Бумажные миллионеры

Этим людям не нужно ходить на работу, летать в командировки, нанимать и увольнять сотрудников. Они обеспечили себе безбедную жизнь, кликая мышкой компьютера

Андрею Гальперину позавидует, наверное, любой офисный работник. В субботу 14 января он с женой вернулся с очередного дайвинг-сафари. Они прошли на яхте от острова Бали до острова Комодо. Торги на российском фондовом рынке продолжались уже неделю, акции быстро росли в цене, но Андрей предпочитал отдыхать. В понедельник, 16 января, проснувшись в полдень, он умылся, надел халат и спустился в гостиную своего подмосковного дома. За завтраком посмотрел новости РБК-ТВ, с чашкой кофе и сигаретой поднялся в кабинет, включил компьютер и запустил «Альфа-директ» — программу, позволяющую торговать акциями в удаленном режиме. Порадовался росту привилегированных акций («префов») Сбербанка. Они стоили уже на 35% больше, чем в конце прошлого года. Это была единственная бумага из разряда «голубых фишек», которую Гальперин оставил в своем портфеле перед отъездом в Индонезию.

Еще весной 2002 года Гальперин «вышел на пенсию» и возвращаться на работу не собирается. Пенсию 45-летнему мужчине, конечно, никто не платит — его кормит фондовый рынок, на котором Андрей работает теперь исключительно на себя. Много ли в России таких, как он? Чтобы не зависеть от зарплаты, вовсе необязательно быть долларовым миллионером. Усредненная доходность фондов акций, инвестирующих в российские активы больше 10 лет, составляет около 30% годовых. И это — несмотря даже на кризис 1998 года. Теоретически, вложив $400‑000 в паевые фонды, можно получать $120‑000 в год или $10 000 в месяц — вполне солидный доход. Но это в среднем и в теории. Рассчитывать на определенную доходность на фондовом рынке нельзя: в прошлом году он вырос на 85%, а в 2004-м — всего на 8%.

Самостоятельно, без посредничества ПИФов, с акциями работают немногие. На конец прошлого года на фондовой бирже ММВБ было открыто около 107‑500 счетов физических лиц. Но это не означает, что в стране столько успешных инвесторов или биржевых игроков. Часто люди, потеряв начальный капитал, не закрывают счет в надежде подкопить денег и вернуться на биржу. По наблюдению брокеров, многие из самоучек долгое время остаются на рынке, работая «в ноль».

По данным компании «Брокеркредитсервис» (БКС), лидера розничного рынка брокерских услуг, из «частников», выходящих на фондовый рынок, выживает лишь треть. «Выживают» в терминологии биржевиков — значит торгуют более года. Успешно или нет — это уже второй вопрос. Обычно «частники» торгуют через интернет. Брокеры, предоставляющие им такую возможность, организуют для клиентов «курсы молодого бойца». В БКС утверждают, что курсы помогают намного улучшить статистику новичков: «выживают» 70% обученных — они и получают шанс поймать удачу.

Суммы, которыми оперируют трейдеры-одиночки, в последнее время сильно выросли, отмечает Евгений Старцев, директор департамента внебиржевых операций БКС. В категорию VIP-клиентов, которые имеют возможность торговать не только через интернет, но и «с голоса», в БКС можно сегодня попасть с суммой не менее $300‑000. Все больше приходит клиентов, имеющих по нескольку миллионов долларов.

Откуда они берутся? Среди новичков много бывших нефтетрейдеров, торговцев металлами, владельцев небольших банков или компаний, продавших свой бизнес крупным конкурентам. Банковские проценты невелики, и вчерашние бизнесмены идут на фондовый рынок. Они сначала присматриваются, вкладывают не все накопления, прислушиваются к рекомендациям консультантов. А потом разгорается аппетит, и новичок начинает работать самостоятельно. Бывает, рассказывает Старцев, клиенты переводят все свои средства с депозитов на фондовый рынок. По уму этого делать нельзя, однако как устоять перед соблазном?

Но то новички. Те же, кто пережил на рынке 1998 год, куда осторожнее. «Вложив в 1996-м около $30 000, за два года я почти утроил капитал. Потом прошел всеми наличными средствами через август 1998-го, — вспоминает частный трейдер Константин Копыркин. — Вырвался из этого кошмара с начальными тридцатью тысячами, перекрестился и сел за учебник». И лишь спустя три-четыре года Константин, по его признанию, решил, что более или менее разбирается в этом деле.

Андрей Гальперин работает на российском фондовом рынке с момента его рождения. Он убежден, что вкладывать в акции более 30% личных средств — уже серьезный риск. Гальперин начал работать на рынке в инвестиционной компании «Грант». В 1996 году ее купил австрийский банк Creditanstalt. После кризиса австрийцы ушли из России. К тому времени Гальперин занимал в компании одну из ведущих позиций — директора по работе с российскими клиентами. Вскоре его пригласили управляющим директором в инвестиционную компанию «Проспект». Отсюда он в 2002 году и «вышел на пенсию».

Теперь Андрей может позволить себе жить спокойно и с удовольствием. Круглый год с его лица не сходит загар. Он стал профессиональным дайвером, получив все возможные сертификаты профессиональной ассоциации аквалангистов PADI. За его плечами 160 погружений. Он видел редкую китовую акулу в Красном море, нырял вместе с котиками и пятиметровыми мантами на Галапагосских островах, кормил акул на Фиджи и доставал со дна Баренцева моря огромных крабов.

В портфеле Гальперина обычно не больше 10 самых перспективных с его точки зрения бумаг. При их выборе Андрей опирается на фундаментальный анализ: читает рекомендации аналитиков, отчеты компаний, советуется с бывшими коллегами. Кроме «голубых фишек», Гальперин покупает и акции компаний второго эшелона. Эти акции он держит долго, но больше двух лет пока никакими бумагами не владел. Дольше всего продержался в его портфеле СУАЛ. Теперь любимая «бумажка» Андрея — акции «Уралкалия», купленные полтора года назад по $0,28. С тех пор их цена выросла в 5,5 раза ($1,53 на 26 января). В прошлом году ему удалось хорошо заработать на акциях ЛУКОЙЛа, ТНК, «Транснефти». В конце года купил «Норильский никель», чтобы получить акции отделяющейся от холдинга золотодобывающей компании «Полюс». Акции еще должны пройти регистрацию и начнут торговаться не раньше марта, но рынок оценил «Полюс Золото» почти в $6 млрд (на ее акции продают форварды). Прибыль Гальперина от этой операции сейчас можно оценить в 33%.

[pagebreak]

Сколько ему удалось заработать за прошлый год? Как и большинство «частников», Андрей об этом не рассказывает, говорит, что не любит хвастаться. На жизнь ему явно хватает.

Для профессионального игрока такой вариант «выхода на пенсию» в России редкость. Не редкость обратное, когда инвестиционная компания замечает успешного «частника» и берет его на работу, доверяя деньги клиентов. Характерный пример — Михаил Королюк, широко известный в сообществе биржевых игроков, создатель одного из первых посвященных трейдингу сайтов «Мойша онлайн» (в профессиональных интернет-конференциях Королюк до сих пор подписывается как Moysha). Трейдингом бывший военный врач, подполковник, увлекся в 1990-х. «Я стал профессиональным трейдером через шесть лет очень плотной работы и саморазвития», — объясняет Королюк. С недавнего времени бывший «частник» работает главным трейдером департамента доверительного управления Юниаструм Банка, где руководит «семейством» из 50 инвестиционных фондов, зачастую довольно экзотических: от фонда акций Южной Кореи до фонда, инвестирующего в облигации развивающихся стран. Частный трейдер — это всего лишь стадия развития, причем начальная, убежден Королюк.

К Андрею Гальперину до сих пор обращаются с предложениями создать фонд, но он всем отказывает: со своими деньгами работать спокойнее. «Создать фонд на $100 млн вполне реально. Найдутся люди, которые и больше денег принесут, но за них же придется отвечать, — объясняет он. — Я десять лет управлял чужими деньгами, потерял много нервов, больше не хочу».

Успехи Гальперина на рынке объяснимы: он профессионал. Но потрясающих результатов иногда добиваются и те, кто не заканчивал курсы Минфина, не получал аттестатов ФКЦБ и ФСФР и не работал в иностранных инвесткомпаниях.

Сорокалетний Дмитрий Болотов из Воронежа — инженер-строитель. Он оставил свою профессию с появлением в России первых ценных бумаг — ваучеров. «Какая бы ни была родина, но ее кусочек стоит больше, чем бутылка водки», — решил Дмитрий. Сбережений у него было $500, и на все он купил ваучеры у менее сообразительных воронежцев. Хватило на сотню бумаг — с ними Болотов пошел на чековые аукционы. Больше половины ваучеров он отдал в 1994 году за акции «Газпрома». В Воронеже на один ваучер давали 1400 акций газовой монополии. Сегодня эти 1400 акций стоят $11 200. «Я как раз тот человек, про которого Чубайс рассказывал. Получил на свой ваучер две «Волги», правда, подержанные», — шутит Дмитрий. Оставшиеся ваучеры он вложил в десятки других предприятий. В портфеле были акции «Сахалинлеспрома» и «Усольхимпрома», но в основном Болотов покупал бумаги воронежских предприятий — «Воронежэнерго», Воронежского акционерного самолетостроительного общества (ВАСО) и «Воронежсинтезкаучука». Неудачными оказались лишь вложения в акции экскаваторного и шинного заводов, которые разорились. Болотов всегда работал на рынке самостоятельно, но столичные брокеры иногда заказывали ему скупку акций предприятий в Воронежской области. Это позволяло неплохо заработать и воспользоваться новыми идеями.

Свой портфель Дмитрий называет «пенсионным фондом», его сегодняшняя оценка — $4 млн. Акции «Газпрома» по-прежнему составляют больше половины (70%), их у Болотова и его жены теперь около 350‑000.

Сам Дмитрий утверждает, что никогда не пересчитывает свои активы в деньгах. Не сделал он этого и во время кризиса 1998 года. Рынок рушился на глазах, но Болотов не запаниковал, ничего не продал, а, наоборот, поехал в Москву и на последние деньги купил 90‑000 акций «Газпрома» по 12 центов за штуку. Сейчас акция газового монополиста стоит $8.

Он и по сей день редко продает что-то из своего портфеля, 10 сделок в год для него — максимум. Правда, с появлением торговли акциями через интернет Дмитрий попробовал себя в роли дейтрейдера — спекулянта, играющего на изменении цены бумаг в течение дня. Суеты было много, а толку мало, вспоминает он и теперь старается покупать акции надолго — главное, чтобы они были, с его точки зрения, недооценены рынком. Но риск ему не чужд: летом прошлого года он купил 50 000 акций ЮКОСа по 50 центов. В середине января они стоили уже $2 — прибыль 300%. «ЮКОС, конечно, рискованный актив, но интересный. В любом случае у компании есть какая-то остаточная стоимость», — рассуждает Дмитрий.

В последнее время Болотов полюбил привилегированные акции — они приносят дивиденды, на которые и живет его семья. И не только живет, но и несколько раз в год отдыхает где-нибудь на Мальдивах или на Бора-Бора. Только на «префы» «Воронежэнерго» он в 2005 году получил 1,5 млн рублей дивидендов. «Это больше суммы, которую я потратил на их покупку», — говорит Дмитрий. «Газпром» тоже платит дивиденды — в прошлом году 1,19 рубля на акцию. В портфеле есть и «префы» Сбербанка — Дмитрий купил их в конце 2002 года по 64 рубля, а сегодня они стоят почти 800 рублей.

Как ему удается угадывать акции? Воронежский инвестор никому, кроме себя, не верит, сам анализирует деятельность компаний и покупает только тогда, когда можно купить дешево. Дома не работает: купил в соседнем подъезде еще одну квартиру и ходит туда как на службу. Он смотрит новости РБК-ТВ, читает журнал «Эксперт» и недолюбливает аналитиков инвестиционных компаний: «Они советуют, как заработать деньги, но почему-то сами ничего не зарабатывают». Для Болотова авторитет — популярный американский автор Роберт Кийосаки, гуру, убеждающий свою многомиллионную читательскую аудиторию в том, что абсолютно любой человек способен за 10 лет стать миллионером. Профессионалы над его книгами посмеиваются, а вот Болотов руководствуется его идеями, и не без успеха. Кийосаки учит, что инвесторам на рынке жить куда спокойнее, чем спекулянтам. Но спекулянтам иногда не приходится ждать 10 лет, чтобы заработать миллион.

[pagebreak]

Москвич Дмитрий Павлов стал долларовым миллионером молниеносно: за прошлый год его 15 млн рублей превратились в 80 млн рублей. Свои 430% годовых он заработал на спекулятивной игре с «голубыми фишками». Победа досталась дорогой ценой: он порой торговал с десятикратным плечом (ситуация, когда за счет кредита, полученного от брокера, игрок оперирует в 11 раз большей суммой, чем располагает сам). Такая торговля — попытка пройти по лезвию бритвы. У 37-летнего Павлова доходило до сердечных приступов.

Дмитрий, по его словам, работает 24 часа в сутки: «Мне то Чубайс снится со своим РАО, то Алекперов с месторождениями. В полвторого ночи я жду новостей EuroNews — нужно посмотреть, что в Европе творится». Интернет, как известно, может «подтормаживать». Поэтому Павлов снял себе небольшой офис в одном доме со своим брокером, компанией «Алор-инвест», и подключился к его локальной сети. В 2005-м объем биржевых сделок Павлова превысил 20 млрд рублей. Половина этого объема пришлась на его второго брокера — БКС.

Нужно побольше отдыхать, уговаривает себя Павлов. На Новый год он уехал в Таиланд. Поездка заканчивалась 15 января, а рынок в Москве открылся 10-го. Андрей Гальперин еще любовался океаном с борта яхты, а Павлов 11 января через карманный компьютер уже покупал акции Сбербанка на 41 млн рублей (половина суммы, заработанной им в прошлом году). Он продал пакет 14 января за 48 млн рублей и, довольный, полетел в Москву: за три дня он заработал $250‑000.

Карьеру фондового спекулянта Павлов начинал совсем с другими результатами. По образованию Дмитрий юрист. Он пришел на фондовый рынок в 2000 году, сразу после появления интернет-трейдинга, одним из первых открыл частный счет в «Алор-инвесте». Внес 30 000 рублей, поработал две недели, понял, что этой суммы мало, взял взаймы 1 млн рублей. А дальше все пошло по обычной для новичков схеме. Получил первую прибыль (10%), обрадовался, осмелел и — все потерял. С кредиторами Дмитрий рассчитался (тогда у него еще был свой бизнес — юридические услуги и торговля). Но денег для игры на рынке не осталось.

Вынужденный перерыв пошел на пользу — Павлов самостоятельно начал изучать технический анализ. Попытался разобраться и в фундаментальном анализе, но решил, что при той скудной отчетности, которую предоставляют инвесторам российские компании, анализировать их бизнес невозможно. Начал искать стратегии, которые можно применить к российскому рынку, а заодно подробно изучил историю американского фондового рынка начиная с 1925 года.

Вновь Дмитрий вступил в игру в 2003 году с 15 млн рублей, из которых 40% были заемные. Закончил год с нулевой доходностью, в 2004 году заработал 25%. К началу 2005-го он вернул долг и за этот год — один из самых удачных в истории российского фондового рынка — получил те самые 430%.

С таким напряжением нельзя работать долго, да и такие взлеты, как в 2005-м, бывают на рынке редко. Павлов говорит, что в 2006 году будет действовать спокойнее — часть заработанного положит на депозиты в Сбербанке и Ситибанке. Если будет торговать с плечом — то только дву- или трехкратным. Да и вообще его мечта — сформировать долгосрочный портфель и превратиться из спекулянта в инвестора.

Но пока рынок растет как на дрожжах, Дмитрий не готов отказаться от своего «наркотика»: «Ты испытываешь щенячий восторг, когда акция движется в том направлении, которое ты наметил».

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться