Растущий организм | Forbes.ru
$58.94
69.38
ММВБ2148.6
BRENT64.69
RTS1144.35
GOLD1242.77

Растущий организм

читайте также
Сдали норматив. Зачем МКБ привлекал финансирование этой осенью +16 просмотров за суткиЭволюция кредиток. Как изменится рынок кредитных карт в ближайшем будущем +1 просмотров за суткиЗдоровая самооценка. Зачем ЦБ позволил банкам самим определять свои риски +1 просмотров за суткиПрофиль заемщика. Как поведение в социальных сетях может снизить ставку по кредиту Жилье под вопросом. Подорожает ли ипотека из-за новых требований ЦБ Банки накопили рекордный объем свободных денег. Подешевеют ли кредиты? +4 просмотров за суткиЖурнал об успехе и для успешных людей. 15 миллиардеров поздравили Forbes со 100-летием +4 просмотров за суткиБизнес нового поколения лидеров. Как ускорить рост стартапов в России +6 просмотров за суткиЖесткая просадка. Акции банка ВТБ упали до минимальной отметки за три года Ва-банк: изучен гендерный состав правлений в российском банковском секторе +3 просмотров за суткиБез блокчейна и Big Data. Банк «ФК Открытие» покинули ключевые специалисты по инновациям +1 просмотров за сутки«Вызов для меня сам по себе является мотивацией». Forbes сыграл в Го с председателем ВЭБа Кризис не отпускает. Российские банки чаще рефинансируют старые кредиты, чем выдают новые +17 просмотров за суткиКража со взломом. Как защитить банковскую карту от мошенников нового типа +5 просмотров за суткиЦБ страшнее: банкиры боятся роста доли госучастия на рынке больше западных санкций +3 просмотров за суткиВслед за «Совестью» и «Халвой». Что будет с картами беспроцентной рассрочки +12 просмотров за суткиЦБ с косой: почему банковская система возвращается в СССР +1 просмотров за сутки Секрет подарка. Что покупают себе россияне на подарочные карты +10 просмотров за суткиСекреты миллиардеров. Зачем Олег Бойко по ночам включает диктофон Гид по скидкам: в каких банках малый бизнес может сэкономить на обслуживании Пожертвовать анонимностью: как выиграть в гонке за цифровые монеты
#банки 03.04.2006 00:00

Растущий организм

За 14 лет Игорь Ким построил крупнейший за Уралом розничный банк. Но банкиру этого мало

Игоря Кима не застанешь на месте. Один его банк расположен в Новосибирске, другой — в Екатеринбурге, третий — на Дальнем Востоке. Еще два банка из коллекции Кима работают в Москве. Раньше у него был проект в Казахстане. Сейчас — в Латвии. На встречу с иностранными инвесторами приходится летать в Европу. Интервью Forbes Ким дает в недорогом ресторане узбекской кухни в торгово-развлекательном центре «Мега Химки». Он заехал сюда из аэропорта «Шереметьево» буквально на пару часов — только что прилетел из Лондона, до вылета в Новосибирск еще оставалось время.

Зачем Киму так много банков? Финансы — основа его бизнеса. Ким, которому в январе исполнилось 40, начал заниматься банковским делом на заре 1990-х. Тогда зарабатывать на гиперинфляции и стремительном росте курса доллара хотели многие; чтобы создать банк, достаточно было 100 млн рублей ($100‑000 летом 1993 года) — минимальный уставный капитал до 1‑марта 1994-го. Однако в отличие от многих банкиров того времени, быстро потерявших интерес к финансам, Ким уже 14 лет упорно идет по выбранному пути. Сейчас ему с партнерами принадлежат Сибакадембанк, Уралвнешторгбанк, Дальвнешторгбанк и еще пара кредитных организаций. Общие активы этой банковской группы составляют $1,8 млрд. «Мы могли где-то проиграть тактически, но стратегически не проиграли ни разу», — окидывает Ким взглядом историю своего бизнеса.

Родился Ким в Казахстане, а через два года его семья переселилась на Дальний Восток. В 15 лет талантливый юноша оказался в физико-математической школе-интернате при Новосибирском университете. В 1990-м он окончил факультет экономической кибернетики. Еще студентом Ким создал стройотряд, на базе которого довольно быстро возник один из первых в Новосибирске кооперативов. Дальше бизнес развивался по канонам того времени — на смену производственному кооперативу пришла товарно-сырьевая биржа, в 1992-м Ким решил создать банк. Назвал его «Лига», привлек в соучредители местный завод, подготовил документы и отправил на регистрацию в ЦБ. Однако начальник местного ГУ ЦБ отказался их подписать. «Студентам» лицензии не выдают», — отрезал он при личной встрече.

Впрочем, мечта Кима все же сбылась: в том же 1992-м он стал одним из учредителей Русского народного банка (РНБ), а чуть позже возглавил его. В 1993 году ЦБ повысил планку минимального капитала. Среди учредителей РНБ, кроме Кима, других желающих внести деньги не оказалось — так он стал владельцем своего первого банка.

Через несколько лет, когда инфляция успокоилась, банковский бизнес перешел от спекуляций к обслуживанию крупных клиентов. РНБ повезло — счета в банке открыла в 1995-м Новосибирская железная дорога. Ее начальника Владимира Старостенко Ким знал еще с тех пор, когда бегал по крупным предприятиям региона с целью привлечь их на свою биржу. Позже Старостенко возглавил объединенные новосибирское и кемеровское отделения Северо-Западной железной дороги. Местные железнодорожники, кстати, до сих пор получают зарплату на карточки, выпущенные банком Кима — «Сибакадемом».

Этот банк подвернулся предпринимателю в 1996-м. «Сибакадем» обслуживал институты Сибирского отделения РАН и испытывал тогда большие трудности. РНБ вызвался помочь, отец-основатель «Сибакадема», известный академик, председатель СО РАН Валентин Коптюг, не возражал. Ведь он в конце 1970-х был ректором Новосибирского университета, который закончил и Ким, и два его партнера, Александр Таранов и Андрей Бекарев.

Ким с партнерами получили 50% в Сибакадембанке. Они надеялись справиться с проблемами и присоединить к «Сибакадему» свой РНБ. Но это оказалось не так просто. Таранов приступил к исполнению обязанностей гендиректора Сибакадембанка 27‑декабря 1996 года, а 10 января 1997-го умер Коптюг. Казалось, банку теперь не жить, ведь весь его бизнес держался исключительно на авторитете именитого академика. Институты перевели свои валютные счета в Токобанк, а в‑«Сибакадеме» оставили лишь бюджетное финансирование. Однако Сибакадембанк выжил — его вытащили за счет ресурсов РНБ, к концу 1997 года он уже имел положительный капитал и партнеры получили возможность реализовать свой план. Слияние банков успели завершить за несколько дней до финансового кризиса 1998 года.

Сам кризис, подкосивший большинство крупных российских банков, пошел «Сибакадему» только на пользу. Из ценных бумаг тот успел купить лишь небольшой пакет муниципальных облигаций, а клиентов-импортеров, в одночасье потерявших бизнес, у него практически не было. Так получилось, что клиенты рухнувших банков стали переходить к нему на обслуживание.

К началу 2001-го «Сибакадем» стал крупнейшим в области. Но Ким понимал, что конкурировать с московскими банками за крупных клиентов у него нет возможности. Как привлечь деньги? Выход один — обхаживать розничных клиентов, добиваться западных инвестиций и расширяться за счет других регионов. Можно сказать, что эта стратегия сработала. Сейчас Сибакадембанк — крупнейший в Сибирском федеральном округе. Он, к примеру, выпустил 525‑000 пластиковых карточек. Для сравнения: у «Альфы», крупнейшего в России частного банка, — 1,3 млн. Зато объем выданных «Сибакадемом» кредитов физлицам на 40% больше, чем у «Альфы». «Сибакадем» первым из региональных банков выкупил портфель автокредитов у московской структуры — в 2005 году он приобрел задолженность автовладельцев на 200 млн рублей перед «Столичным кредитным товариществом».

В конце 2004 года в капитал Сибакадембанка вошел Европейский банк реконструкции и развития (сейчас его доля составляет 28%). За ЕБРР последовало немецкое агентство по инвестициям и развитию DEG (10%), а зимой 2005 года 7% акций купил швейцарский публичный фонд Clariden Russia Equity Fund. Скоро у банка появится и еще один инвестор — фонд управляющей компании East Capital, созданный специально для инвестиций в банковский сектор России и стран СНГ. У Кима с Тарановым и Бекаревым сейчас остается 50,8% акций, которые они, как и прочие активы, делят в пропорции 2:1:1.

Региональная экспансия также состоялась. Хотя и не сразу. В 2001-м Ким, найдя единомышленников в корейской диаспоре Казахстана, купил алма-атинский банк «Каспийский». Затем с вновь обретенными партнерами приобрел Уралвнешторгбанк в Екатеринбурге. Осенью 2004 года, правда, между ними возникли разногласия, и бизнес разделили. Ким ушел из «Каспийского», а казахские партнеры — из УВТБ. Сейчас Киму принадлежит 49% акций екатеринбургского банка.

Пока Ким работал в Казахстане, Бекарев занимался Сибакадембанком и Дальвнешторгбанком, а Таранов подыскивал подходящие для покупки банки в Москве. В 2002 году был куплен Межторгбанк, летом 2005 года  — Желдорбанк, а в январе этого года партнеры приобрели у бизнесмена Олега Бойко Эталонбанк. С Бойко, одним из богатейших российских предпринимателей, Ким знаком уже 10 лет, а президент принадлежащей сейчас Бойко компании Ritzio Entertainment Group Сергей Кузьмин учился все в том же Новосибирском университете — закончил физический факультет на год раньше Таранова.

Бойко хочет продать и свой Федеральный промышленный банк, но партнеры утверждают, что покупать его не собираются. А вот относительно латвийского банка Бойко, Baltic Trust Bank, таких категоричных заявлений никто не делает — недавно Игорь Ким вошел в совет директоров BTB. Ким, правда, утверждает, что на правах независимого директора. Но это не исключает, что его банковский альянс может пополниться заграничным банком.

Экспансия в России также продолжится. Сейчас многие владельцы небольших банков готовы их продать. По словам Таранова, собственники не видят смысла продолжать конкурентную борьбу — вырученные за банк средства можно вложить в более рентабельные проекты.

Вот пример: знакомые бывших владельцев Уралвнешторгбанка Валериана Попкова и его жены Олимпиады Богдановой говорят, что полученные от продажи бизнеса деньги (капитал банка составлял примерно $18 млн) супруги вложили в недвижимость.

Что дают Киму с партнерами новые приобретения? Межторгбанк и Желдорбанк они купили ради клиентуры, а Эталонбанк привлек внимание широкой филиальной сетью — у банка 15 филиалов, из которых семь — в Московской области. Московская площадка нужна, чтобы развивать корпоративный банковский бизнес. К тому же у многих старых клиентов Сибакадембанка и УВТБ головные офисы расположены в столице. Ким не исключает, что в Москве партнеры будут заниматься и инвестиционным бизнесом — если сумеют нанять хорошую команду менеджеров.

Что дальше? По словам Таранова, покупки на московском рынке будут продолжаться до тех пор, пока не «накопится критическая масса». Потом банки начнут объединять. Каким образом, Ким пока не знает. Но, чтобы быть в курсе всех дел разросшегося альянса, ему приходится много перемещаться —  Ким проводит 700 часов в год в полетах.

Коллеги Кима думают, что он создает холдинг, чтобы потом выгодно его продать. «Ким человек творческий, у него много идей. Возможно, когда-нибудь ему это надоест, он построит империю и потом продаст», — считает вице-президент Ханты-Мансийского банка Владимир Мехряков. Сам Ким пока об этом не думал.

«Я не фетишист. Если сила моей команды позволяет увеличивать бизнес, то мы увеличиваем бизнес, и, я считаю, достаточно эффективно», — говорит банкир.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться