли процента от объема инвестиций.

В банк какой из четырех категорий обратиться? Для людей с очень большими состояниями самое правильное — диверсификация. «Если у вас есть $30–50 млн, я посоветовал бы вам отнести их в два-три различных банка, — говорит Эрик Сиз, руководитель и совладелец банка Syz & Co. — Но, пожалуйста, не относите деньги в банки, которые будут делать примерно одно и то же, например, к нам и в Julius Baer, потому что это не диверсификация». Если у вас не более $2–3 млн, о диверсификации не стоит думать. Придется выбрать какой-то один банк. Чтобы не возникло недоразумений, хорошо объясните своему банкиру, чего же вы, собственно, хотите от управления вашими деньгами: надежности или доходности.

Правь, Швейцария. Управление капиталами — главный конек швейцарских банков (помимо надежности). Несмотря ни на что, Швейцария по-прежнему остается мировым лидером по размеру находящихся под ее управлением денег нерезидентов. При этом 46% всех привлеченных активов — это деньги институциональных инвесторов: швейцарских и международных  пенсионных фондов, а также страховых компаний. По мнению Стива Бернара, директора Женевской финансовой ассоциации, это лучшее доказательство высокого качества управления. Ведь институциональные инвесторы выбирают банки не по соображениям секретности, а на основе анализа доходности их работы и размера комиссий. (При выборе швейцарского банка имеет смысл обратить внимание на долю институциональных инвесторов в объеме активов. Чем она выше — тем лучше.)

Высокое качество управления по-швейцарски означает не большую доходность, а, скорее, стабильный процент прироста капитала. Например, десять лучших сбалансированных фондов акций и облигаций европейских компаний под управлением швейцарских банков заработали с января прошлого года от 5,6% (банк Lombard Odier Darier Hentsch) до 13% (Julius Baer). «Мы не соревнуемся с фондовыми индексами, наша главная задача — не потерять деньги», — говорит Эрик Сиз. Один из фондов группы Syz & Co был признан авторитетным агентством Lipper лучшим европейским фондом смешанных инвестиций по результатам доходности за 5 лет.

В конечном счете доходность инвестиций — это вопрос выбора клиента. Банки представляют разные инвестиционные стратегии — от самых консервативных до наиболее рисковых и доходных. Российские клиенты швейцарских банков выбирают в основном именно консервативные варианты. «Правило такое: если риски домашнего бизнеса высоки, то человек выбирает более консервативный фонд за рубежом; если домашние рынки стабильны и малоприбыльны, инвесторы ищут большей доходности», — говорит Хансруди Хубер, управляющий директор банка UBP, крупнейшего в Швейцарии по размеру балансовых активов.

По мнению швейцарских банкиров, российские клиенты пока очень непритязательны в выборе финансовых инструментов — они еще не привыкли пользоваться всем спектром услуг, которые предоставляют частные банки. По словам Ивана Пикте, «единственное желание большинства русских до настоящего времени — просто держать деньги за границей».

Никаких особых требований к клиентам из России швейцарские банки не предъявляют. Главное — они должны убедиться, что богатство имеет легальное происхождение. Под этим обычно понимается, что оно не связано с торговлей наркотиками, незаконным оборотом оружия и коррупцией.

Однако напуганные большим числом вопросов и проверяющих, богатые русские нередко переводят свои деньги на частное обслуживание в Сингапур или в Гонконг. Эти азиатские страны в последние годы активно конкурируют со Швейцарией за привлечение частных капиталов в доверительное управление. Там, кстати, есть и отделения нескольких известных швейцарских банков. Хотя поменять близкую Швейцарию на такой далекий Гонконг, конечно, решится не каждый.    

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться