03.06.2007 00:00

В защиту Конституции

Олег Румянцев Forbes Contributor
Какая реформа Основного закона нам нужна

С приближением думской и президентской избирательных кампаний политики все чаще стали вспоминать о Конституции РФ. Звучат предложения конституционной реформы. Предлагается, например, узаконить переизбрание главы государства на третий срок и увеличить срок президентских полномочий до семи лет. Идеи эти вполне в духе сегодняшнего конституционного процесса. Но насколько они оправданны?

Безусловно, решения по развитию конституционного строя и его ключевых институтов необходимы. И они принимаются. Другое дело, что производимые с 1993 года преобразования отражают изменения не столько в экономическом развитии или общественном сознании, сколько в представлениях главы государства о стратегии развития вверенного ему субъекта управления. Конституционный процесс идет не путем поправок, а посредством толкования Основного закона, законодательного реформирования и в конечном счете перемен в политическом строе. В результате Конституция времен Путина отличается от Конституции времен Ельцина, хотя это один и тот же документ. Более того: Конституция Путина не дает гарантий того, что Конституция его преемника не будет разительно от нее отличаться. Такова уж особенность документа, скроенного в свое время под личность верховного правителя. Неверно выбранный в 1993 году приоритет тактических целей борьбы за власть (вспомним залпы по Дому Советов) над стратегическими задачами построения правового государства был и остается родовым признаком системы.

Что мы имеем сейчас? Конституция образца 2007 года обеспечивает выполнение части социальных обязательств государства за счет высоких доходов ТЭК. Она позволяет решить ряд экономических задач. Она дает опору для вертикали с жестким ядром и практикой корпоративного правления. Этому гранитному базису подчинено избирательное законодательство, как, впрочем, и другие надстроечные сферы права. «Вертикаль власти» растет вширь по собственной логике. За 16 лет два первых президента в полной мере реализовали исключительные возможности закрепленной формы правления. И «царский» институт преемничества, возрожденный при позднем Ельцине, обрел для некоторых сакральное значение.

Не стоит, правда, забывать, что обратной стороной «управляемой демократии» является патернализм, тормозящий саморазвитие гражданского общества, сдерживающий раскрепощение инициативы и становление чувства ответственности, которые возможны лишь при реальной свободе выбора и ощущении подконтрольности механизма принятия решений. Возникает риск ослабления государства, устраняющегося от роли официального представителя общества и подстраивающегося под интеллект и требования одного должностного лица.

На мой взгляд, сейчас, в преддверии нового политического цикла самое время подумать о возврате к высоким целям, закрепленным в программных основах конституционного строя. Среди нас, участвовавших в разработке Основного закона, было полное согласие относительно того, что ни одно лицо не может быть избрано на пост президента более двух раз, и это было закреплено в первом целостном проекте Конституции РФ уже 1 октября 1990 года. Это и другие положения казались краеугольными камнями подлинно республиканского правления.

Говоря о поправках, уверен: подлинная, стратегическая конституционная реформа со временем неизбежна. Она решит отложенные задачи балансировки властного механизма, возвращения молчаливого потребительского большинства из зрительного зала на гражданскую сцену, а также определения места РФ в союзе государств.

Между тем дискуссия о третьем сроке кажется мне неуместной. Интриги нет, есть лишь политтехнология по поддержанию уверенности в ее существовании. Опытный политик, успешно отработавший отмеренный срок в качестве главы государства, будет ощущать рамки российской конституционной сцены узкими. Но в век глобализации их можно расширить… В 2002 году экономисты Конференции ООН по торговле и развитию (UNCTAD) сопоставили ВВП стран с добавленной стоимостью, созданной крупнейшими корпорациями. Получилось, например, что Royal Dutch/Shell сопоставима с Украиной. Но ведь прошло столько лет! Полагаю, что завтра руководство крупнейшей в мире по капитализации российской корпорации с мощным международным участием откроет перед российским политиком новые горизонты. На этот раз в мировом масштабе.

А в самой России такой поворот событий даст импульс конституционному процессу.

Новости партнеров