Карты местности

Как умирала крупнейшая платежная система России

В феврале Росбанк, ВТБ-24 и банк «Северная казна» прекратили обслуживание карт платежной системы UnionCard. Мало кто даже отметил это событие — былой лидер рынка давно утвердился в статусе дешевого продукта для мелких региональных финансовых учреждений. Зато по биографии UnionCard можно изучать историю российской экономики — ее этапы весьма типичны. «Было все: и конфликт собственников, и ошибки менеджеров», — говорит Юрий Коваль, в середине 1990-х председатель совета директоров и совладелец ЗАО «Юнион Кард».

Кризис 1998 года. Система была создана в 1993 году Автобанком и Инкомбанком, а к 1999-му каждая третья пластиковая карта в России имела логотип UnionCard (см. диаграмму). Руководители системы обещали завоевать до 70% рынка. Проблемы начались после того, как финансовый кризис погубил Инкомбанк, одного из двух могучих основателей системы.

Смена собственника. К 1998 году гендиректор «Юнион Кард» Федор Наумов получил контроль над компанией (размыв доли других акционеров с помощью допэмиссий). «Карточный бизнес требует терпения, — комментирует Коваль. — Надо договариваться с большим числом банков, много лет создавать инфраструктуру». Коваль утверждает, что новые собственники начали перестраивать тарифную политику с целью повышения прибыльности UnionCard. (Компания «Юнион Кард» это утверждение не комментирует.) Однако заметим, что Росбанк и ВТБ-24 вышли из системы как раз по причине несогласия с тарифами.

Воровство. В 1999 году лидер пластикового рынка пережил большое потрясение. «Юнион Кард» в России обслуживала карты международной системы Europay. Но выяснилось, что начальник службы информационной безопасности «Юнион Кард» Андрей Голов продавал международным преступным группировкам данные о пластиковых картах Europay: «засвеченными» оказались 65 000 карт, побывавших в России. «Юнион Кард» заплатила немалый штраф, лишилась статуса процессинговой компании Europay и уважения на финансовом рынке. Голов осужден на два года.

Международная конкуренция. Пока «Юнион Кард» переживала все эти приключения, иностранные гиганты завоевывали российский рынок. Главное преимущество отечественных систем — дешевизна. Но чем выше становился спрос на карточки, тем меньше оставалось у банков сомнений, что за вступление в западную систему стоит заплатить $1,5–2 млн. В январе 1995 года карты Visa в Москве принимал один банкомат, UnionCard — около сотни. Сейчас российские карты принимают в 27 000 точках обслуживания и 10 000 банкоматах. Показатели Visa — 140 000 точек и 34 000 банкоматов.

В целом подобная ситуация складывается во всем мире. Логотипы Visa или MasterCard красуются более чем на 80% обращающихся на планете пластиковых карт. «Но у местных платежных систем большая гибкость в тарифной политике и понимание рынка, — объясняет первый заместитель председателя правления Росбанка Владимир Голубков. — Совсем исчезнуть местные платежные системы не могут, нишевый сценарий более вероятен».

Национализация. Какая ниша у UnionCard? Два года назад компанию «Юнион Кард» купило тольяттинское ЗАО «Национальные кредитные карточки» (пластиковые карты NCC), «дочка» АО «АвтоВАЗ». То есть теперь UnionCard входит в сферу влияния государственного «Рособоронэкспорта». «Современные российские банки в сегодняшних конкурентных условиях заинтересованы в эмиссии недорогого российского карточного продукта, тем более когда он успешно проверен временем и представляет собой готовый, функциональный продукт по лояльным условиям», — говорит Forbes Андрей Слесаренко, гендиректор объединенной платежной системы UnionCard/NCC.

Новости партнеров