03.05.2007 00:00

Ловушка для страны

Сергей Гуриев Forbes Contributor
Сама по себе бедность — не проблема. Проблема — хроническая бедность. Как с ней быть?

Список богатейших россиян, опубликованный в этом номере, в очередной раз заставляет задуматься над тем, насколько равномерно распределяются в России выгоды экономического роста последних лет. Достаются ли они одним лишь миллиардерам или благосостояние среднего класса и бедных россиян также растет?

По официальным данным, средний россиянин получил от путинского роста ВВП огромные выгоды: за последние семь лет реальная заработная плата выросла в 2,5 раза, а реальные денежные доходы населения — более чем в два раза. Уровень бедности, то есть процент населения с доходами ниже прожиточного минимума, сократился вдвое и составляет теперь около 15%.

Однако динамика уровня бедности сама по себе не дает полной картины. Для социального развития общества важно бороться не просто с бедностью, а с ловушкой долгосрочной бедности: необходимо сделать так, чтобы бедность стала временным явлением, чтобы человек, потерявший работу, мог быстро найти новую, а человек, чья профессия больше не нужна обществу, — приобрести новые навыки и выбраться из нищеты. Для этого необходимы развитые рынки труда и жилья, а также развитые финансовые рынки.

Например, в США 61% населения считает, что ловушки бедности не существует: бедные всегда могут найти новую работу, а при необходимости сменить место проживания и/или профессию. В Европе (и России) этой точки зрения придерживаются лишь 15–20% населения; подавляющее большинство считает, что ловушка бедности объективно существует. Их тоже можно понять: если рынки неразвиты, то бедные просто не могут позволить себе расходы на переобучение или переезд — у них с трудом хватает денег на еду. Интересно, что в этом ряду Китай и Япония гораздо ближе к США, чем к Европе и России, хотя финансовые рынки там неразвиты, общественная мораль заставляет стремиться к успеху, даже если это связано с преодолением огромных трудностей.

В России 1990-х годов ловушка бедности существовала в ярко выраженном виде. Глубина экономического спада была совершенно разной в разных секторах экономики и в разных регионах. В связи с тем, что размещение промышленности в СССР было географически концентрированным (то есть целые города и даже области зависели от одной-двух отраслей), возникли анклавы бедности, уровни бедности и безработицы даже в соседних регионах отличались в разы. Кроме того, поскольку дореформенные сбережения населения были уничтожены инфляцией, а финансовые рынки неразвиты, ловушка бедности из теоретической абстракции превратилась в тяжелую проблему: десятки миллионов россиян столкнулись с вызовами элементарного выживания.

По данным Российского мониторинга экономического состояния населения (РМЭЗ), в 1990-е годы лишь около четверти россиян могли позволить себе делать сбережения. Это, в свою очередь, препятствовало самому эффективному способу решения проблемы ловушек бедности — межрегиональной мобильности. Сравните с США: там рецессия на уровне города или штата приводит к тому, что начинается отток населения в другие города или штаты. Согласно известному исследованию американских экономистов Бланшара и Каца (1992 год), примерно через семь лет после рецессии безработица в штате возвращается к нормальному уровню. В России 1990-х годов такой механизм работал плохо, именно потому, что на переезд и поиск работы на новом месте нужны деньги, а их у беднейших слоев не было. По оценкам, полученным в нашей работе с Юрием Андриенко, в 1990 году в такую ловушку попали около трети российских регионов, в которых проживало 28% населения страны.

Насколько рост последних лет разорвал этот порочный круг? На этот вопрос пытается дать ответ недавнее исследование Брэдфорда Миллса из Виргинского технологического института. Используя данные того же РМЭЗ за 1994–2003 годы, Миллс показал, что на самом деле хроническая бедность в России действительно гораздо меньше временной.

Впрочем, успокаиваться рано. В недавней работе Ирины Денисовой из ЦЭФИР/РЭШ сопоставляются попадание и выход из бедности в 1990-е и в 2000-е годы. Оказывается, что экономический рост сокращает вероятность попадания в ловушку бедности, но те россияне, которые остаются бедными даже в период роста, заслуживают самого пристального внимания. Чтобы помочь и им справиться с бедностью, необходимо продолжать развивать финансовые рынки, рынок жилья и систему образования. F

Новости партнеров