03.04.2006 00:00

Растратчики

В России много денег. Это уже настолько очевидно, что не нужна статистика Центробанка. Деньги текут на рынок акций, на покупку квартир и предметов роскоши. Но не идут на инвестиции. Формально все неплохо: за прошлый год инвестиции в основной капитал выросли более чем на 10%. Но это формально и в целом. Если перейти к конкретным примерам, выяснится следующее.

За последние 5–10 лет российские бизнесмены накопили десятки миллиардов долларов в виде полученной прибыли и дивидендов. Они с удовольствием тратят их на себя. Они могут также инвестировать их в акции или фонды, хотя чаще деньги лежат на счетах в иностранных банках, теряя 1–2% в год из-за инфляции. Небольшие суммы идут на быстро окупаемые проекты: строительство офисного центра или открытие ресторана. Но накопленные миллиарды не спешат включиться в действительно масштабные стройки.

Поставьте себя на место владельца большой компании. Он несколько лет бился за контроль над предприятием, «решая вопросы» в судах, у губернаторов или даже в Кремле. Теперь он вроде бы полновластный хозяин комбината, порта, рудника, завода. И он прекрасно знает, что им требуется модернизация; возможно, он даже боится входить в ветхие свои цеха — того и гляди рухнут перекрытия или рванет что-нибудь. Но готов ли он выложить $100–200 млн, чтобы перестроить свой завод? Нет.

Вместо этого он выберет одну из трех стратегий. Первая, пагубная: путем административного давления он попытается создать на рынке такие условия, чтобы продукция, произведенная на устаревшем оборудовании, продолжала пользоваться спросом. Вторая: он привлечет крупный кредит от зарубежного банка. Третий путь — продаст акции портфельным или стратегическим инвесторам.

Стратегия №3, а особенно №2, все чаще срабатывает. В отличие от основных владельцев компаний иностранные банки и мелкие инвесторы готовы рискнуть. Государственные деньги тоже ищут применения. Внешторгбанк, например, за год увеличил размер кредитов, выданных предприятиям и организациям, на 47%, в то время как в целом по банковской системе этот показатель вырос на 31% (см. статью Дениса Черкасова на стр. 78).

Получается парадокс: национальный частный капитал не верит в будущее российской экономики, а иностранные и государственные банки — верят. Это отчасти объясняет, почему на потребительском рынке так много денег: их легче потратить, чем создать новые средства производства, легче поднять цену на старую продукцию, чем увеличить выпуск новой, более дешевой. Так раскручивается инфляция. Еще одна причина роста цен, о которой чиновники предпочитают не говорить, — коррупция. Миллиарды, потраченные бизнесменами на взятки, уж точно не вернутся в экономику в виде инвестиций; это чистое топливо для разогрева инфляции. Подробнее о взятках и взяточниках читайте в статье Игоря Попова на стр. 62.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться