Forbes
$65.32
72.86
ММВБ1971.59
BRENT46.98
RTS950.25
GOLD1310.51
Елена  Березанская Елена Березанская
редактор Forbes 
Поделиться
0
0

Крупная рыба

В «Объединенной финансовой группе» ИЛЬЯ ЩЕРБОВИЧ помогал иностранцам обходить запреты на покупку акций «Газпрома». Ограничений больше нет, скоро не будет и ОФГ

Международная ассоциация спортивного рыболовства (IGFA) в октябре 2005 года зафиксировала мировой рекорд по ловле тайменя на искусственную муху. На реке Бесюке на севере Якутии была поймана рыба весом 18 кг, которую пришлось тянуть из воды 21 минуту, сообщает сайт ассоциации. Тут же на сайте — фотография рекордсмена: крепкий небритый мужчина в брезентовых штанах и съехавшей набок бейсболке с трудом удерживает на руках здоровенную рыбину…

«В чем-то я точно был номер один в мире», — говорит в интервью Forbes рекордсмен, он же президент группы Deutsche UFG Илья Щербович, чей деловой костюм так же далек от экипировки рыбака, как речка Бесюке — от московского офиса его компании. Щербович скромничает: он стал номером один не только в спортивной рыбалке, но и в организации схем торговли акциями «Газпрома», которые помогли создать обширный рынок этих ценных бумаг, в какой-то мере повлияли на безумный рост капитализации российской газовой монополии и в конечном счете сделали Щербовича весьма богатым человеком.

Илье Щербовичу 32 года. Он родился во Владимире, учился в английской спецшколе и серьезно занимался шахматами. В Плехановский институт Илья поступил в 1991 году и уже на втором курсе начал работать в IFC — инвестиционном подразделении Всемирного банка. В «Объединенную финансовую группу» (ОФГ), созданную в 1994 году бывшим министром финансов Борисом Федоровым и американцем Чарльзом Райаном, Щербовича пригласил знакомый — один из десяти тогдашних сотрудников компании. «Он сказал: «Есть интересные люди. Чем собираются заниматься, до конца не понятно, но похоже на брокерскую компанию», — вспоминает Щербович.

«Интересные люди» позвали интересного партнера — французский банк Paribas (сейчас BNP Paribas). Французам принадлежало 25% ОФГ, но практически весь стартовый капитал — $1 млн — предоставили именно они. В мае 1998 года, за три месяца до финансового коллапса в экономике, Paribas продал за $15 млн 25% акций компании ее менеджерам. Именно тогда Щербович получил долю в компании. А через пять лет, когда Deutsche Bank заинтересовался покупкой ОФГ, он был уже самым крупным после Федорова и Райана совладельцем группы с долей около 20%.

Как молодой финансист этого добился? Тут мы возвращаемся к газпромовским схемам. В конце 1990-х иностранные инвесторы проявляли живой интерес к ценным бумагам российского газового концерна. Но в тот момент на торговлю ими были наложены серьезные ограничения. Официально иностранцы могли приобретать только американские депозитарные акции (ADS) концерна, которые стоили в два раза дороже местных акций. Арбитража — возможности купить в России и перепродать на Западе — формально не существовало. ОФГ еще в 1996 году одной из первых придумала, как обойти ограничения. Отвечавший за это направление Щербович предложил простейшую схему: акции «Газпрома» покупали российские фирмы, чьими владельцами были иностранные структуры — через них в акции и текли деньги. Когда в 1997 году компаниям, более чем на 50% принадлежавшим иностранцам, запретили владеть акциями «Газпрома», Щербович, чтобы не подпасть под запрет, стал создавать для клиентов цепочки фирм, в том числе кипрских и читинских офшоров, перекрестно владевших акциями друг друга. Часто ОФГ сама выступала в роли соучредителя совместных с иностранцами предприятий для покупки акций «Газпрома».

Торговля акциями газовой монополии приносила большой доход; по словам Щербовича, они держали второе-третье место в общем обороте группы, к 2001 году клиенты ОФГ владели уже около 10% акций «Газпрома». Совладельцы ОФГ Федоров и Райан не могли этого не оценить. По итогам каждого года они выдавали лучшим сотрудникам акции из новой эмиссии головного холдинга UFG, зарегистрированного на острове Мэн. Щербович, несомненно, был среди премированных.

Но в 2001 году руководству ОФГ пришлось понервничать. Иностранные инвесторы, недовольные результатами работы возглавлявшего тогда «Газпром» Рема Вяхирева, решили потребовать независимого аудита компании и попросили ОФГ организовать этот процесс. «Мы наивно согласились», — вспоминает Щербович. Разразился скандал, в ходе которого ОФГ припомнили «серые» схемы продажи ценных бумаг газовой монополии. Акции «Газпрома», принадлежавшие «дочкам» ОФГ, арестовывались. Возбуждались уголовные дела. В офисы ОФГ наведывались следователи прокуратуры, намеревавшиеся доказать существование «организованной группы и преступного сговора» при покупке иностранными клиентами ОФГ «внутренних» акций «Газпрома». Прессинг прекратился лишь после смены руководства в газовой монополии в том же 2001 году.

Зато с новым менеджментом «Газпрома» ОФГ нашла общий язык. Позже, например, Deutsche UFG стала финансовым консультантом по покупке «Газпромом» «Сибнефти» за $13,1 млрд и сопровождала сделку по продаже 10,74% акций «Газпрома» «Роснефтегазу», что позволило провести долгожданное объединение внутреннего и внешнего рынка акций «Газпрома».

Хорошие связи с «Газпромом» — бездонный источник денег. Это наверняка оценили в Deutsche Bank, выбиравшем себе объект для поглощения в России. В начале 2003 года главой департамента международных фондовых операций Deutsche Bank был Кевин Паркер, которому, по словам Щербовича, нужны были в России «площадка для торговли акциями и аналитика». Паркер хорошо знал Райана. Через год первые 40% ОФГ были проданы крупнейшему банку Германии. Deutsche Bank получал также опцион на оставшиеся 60% с правом отказа от сделки.

Компания начала работать под брендом Deutsche UFG. Двух последующих лет Deutsche Bank вполне хватило на оценку бизнеса партнеров, и в результате компания, основанная Федоровым и Райаном, полностью перешла под контроль немцев. Щербович на продаже своих акций заработал более $100 млн (всего акционеры выручили более $500 млн).

Как он распорядился деньгами? Вложил в несколько фондов, которые инвестируют средства на российском и западном рынках. Щербович считает, что в 2007 году привлекательными будут инвестиции в энергетику (реформа отрасли продолжается), возможен рост капитализации «Газпрома», интересны IPO крупных банков и компаний, работающих на рынке недвижимости. Сам Щербович не может покупать акции компаний, которые консультирует.

Зато никто не смог помешать Щербовичу уже сейчас реализовать давнюю мечту — выкупить у прежних владельцев (семьи английских финансистов Флемингов и американской компании Frontiers) рыболовно-туристическую компанию ЗАО «Река Поной» в Мурманской области. Эта компания имеет эксклюзивное право на спортивную ловлю атлантического лосося (семги) на 60 км реки Поной. Щербович считает эти места лучшими для рыбалки на земле.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое

Forbes сегодня

31 августа, среда
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.