Три героя | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Три героя

читайте также
Траст по-русски. Как завещать состояние при помощи наследственного фонда Банкиры-роботы: российский фонд вложился в проект, определяющий состояние заемщика +6 просмотров за суткиМодная Россия: инвестиции в одежду позволяют изменить ее внешний вид и процесс покупки +58 просмотров за суткиНовые криптовалюты: как в них инвестировать и почему им нужен правовой статус? РВК и «Сколково» вложат более 4,5 млрд рублей в три венчурных фонда Российские AltaIR и Buran вложились в сервис по управлению жильем Guesty Беспилотники в карьер: разработчик решений для роботизации добычи привлек 400 млн рублей Английский пай Братья люкс Кризис на пользу: кто инвестирует в стрессовые активы Специальные ситуации Директор-инвестор По знакомству: как личные связи помогают в инвестиционном бизнесе По знакомству Опционный смотритель Опционный смотритель: как научиться зарабатывать на плохом рынке Исполнитель алгоритмов Алгоритм эволюции: зачем дети советской номенклатуры доверились роботам Алгоритм эволюции Шведская стенка Иностранные аналоги
#фонды 03.09.2006 00:00

Три героя

Интервью с лучшим управляющим по акциям, единственным нестоличным финансистом из нашего списка и №1 рейтинга

«Мы просто следуем за рынком»

Константин Вахромкин, генеральный директор УК «Универ»

— Ваш ПИФ акций показал самую высокую доходность. 
В чем секрет?

— В марте-апреле мы проводили несколько совещаний, на которых говорили, что рынок становится все более и более рискованным. В апреле — начале мая мы ушли с рынка, потом рынок упал, а мы вошли. Все просто: вовремя вышли, вовремя вошли.

— Да уж, даже банально… Получается, вы просто угадали?

— Мы всегда следовали такому тезису: рост хорош, если он есть. Если мы работаем, то работаем по ветру. Если ветер начинает метаться из стороны в сторону, мы лучше выйдем. И наоборот, если аналитики кричат, что бумага переоценена, а рынок растет, мы продолжаем ее держать. Мы несколько раз с начала года перетряхивали весь портфель. Просто в мае результат был наиболее эффективным.

— Как у вас принимаются решения об инвестициях?

— Коллегиально: пять-семь аналитиков и трейдеров. Если аналитики нашли какую-то интересную идею, они созывают совещание. Если случился конфликт в Ливане, приходят трейдеры с вопросом: как поступить с вложениями в нефтяные компании?

— Что происходит, если кто-то жестко отстаивает свою идею?

— Он может реализовать ее, но с определенным лимитом. Так было с «Роснефтью». До IPO мы купили акции «дочек» «Роснефти» и держим их до сих пор. Идею об участии в IPO поддержали не все, но ее авторам дали возможность ее реализовать с лимитом в 1/3 от вложений в «Роснефть». В итоге у нас 2/3 вложений в эту компанию удачны, 1/3 — нет.

— Допустим, такая ситуация: ФРС США поздно вечером по московскому времени принимает решение об учетной ставке, за ее действиями с замиранием сердца следят инвесторы во всем мире. Вы в это время в офисе?

— Для нас решения ФРС не так важны. Мы никогда не пытались и не пытаемся прогнозировать, какой будет ставка, какой будет американская статистика в этом месяце. Самое интересное — не факты, а то, как на них отреагируют крупные институциональные инвесторы. После последнего заседания ФРС была некоторая пауза — осмысление, потом мы видим, что на рынок начали вливаться деньги. Вот тогда мы и принимаем решение входить.

— То есть вы обращаете внимание не на новости, а на обороты и интерес инвесторов?

— Да, мы не пытаемся угадать, мы просто следуем за рынком.

«Неважно, где ты находишься»

Алексей Сташков, генеральный директор УК «Ермак»

— Многие управляющие компании, которые начинали 
в регионах, открыли свои головные офисы в Москве. 
Вы не собираетесь?

— У нас нет желания перебираться в Москву. Уоррен Баффетт не работает в Нью-Йорке, он сидит где-то в Омахе. С точки зрения управления портфелем неважно, где ты находишься — в Перми, в Москве или в каком-то маленьком городке, лишь бы средства коммуникаций были.

— Но для управляющей компании важен доступ 
к аудитории…

— Всю страну агентскими пунктами все равно не охватишь. В Москве высочайшая конкуренция. На рекламу потратишь столько, что все предприятие станет нерентабельным. Мы планируем продавать паи через интернет.

— Ваши «соседи» — уральские компании-эмитенты второго эшелона. Удается ли вам раньше других найти какие-нибудь интересные местные акции?

— Конечно, у нас есть более глубокая информация по местным компаниям, мы знакомы с руководством многих из них. Многие из тех людей, с которыми я учился, вышли на руководящие должности. Но особого преимущества это не дает. Покупая маленькое предприятие, ты заведомо получаешь неликвид. Чтобы его потом выгодно продать, нужно убедить остальных участников рынка. А это трудно. Иногда, правда, нам удается купить акции до того, как другие проявили к ним интерес. Так, например, мы в мае-июне этого года купили «Московскую областную электрическую сеть» (кстати, совсем не Урал). В конце июля «Тройка Диалог» выпустила отчет по этой компании, и акции начали стремительно дорожать. С тех пор они уже выросли в 2–2,5 раза. Но если бы «Тройка» не обратила на них внимания, мы бы еще год сидели и ждали.

— Вы еще преподаете финансовый менеджмент в Пермском филиале Высшей школы экономики. Ищете таланты среди студентов?

— У нас в компании все ребята в основном молодые. Кто-то читал курсы в университете или в ВШЭ. Там мы и познакомились. Но сегодня мы не хотим раздувать штат — в среднем берем одного нового человека в год.

«Как много в стране экзотики»

Андрей Мовчан, президент группы компаний Renaissance Investment Management (RIM)

— RIM вышла на рынок три с половиной года назад, намного позже основных конкурентов. Что за это время изменилось?

— Удивительно, но конкурентов стало меньше, и они слабее, чем раньше. Когда я начинал, недосягаемой казалась «Тройка Диалог». Кроме нее на рынке были и другие компании с громкими именами, которые имели все возможности для развития. Но не все смогли предложить понятный для клиентов продукт. Возможно, отчасти дело в конфликте акционеров и менеджеров, а возможно — в отсутствии внятной стратегии развития.

— Что вас больше всего раздражает в работе?

— Иногда раздражает поведение коллег по рынку. Можно припомнить замечательную историю, когда пара наших коллег написала кляузу в ФСФР по поводу того, что мы даем не ту рекламу. Это неспортивно. Еще неприятно, когда представители компании-клиента пытаются заработать себе в карман.

— Какие акции сейчас стоит покупать?

— Мелкие компании сейчас выглядят интереснее крупных. Привлекательны, в частности, нефтегазовый сервис, транспорт, финансы. Не всегда акции мелких компаний легко купить, но это временно. Вот смешной пример — заводы, делающие сок из свежей лесной ягоды, которую собирают тысячи людей. Очень забавная вещь, которая сейчас стоит копейки, а могла бы стоить дорого. И это свидетельство того, как много в стране экзотики. А ведь еще есть переработка рыбы. Есть лесозаготовка на Дальнем Востоке. Есть шельфовая разведка. Сюда надо залезать, смотреть, понимать.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться