Помощник из Петербурга | Forbes.ru
$58.62
69.28
ММВБ2131.94
BRENT62.53
RTS1141.50
GOLD1254.62

Помощник из Петербурга

читайте также
+4 просмотров за суткиИнвестиции в российскую недвижимость: снижение ставок поддержит спрос +3 просмотров за суткиСнова в деле. Бизнесмен Сергей Полонский приговорен, но свободен Миллиардер Троценко подал в суд на Полонского из-за дома в Майами за $1,5 млн Плюсы Романа Троценко: бизнесмен мог заработать $250 млн на крахе империи Сергея Полонского Из полпредов в дипломаты: чем новый посол России на Украине отличается от предыдущих Артефакты Полонского: самый экстравагантный бизнесмен России в символах Небоевые потери: во Внешпромбанке зависли деньги жены Сергея Шойгу Миллиардер-кооператор: как «СУ-155» оказалась на грани банкротства Миллиардер-кооператор Андрей Молчанов: путешествие из Петербурга в Москву Бездомные строители: СУ-155 выставила на продажу штаб-квартиру На чем разбогател и почему потерял бизнес Сергей Полонский 25 самых ярких событий 2013 года Из России не по любви: 14 предпринимателей, которым пришлось эмигрировать Дело на 150 часов: как Лебедев выслушал приговор за избиение Полонского Богатейший дворник страны: банкир Лебедев приговорен к обязательным работам Человек-приключение: что успел сделать Сергей Полонский до камбоджийской тюрьмы Новый сезон охоты на бизнес: найдутся ли коммерсанты среди сенаторов? Удар ценой $86,8 млн: как Полонский остался без небоскреба в Лондоне Рейтинг доходов: 25 чиновников, заработавших больше других за три года Юридическая дуэль: Нордеа Банк ищет управу на строителя — СУ-155

Помощник из Петербурга

Мария Абакумова Forbes Contributor
Построив бизнес с оборотом в сотни миллионов долларов, Андрей Молчанов ушел в чиновники. Чем он займется?

Дом №56 по Каменноостровскому проспекту в Петербурге получил Несколько призов на архитектурных конкурсах в России и за рубежом. Профессиональные архитектурные издания пишут, что новостройка в стиле петербургского модерна начала прошлого века удачно вписалась в архитектурный ансамбль Петроградской стороны. А вот о чем не пишут в журналах: в доме №56 живут хозяева многих строительных компаний Петербурга. Построив в 1999 году это здание, основатель петербургской компании «Группа ЛСР» Андрей Молчанов продал в нем квартиры своим знакомым — строителям. Сам Молчанов здесь уже не живет: два года назад он перебрался в Москву, а этой весной и вовсе устранился, по крайней мере официально, от строительного бизнеса и ушел в чиновники. Тридцатипятилетний коммерсант с состоянием в $660 млн (по оценке Forbes) занимает сейчас незаметный пост помощника министра здравоохранения и социального развития Михаила Зурабова.

Что осталось у него за спиной? На созданную им Группу ЛСР приходится  треть ежегодно возводимого элитного жилья Петербурга. Она контролирует в городе 67% поставок кирпича, 67% карьерного песка и 36% бетона, выпускает половину железобетонных изделий для строительства. Оборот группы в прошлом году превысил $730 млн, на ее предприятиях трудится более 15 000 человек. Ради чего основатель такого бизнеса (Молчанов контролирует 76% акций ЛСР) переквалифицировался в госслужащие?

Свою первую фирму коренной петербуржец Андрей Молчанов зарегистрировал в 1992-м, когда ему был всего 21 год и он оканчивал экономический факультет Санкт-Петербургского государственного университета. В этом же университете работал проректором по международным связям Юрий Молчанов, отчим Андрея. До 1991 года помощником ректора, тоже по международным вопросам, в университете трудился Владимир Путин.

Судьбы трех этих людей еще пересекутся. Основанная Юрием Молчановым рекламная фирма «Бизнес-линк» не раз выступала соучредителем небольших компаний, участником которых был Молчанов-младший (акционером основных бизнес-единиц пасынка Юрий Вячеславович никогда не был). А на  распоряжении 1996 года о застройке элитным жильем территории «Молокозавода №3» (первый девелоперский проект ЛСР) красуется подпись первого заместителя мэра города Владимира Путина. Скорее всего, владелец компании-застройщика и чиновник, подписавший документ, по меньшей мере были знакомы.

Путь Молчанова в строительство начался с покупки за ваучеры компании «Стройдеталь» в 1993 году. «Это был единственный раз, когда мы участвовали в приватизации», — говорит гендиректор Группы ЛСР Игорь Левит, школьный товарищ Молчанова, которого тот пригласил работать в компанию сразу после института. «Стройдеталь» производила экстравагантные конструкции вроде больших полукруглых окон, которые нужны были при капитальном ремонте старых петербургских домов. В 1990-е капремонтом в Питере никто не занимался, поэтому молодые бизнесмены сменили профиль и стали ориентироваться на текущие нужды рынка. «Нужно было рассчитаться с «Ленэнерго» — выпускали опоры для линий электропередач, — вспоминает Левит. — Спрашивали секции для гаражей — их делали».

Следующим приобретением была компания «Ленстройреконструкция». В юридическое лицо с таким названием был преобразован огромный питерский главк «Управление капитального строительства», но все входящие в него тресты приватизировались по отдельности. По уверениям гендиректора ЛСР, у головной компании активов почти не осталось и покупал Молчанов ее у топ-менеджмента исключительно ради здания на Казанской улице в историческом центре Петербурге (головной офис ЛСР и сейчас там располагается). Название «Ленстройреконструкция» дало имя всей группе.

Дальше приобретения шли одно за другим: кирпичный завод, трест, объединение по добыче и доставке песка, завод по производству изделий из сборного железобетона… «Сложилась ситуация, что предприятия стройиндустрии в регионе можно было покупать, — поясняет Левит. — Причем покупать относительно недорого».

Как покупали? Вот свидетельство одного из конкурентов компании, давно работающего на строительном рынке Петербурга: «Они скупали акции у работяг, у пенсионеров… Приезжали с чемоданом денег. Получали контроль, быстро скидывали директора». (Впрочем, многие директора купленных ЛСР предприятий остаются на своих постах до сих пор.)

Всего компании Молчанова скупили два десятка предприятий. «В Петербурге в отличие от Москвы государство не оставило себе никаких предприятий строительного рынка», — говорит Левит. Возможно, это во многом и помогло Группе ЛСР завоевать те позиции, которые у нее есть, и стать таким же определяющим игроком, каким в столице долго оставалось московское правительство. «У них в руках 90% песка, включая доставку, — сетует один из петербургских строителей. — Кирпич, сборный железобетон, керамзит и прочие вещи, которые жизненно необходимы. Они держат цены, монополист, он и есть монополист — может делать все что хочет».

А что же ФАС? Одно время территориальное управление антимонопольного ведомства арендовало помещение в здании ЛСР. В компании говорят, что серьезных претензий со стороны чиновников к ним не было. «Конечно, мы согласовываем свои действия с ФАС, — объясняет Левит. — Иногда они нам что-то не разрешают, но чаще всего их претензии носят технический характер — мы ведь, условно говоря, ничего беспредельного не делаем».

Зато треть петербургского рынка бетона компания завоевала с нуля. Крупнейший после Молчанова акционер группы Михаил Романов (владеет 6% акций ЛСР) предложил построить вокруг города несколько современных бетонорастворных узлов — с компьютерным управлением и всего тремя человеками персонала. Бизнес-единица, которой они принадлежат, называется «Объединение 45»: компания гарантирует доставку бетона в любую точку города не дольше чем за 45 минут (это время схватывания бетона, по прошествии которого использовать его в строительстве нельзя).

Наконец, ЛСР взялась за массовое строительство собственными силами. «Мы долго думали, стоит ли выходить на рынок новостроек, — вспоминает Левит, — ведь мы составляли конкуренцию нашим лучшим потребителям стройматериалов!» Компания возводит около 100 000 кв. м жилья эконом-класса в год. Остальная продукция ее домостроительного комбината (250 000–300 000 кв. м) по-прежнему уходит сторонним потребителям.

Неудивительно, что рано или поздно гиганту должно было стать тесно в родном регионе. Еще в 2001 году была зарегистрирована компания «Мосстройреконструкция», которая должна была протоптать питерским бизнесменам дорожку в столицу. «Они сначала хотели обойтись малой кровью, то есть работать на два города, — говорит Дмитрий Луценко, член совета директоров корпорации Mirax Group, которая появилась на столичном рынке в 2000-м и ведет уже больше десятка крупных проектов. — А потом, видимо, поняли: чтобы чего-то добиться в Москве, здесь нужно жить и работать». Владелец Mirax Сергей Полонский — москвич с семилетним стажем. Андрей Молчанов решился на переезд лишь в конце 2005 года.

Начал он эффектно: купил за $26 млн (по оценкам) офис на Тверском бульваре неподалеку от кафе «Пушкин». Но в бизнесе успехи невелики: приобрели у столичной компании «Моспромстройматериалы» завод «ЖБИ-6» — таких предприятий в столице больше сотни. «Объединение 45» открыло четыре бетонорастворных узла, но в компании признают, что этого мало, пока доля ЛСР на бетонном рынке всего около 3%. «Мосстройреконструкция» вводит в эксплуатацию дом бизнес-класса и строит один жилой комплекс. Причем все строительные проекты компании так или иначе связаны с силовыми ведомствами: два упомянутых проекта строятся на земле Федеральной службы охраны, 30% квартир получат ее сотрудники. А два подъемных крана входящего в группу «Управления механизации-260» специально прибыли из Петербурга, чтобы помогать столичной компании «СУ-155» строить новое здание ФСБ на Большой Лубянке. В компании говорят, что это «случайное совпадение».

Что еще? Подписано соглашение о намерениях с владельцем участка в 52 га в Южном Бутово. Если получится, компания построит там 410 000 кв. м жилья, но пока это только планы. По данным системы СПАРК, оборот «Мосстройреконструкции» пока не превышает $10 млн.

«Они еще себя не проявили, — уверен в конкурентах Луценко из Mirax. — Рано пока судить о результатах». «Я считаю, что Молчанов купил нормальное предприятие — «ЖБИ-6», — говорит владелец компании «СХолдинг» Алексей Шепель. — Он развивается в своей нише по своему сценарию и очень успешно».

Возможно, кому-то этого было бы достаточно. Но через год после переезда в столицу Андрей Молчанов ушел с поста председателя совета директоров Группы ЛСР, передал акции спешно созданной управляющей компании и занял место помощника министра здравоохранения Зурабова.

Андрей Молчанов имеет хорошие связи во властных структурах. Его отчим работает вице-губернатором в правительстве Валентины Матвиенко. Управляющий директор Группы ЛСР Евгений Яцышин около года проработал в Смольном председателем комитета по строительству. Городское управление инвестиций до недавнего времени возглавлял один из бывших топ-менеджеров ЛСР Лев Винник (сейчас он ушел работать советником министра обороны Анатолия Сердюкова, тоже выходца из Петербурга). Бывший советник Молчанова Евгений Петелин долгое время был вице-губернатором Ленинградской области, а специализированной комиссией по ЖКХ и ТЭК и сейчас руководит Сергей Кузьмин, бывший гендиректор входящей в Группу ЛСР компании «Гранит-Кузнечное».

Еще в ранние 1990-е исполнительным директором одной из структур ЛСР работал Сергей Миронов, ныне знаменитый на всю страну политик, спикер Совета Федерации и лидер партии «Справедливая Россия». Его с Молчановым до сих пор связывают дружеские отношения, основатель ЛСР считается одним из главных спонсоров партии Миронова.

Официальной информации о том, чем Молчанов будет заниматься в Минздравсоцразвития, нет. Но знакомый с ситуацией сотрудник министерства подтвердил Forbes на условиях анонимности, что деятельность нового советника министра будет связана с тем, что он умеет лучше всего, —строительством. В этом же уверены опрошенные журналом эксперты.

Самая крупная статья бюджета, выделенного на реализацию приоритетного нацпроекта «Здоровье», — 32 млрд рублей — должна пойти на строительство 14 федеральных высокотехнологичных медицинских центров в разных регионах страны, которые нужно возвести до 2008 года. Каждый центр должен быть площадью 22 000 кв. м. «Это авантюра, — кипятится Евгений Гонтмахер, который раньше возглавлял Департамент социального развития аппарата правительства РФ, а сейчас руководит Центром социальных исследований и инноваций. — Имеющиеся центры недогружены, можно было бы дополнить оборудованием их, а не затевать стройку». «Думаю, [проект возведения центров и приход Андрея Молчанова в министерство] связаны непосредственно, — соглашается депутат Госдумы Александр Хинштейн, большой специалист по обличению высокопоставленных чиновников и девелоперских компаний. — Стоимость квадратного метра такого объекта порядка $3000, это колоссальные деньги».

Кроме медицинских центров, у Минздравсоцразвития есть и другие интересные для строителя проекты. «Причина перехода — земля, — убежден Алексей Шепель. — У Минздрава есть куча старых поликлиник, профилакториев даже в Москве с огромными территориями. Их нужно снести и сделать на их месте что-то более умное. Скоро услышите: на территориях подчинения Минздрава будет что-то строиться Молчановым». «Быть чиновником — выгодный бизнес, — философствует Юрий Коргунюк, руководитель политологического отдела центра «Индем». — Особенно в незаметном ранге, когда ты и не на виду особенно, и доступ к финансам имеешь».

Андрей Молчанов не стал отвечать на вопросы Forbes. А Игорь Левит прокомментировал решение своего босса стать чиновником так: «В бизнесе Андрей Юрьевич реализовался, построил серьезную компанию, успешно справился с теми задачами, которые сам себе ставил. А в такие моменты у настоящих мужчин появляется вполне естественное желание послужить Родине, сделать что-то полезное для своих сограждан». Что ж, возможно. Тем более если служба Родине может в итоге помочь бизнесу, как это нередко случается.     

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться