Лучшие места

Томас Джексон Forbes Contributor
Какова роль пассажира на яхте? Молчать, не мешать и получать удовольствие. Корреспондент Forbes с ней справился

Смотреть гонки регаты Кубка America — все равно что наблюдать, как растет трава. Конечно, гонки восхитительны — это традиция, технологии, сказочной красоты места… Но как спортивное зрелище регата оставляет желать лучшего. Если болеть с берега, то все сведется к высматриванию группки малюсеньких треугольничков, копошащихся на горизонте. Поэтому большинство зрителей смотрят старт регаты с борта какой-нибудь элегантной яхты, потом спускаются в салон и болтают там за бокалом шампанского до тех пор, пока яхты-участники не начнут возвращаться. Любителю поболеть на футбольных, боксерских и других спортивных поединках такой спорт, понятно, покажется неинтересным. Сегодня правила позволяют каждой яхте-участнице взять на борт одного пассажира, так называемый 18-й номер, счастливчика, чья роль — молчать, не мешать и получать удовольствие. Он сидит на корме, на самом ее краю, где его не достанет поворачивающийся грот, но куда доносится крик рулевого, тактика и штурмана. Скучно здесь уж точно не будет, здесь, как говорят болельщики, лучшие места.

Впервые 18-й номер был разрешен в 1992 году, когда окончательно определили класс яхт, которые могут принимать участие в Кубке America. Это своеобразный способ расплатиться со спонсорами. Чтобы собрать десятки миллионов долларов, необходимых для участия в гонках, яхт-клубы нуждаются в спонсорах. Даже миллиардер Ларри Эллисон, владелец компании Oracle, входящий в список 15 самых богатых людей в мире, получает помощь от BMW, Allianz и‑Girard-Perregaux. Выступающий за Швейцарию экипаж Alinghi во главе с Эрнесто Бертарелли (тоже миллиардер, гендиректор созданной им яхтенной компании Alinghi) также частично спонсируют компании UBS и BT Infonet. Возможность посмотреть гонку в качестве 18-го номера, предоставляемая топ-менеджерам спонсорских компаний, — это совсем не то, что просто поставить логотип спонсора на спинакере. Те, кому довелось побывать 18-м номером, переживали ощущения незабываемые. «Это все равно что сидеть на крыле болида «Формулы-1», — рассказывает Луиджи Макалюзо, председатель совета директоров компании Girard-Perregaux.

Мой звездный час пробил у берегов Испании, в Валенсии. (Надо сказать, что клубы иногда приглашают на борт и журналистов.) Было раннее утро, с моря дул легкий бриз. Я должен был подняться на яхту USA 76 команды BMW Oracle в пятом этапе гонок на Кубок Louis Vuitton — это четырехлетние предварительные соревнования перед Кубком America, который состоится в Валенсии следующим летом. Небольшая армада судов со зрителями — бойких ярких катеров и роскошных большущих круизных яхт — окружила акваторию, где должен был проходить этап. Rising Sun, 138-метровая роскошная яхта, принадлежащая лично Ларри Эллисону, покачивалась в отдалении, как будто дразня остальных миллиардеров.

В самой USA 76, однако, не было ничего роскошного. Поднявшись на борт, я увидел палубу, полностью забитую людьми, а также свернутыми парусами, веревками и прочим такелажем. Здесь не было ни уютной каюты внизу, ни места, где можно позагорать, а явное отсутствие встроенных подстаканников намекало на то, что и холодильника с пивом здесь тоже нет.

Двадцатипятиметровый каркаc судна сделан из углеродного волокна, которому придали форму и запекли, как ломоть хлеба, в печи размером 27 на 9 м. Паруса тоже сделаны из углеродного волокна, грот (основной парус) — это полотно стоимостью $80‑000. Стаксели дешевле, по $30‑000, но и приходят в негодность быстрее. Их меняют после 60‑выходов, что составляет $500 амортизации на каждый выход в море.

В операции принимали участие не только яхта и команда — этот факт выдавал планшетный компьютер, закрепленный под рукой у штурмана. Компьютер давал возможность пользоваться надежной беспроводной связью с базовым кораблем команды BMW Oracle — переоснащенным рыболовным траулером, стоявшим на якоре неподалеку. Снабженная приборами метеонаблюдения, компьютерами и средствами связи, такая плавбаза в состоянии сама успешно провести военную атаку. Базовое судно передавало штурману на компьютер яхты-гонщика всю стратегическую информацию с ежеминутной точностью, получая ее с небольших катеров, постоянно курсирующих вдоль акватории гонок. С помощью компьютера штурман также мог сам запросить информацию о погоде со специальных буев (она доступна всем участникам гонки), установленных в местах, которые определены комитетом гонок Кубка America.

Однако за пять минут до старта поток информации вдруг прервался. С этого момента и до самого финиша общение экипажа с базовым судном запрещено. Я открыл рот от удивления, когда один из матросов сложил все имеющиеся на борту рации, мобильные телефоны и другие средства связи в пластиковый мешок, запечатал его и привычно отбросил в сторону.

Обратный отсчет времени перед стартом гонки класса Кубок America — едва ли не более волнующий момент, чем сама гонка. Двенадцать яхт собираются вместе перед стартовой линией на огороженной водной площадке длиной 275‑м и шириной 300 м. Главное сейчас — пересечь линию старта ровно в тот момент, когда часы пробьют ноль. Если яхта рванет слишком быстро, ей придется сделать один дополнительный, штрафной поворот. Каким-то чудом эти 12 посудин общей стоимостью в сотни миллионов долларов не столкнулись друг с другом, когда одновременно начали движение, лихорадочно меняя галсы. Все это было похоже на знаменитую сатиру группы «Монти Пайтон» — стометровку для людей, которые не знают, куда бежать.

Мы пересекли стартовую линию, и вдруг … все стихло. Я, конечно, разволновался, когда в полутора метрах от нашей кормы оказалась южно-африканская яхта Shosholoza, но по сравнению с абсолютно сумасшедшим стартом в этот момент атмосфера на нашем судне была вполне офисной, никакого спектакля. Когда штурман, наконец, решил сменить галс, он спокойно сказал: «Меняем галс». Я ожидал чего-нибудь эдакого, как в кино, типа «Полундррра!» Но ничего подобного. Тактик тоже сохранял спокойствие. Когда он увидел несущуюся на нас яхту, то спокойно заметил: «Кажется, нас собираются прессинговать». Когда подняли спинакер при повороте против ветра (это очень сложный маневр), мне на минуту показалось, что матросы — бейсболисты высшей лиги, безупречно выполняющие дабл-плей, а я стою в центре поля и наблюдаю за ними.

Мы пришли четвертыми, однако пришедших первыми на Victory Challenge шведов позже дисквалифицировали — у них в трюме оказалось слишком много воды. Полтора часа регаты пролетели как пять минут.

Открытие Америки

Кубок America — старейшая в мире яхтенная регата. Свою историю она отсчитывает с 22 августа 1851 года, когда шхуна America опередила 14 других яхт Королевского яхтенного эскадрона у острова Уайт на целых 20 минут. Когда королева Виктория поинтересовалась, кто был вторым, ей ответили: «Второго не было, Ваше Величество». Регату стали проводить регулярно, и теперь победитель определяется раз в четыре года. В 2003 году кубок завоевала швейцарская яхта Alinghi, за штурвалом которой стоял миллиардер Эрнесто Бертарелли. Новый лидер определится 7 июля 2007 года, а пока в партнерстве с Louis Vuitton проходят промежуточные акты регаты. С 22 июня по 2 июля 2006-го в Валенсии проходит 12-й акт. 
Дополнительная информация на сайте www.americascup.com

Новости партнеров