03.02.2007 00:00

Контекст

Чужие мнения, которые нас вдохновляют, раздражают и удивляют

Человек — единственное животное, которое умеет смеяться, хотя как раз у него для этого меньше всего поводов.

— Эрнест Хемингуэй

Френкель-гейт

Беспощадная борьба ЦБ с обналичкой представляет собой очень странный случай. Откуда вообще банки берут наличные? Им выдает ЦБ. И он же, по идее, должен заметить неладное максимум через месяц, а уж месяца через три это заметит слепоглухонемой капитан дальнего плавания, бросивший якорь неподалеку от какого-нибудь Дредноут-банка. Когда учреждение снимает ежедневно наличных в несколько раз больше, чем валюта его баланса, ежу понятно, что происходит, это кассовая операция, а не бином Ньютона. Сергей Игнатьев в свое время говорил, что ЦБ не может не удовлетворить банковскую заявку. А, собственно, почему? Что мешает работникам ЦБ уже на третий день обналичивания приостановить заявку, поехать в банк и выяснить, какие такие колхозники снимают на аграрные цели огромные суммы наличных? Одна из версий — что мешает — изложена в письме арестованного Френкеля. ЦБ молчит. Других версий пока нет. И пока их не будет, останется осадок: либо ЦБ покрывает нарушителей, либо не умеет работать.

— Ольга Романова в «Ведомостях»

Только наличными

Что примечательно: ни кипучая деятельность по борьбе с отмыванием, ни бесконечные карательные спецоперации, ни даже существенное снижение налогов никак не влияют на устойчивость и объемы «обнального» рынка. Ибо кроме массового клиента-предпринимателя у этой отрасли есть другая целевая группа клиентов. Даже выйдя из налоговой тени, выплачивая социальные налоги и чистые, белые зарплаты, многие предприятия все равно вынуждены пользоваться схемами «обналички», поскольку только с помощью «черного нала» они могут решать жизненно важные проблемы. Дать взятку чиновнику, чтобы «протолкнуть» контракт; расплатиться с «ментовской крышей»; предложить наличную неучтенную часть («шапку») государственному заказчику, без которой в госкомпании не захотят даже разговаривать. Как и раньше, именно государственный аппарат является главным заказчиком массовой услуги, преследуемой по закону.

— Эльмар Муртазаев в «Газете.ru»

Текущие вопросы

Как инвестировать, а не бессмысленно тратить? Какие методы и технологии будут у нас работать, а какие — нет? Что делать в первую очередь, а что — потом?

— Дмитрий Медведев, первый вице-премьер, для «Коммерсанта»

Карнавальная культура

Фактически в последние годы Куршевель стал неформальным Давосом, где через игровое, некое театрализованное общение происходит консолидация делового мира России, вырабатывается корпоративная этика среды, повышается сам уровень бизнес-элиты, налаживаются неформальные связи с международным деловым сообществом.

— Михаил Прохоров, гендиректор «Норильского никеля», в интервью «Комсомольской правде»

Внешний вид обманчив

На протяжении большей части XX в. у Германии был наихудший публичный имидж среди всех стран мира. При Гитлере это было вполне заслуженно. А вот при кайзере Вильгельме II — незаслуженно. Кайзер был большой любитель внешних эффектов. Отправив военный корабль к Агадиру в 1905 г., в основном ради политического шоу, он настроил против себя Англию и заставил многих воспринимать Германию как угрозу. В известном смысле можно утверждать, что причиной Первой мировой войны была скорее плохая дипломатия Германии, чем ее стремление подчинить Европу.

— Роберт Скидельский, член палаты лордов, в «Ведомостях»

О, чудо!

Сэр, в своей статье «Абрамович готовится к уходу с поста губернатора» (21 декабря), Вы отмечаете, что за годы его правления детская смертность на Чукотке снизилась на 150%. Стопроцентное сокращение (до нуля) было бы впечатляющим, но дополнительные 50% — это поистине чудо. Не узрим ли мы в эти рождественские дни нового Спасителя?

— Письмо читателя в газету Financial Times

Новости партнеров