03.06.2006 00:00

IPO для галочки

Михаил Делягин Forbes Contributor
«Прозрачность, требуемая IPO, может создавать дополнительные риски»

Стремление Российских компаний к проведению IPO — признак растущей зрелости российского бизнеса и включения его в современную глобальную экономику. Но ни один механизм не универсален, каждый создан для решения конкретных задач в конкретных условиях. Возведение любого инструмента на пьедестал абсолютного блага чревато ошибками, напоминающими вывинчивание шурупа при помощи молотка.

В России потенциал IPO колоссален: участники фондового рынка (правда, объективно заинтересованные в его расширении) говорят о 500–600 компаниях. Но зачастую продажа акций на бирже становится самоцелью, потребность компании в капитале может быть преувеличена, а сложности, связанные с принятием публичного статуса, недооценены или вовсе не замечены.

Излишняя спешка или «экономия на спичках» (например, на изучении рынка услуг, связанных с IPO) может привести к чрезмерным расходам. Отвлечение управленческих ресурсов в ходе IPO способно «оголить» важные участки работы, вызвать срывы. Так, одна из небольших нефтяных компаний Западной Сибири именно в разгар подготовки к первичному размещению акций, занимавшему все мысли руководства, из-за управленческих ошибок не справилась с освоением нового месторождения (хотя это могло быть и совпадением). Не желая ухудшать финансовые показатели перед IPO, компании могут откладывать на потом значимые инвестиции в ущерб производству.

Многие требования IPO с трудом осознаются даже западным менеджментом компаний и порождают неуверенность, а то и корпоративные фобии. Так, в принадлежащую западному инвестору российскую компанию во время «периода молчания» (ограничение на общение с внешним миром на время подготовки IPO; в США в июне 2005 года эти требования были смягчены, а в Великобритании действуют и сейчас) поступило письмо из американской психиатрической лечебницы. Ее постоянный обитатель, коллекционирующий предметы корпоративного стиля, просил прислать что-либо с логотипом компании — и ее руководство всерьез увязло в дискуссии, будет ли это нарушением «правила молчания». Было проверено даже само существование автора письма, но решение так и не‑приняли.

Ряд российских менеджеров относится к IPO как к формальности, не признавая того, что подготовка к первичному размещению акций не разовый акт, а глубокая перестройка всей компании и после выхода на биржевой рынок вернуться к прежним методам и стилю работы будет уже нельзя.

С другой стороны, успешное первичное размещение иногда вызывает желание расслабиться — по студенческой поговорке «Сдал сопромат — можно жениться».

Часто выполнение всех требований IPO рассматривается как гарантия эффективности, как «знак качества», исключающий потребность в дальнейшем развитии. «Мы соответствуем глобальным требованиям — что еще надо?» Самоуспокоенность может породить проблемы, особенно если принять во внимание тот мало кем признаваемый факт, что первичное размещение акций создает и новые риски.

Так, растет зависимость от глобальных или просто удаленных факторов, которые компания не может не только изменить, но и предвидеть. Даже случайная статья в авторитетной иностранной газете способна нанести серьезный ущерб. А‑что говорить о страновых рисках? Пока фондовый бум в России продолжается, российские эмитенты идут по ковровой дорожке, но когда-нибудь она кончится, и это станет шоком.

Да и сейчас, по данным президента Deutsche UFG Ильи Щербовича, лишь треть компаний, публично разместивших акции, затем повысили капитализацию быстрее роста индекса РТС (хотя это может быть вызвано и чрезмерно быстрым удорожанием корпораций нефтегазового сектора, тянущим вверх индекс).

Наконец, прозрачность, требуемая IPO, сегодня может создавать в России дополнительные риски. Явное богатство провоцирует агрессию силовой олигархии и раздражение обычных людей (13% которых, по данным Левада-Центра, не хватает денег на еду, а 88% — на покупку простой бытовой техники; таковы уровни нищеты и бедности во вроде бы процветающей путинской России).

При принятии решения об IPO нужно учитывать все вышеописанные проблемы, а также то, стоит ли их решать вообще: не проще ли привлечь средства менее амбициозным и модным, но, возможно, более удобным для конкретной компании способом?

Автор — руководитель Института проблем глобализации

Новости партнеров