«Вовсе не обязательно грабить…»

Николай Борисов Forbes Contributor
В феврале «Газпром» совершенно неожиданно предложил научному руководителю Высшей школы экономики, бывшему министру экономики Евгению Ясину стать независимым членом совета директоров. Совет будет избран на собрании акционеров в июне. Вопрос об участии в нем Ясина еще не решен. Но чем займется в «Газпроме» вечный критик государственных компаний, если все сложится?

Первая мысль, которая приходит в голову: а не является ли ваше выдвижение для «Газпрома» просто рекламным ходом и способом улучшить имидж в глазах иностранных акционеров?

Меня это не смущает. Пускай улучшают репутацию. Мне все равно интересно будет поработать в совете директоров.

Что вы сделаете в первую очередь, если станете независимым директором?

Я пока не очень хорошо понимаю всю эту кухню, специально газовой промышленностью никогда не занимался и дал согласие, чтобы понять, как работает эта компания. Пока совершенно очевидно, что необходимы большие инвестиции, которые могут быть привлечены на зарубежных финансовых рынках. Сейчас проблем с этим нет: «Газпром» весьма уважаемая компания. Вовсе не обязательно грабить или поглощать независимых производителей.

Из года в год «Газпром» торгуется 
с правительством, требуя повышения отпускных цен на газ для внутренних потребителей. При этом рентабельность 
у концерна ниже, чем, например, 
у «Новатэка», который не продает газ 
на экспорт. С чем это связано?

Мне самому это интересно. Это можно объяснить двумя факторами: либо очень низкой эффективностью добывающих предприятий «Газпрома», либо применением трансфертных цен, которые снижают рентабельность до опасного уровня. Однако у меня нет точных сведений о рентабельности в этих компаниях.

Как долго будет сохраняться разница между внутренними и экспортными 
ценами на газ?

В течение нескольких лет цены на внутреннем рынке будут повышены до $100 за 1000 куб. м — почти в два раза по сравнению с сегодняшним уровнем. Мне кажется, это позитивное событие. Цены на внутреннем рынке не должны сравняться с европейскими. Разница в цене — привилегия российских потребителей — должна составлять около 20–25%.

Недавно председатель правления РАО ЕЭС Анатолий Чубайс раскритиковал «Газпром» за то, что он уделяет слишком много внимания непрофильным активам, вместо того чтобы заниматься главным делом — добычей газа, которая стагнирует. Справедливое замечание?

Я с ним полностью согласен. Думаю, что внимание «Газпрома» к независимым производителям газа связано именно с тем, что монополии нужно выполнять международные обязательства по поставкам. Но независимые компании не угрожают позиции «Газпрома» как монополиста. Совершенно очевидно, что необходимы колоссальные инвестиции в освоение новых месторождений. Это Штокмановское месторождение и полуостров Ямал.

Прошлой весной Владимир Путин 
и председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер объявили во время визита в Китай о планах строительства 
к 2011 году двух веток мощностью 
80 млрд куб. м в год газопровода «Алтай». Насколько реален газовый аналог ВСТО?

По косвенным данным я могу сказать, что ресурсов из эксплуатируемых месторождений для дополнительных крупных поставок газа на большое расстояние в другие страны пока не хватает.

Кажется ли вам разумной идея выделить газораспределительные сети в отдельную компанию наподобие «Транснефти»?

«Газпром» энергично выступает против этого, мотивируя тем, что газ должен соответствующим образом готовиться и т. п. Конечно, распоряжаться газопроводами лучше, чем их терять. Когда я работал в правительстве, некоторые специалисты очень хотели разделения «Газпрома». Мы пришли к выводу, что положительного эффекта это не даст. Разделение имело бы смысл, если бы у нас добыча была раскидана по стране, а крупнейшие месторождения исчерпаны. В отличие от нефтяной отрасли, в газовой сфере практически одна компания. При этом львиная доля газа поступает из небольшого количества месторождений на севере Западной Сибири. Необходимо понимать, что «Газпром» — это во многом естественная монополия, а не только организационная.

Новости партнеров