Случай на производстве | Forbes.ru
$58.45
69.69
ММВБ2161.17
BRENT63.75
RTS1166.09
GOLD1288.50

Случай на производстве

читайте также
+1464 просмотров за суткиЗапасный выход. Валерий Окулов уходит из Минтранса после скандала с «ВИМ-Авиа» +12858 просмотров за суткиПереворот в Луганске. Что упускает российское руководство +5601 просмотров за суткиЯпония сделает олимпийские медали из старых смартфонов +1053 просмотров за суткиДеньги на ветер. Как автоматизировать бизнес и не навредить ему +1576 просмотров за суткиФАС разрешила «Яндекс.Такси» и Uber объединить бизнесы +1706 просмотров за суткиFacebook виляет элитой: победа Трампа — лишь вершина «айсберга» +801 просмотров за суткиГреют в холода: 3 модных аромата этой зимы +2451 просмотров за суткиМиллиардер Филипп Аншутц рассказал, как риск позволяет разбогатеть +6637 просмотров за суткиВслед за Керимовым: Дмитрий Фирташ продает свой бизнес-джет +4 просмотров за сутки20 директоров-капиталистов. Новый рейтинг Forbes +1604 просмотров за сутки«Балаган вокруг процесса»: Леонтьев назвал вбросом протоколы допросов Сечина по делу Улюкаева +440 просмотров за суткиКульт красоты: каким методикам доверяют сами руководители клиник +8498 просмотров за суткиУдар в спину. Почему Путин два года не мог простить Эрдогана +8181 просмотров за суткиСанкции пора отменять. Как вернуть качественные российские продукты на прилавки +6135 просмотров за суткиКорона Британской империи: состояние королевской семьи оценили в $88 млрд +1224 просмотров за суткиПочему люди нарушают правила традиционной экономики и как на этом заработать. Книги декабря +733 просмотров за суткиЗа прошлую неделю на аукционах было продано произведений искусства на $2,3 млрд. Как так вышло? +8046 просмотров за суткиВодить детей к репетиторам — это болезнь родителей +5649 просмотров за суткиКоробка с миллионом долларов. Сколько зарабатывают политтехнологи +2122 просмотров за суткиХолодный прием: фильм недели — «Снеговик» +2606 просмотров за суткиПрофиль заемщика. Как поведение в социальных сетях может снизить ставку по кредиту
03.07.2007 00:00

Случай на производстве

Опротестовав в суде акт налоговой проверки, юристы сумели отстоять честное имя директора завода

Около полугода назад руководитель одного подмосковного завода, с которым я давно был знаком, пожаловался мне за чашкой чая, что ему грозит увольнение. В материнской компании предприятия моего приятеля (его зовут Дмитрий) заподозрили в воровстве.

Началась эта история с плановой налоговой проверки завода, в результате которой был сделан вывод, что один из подрядчиков оказался подставной фирмой. Основания? Человек, числящийся по документам директором фирмы-подрядчика, заявил, что никакой он не директор и договоров от имени фирмы не подписывал. А речь тем временем шла о реконструкции одного из корпусов завода, в ходе которой подрядчик произвел бетонные работы. Расходы на них налоговики сочли экономически неоправданными и насчитали недоимку по налогу на прибыль, пени и штрафы на основании довольно распространенной в таких случаях трактовки статьи 252 Налогового кодекса. Пользуясь этой статьей, проверяющие зачастую относят расходы на маркетинговые или консультационные услуги к попыткам обналичить деньги через фирмы-однодневки.

Общая сумма выставленных требований оказалась небольшой, чуть больше месячного оклада Дмитрия. Однако актом налоговой проверки заинтересовалась служба внутреннего аудита головной компании холдинга. (Забегая вперед, скажу: занявшись этим делом, мы убедились, что бетонные работы проводились, а их рыночная стоимость вполне соответствовала договорной документации.)

Дмитрий дал поручение своей юридической службе оспорить акт налоговой, но первую судебную инстанцию компания проиграла. И вот мой школьный друг меланхолически вертел ложку в полупустой чашке с жасминовым чаем и размышлял вслух, куда бы ему пойти работать после увольнения. Я пообещал помочь ему сохранить репутацию и честное имя.

Первым делом мы разыскали директора, который не признал свои подписи под договорными документами. Оказалось, и правда: подписи были не его. Однако выяснилась любопытная подробность. Директор признал, что учредил строительную фирму, назначив себя руководителем, а потом продал ее другим предпринимателям. Они же, судя по всему, решили продолжить деятельность от имени бывшего директора. Результаты нашей беседы были оформлены в виде аффидевита — письменных свидетельских показаний, заверенных нотариусом, которые мы потом предъявили в апелляционной инстанции.

Вторая вещь, которую важно было доказать в суде, — проводились ли на самом деле бетонные работы. Для этого фотограф, работавший когда-то экспертом-криминалистом, зафиксировал состояние реконструированного здания, а в архиве завода мы нашли чертежи, по которым было понятно, что оно представляло собой раньше. Для пущей убедительности фотографии были включены в акт осмотра объекта, составленный нотариусом: тем самым мы зафиксировали не только изображение объекта, но и дату, и место осмотра.

После этого все документы вместе с проектно-сметной документацией мы отдали в один из крупных московских НИИ с просьбой дать заключение, выполнены ли бетонные работы при проведении реконструкции и в каком объеме. Эксперты подтвердили, что работы произведены. Более того, в своем заключении они указали, что без проведения таких работ реконструкция здания была бы невозможна.

Однако главная проблема, которую нам предстояло решить, заключалась не в добыче доказательств — надо было убедить апелляционный суд принять эти доказательства. Ведь согласно процессуальным правилам, апелляция принимает только те доказательства, представление которых в суд первой инстанции оказалось невозможно, да и то если сочтет причины их непредставления уважительными. И здесь в определенной мере нам помогли юристы самой компании, проводившие процесс в первой инстанции и заявившие на суде ходатайство о назначении экспертизы, которую суд первой инстанции отклонил.

Они также требовали вызвать директора строительной фирмы в качестве свидетеля, но суд первой инстанции счел, что вызов свидетеля только затянет процесс, а никаких новых обстоятельств он не подтвердит. Поэтому, когда мы представили аффидевит, нотариальные акты осмотра объекта и заключение специалистов НИИ, суд не без колебаний согласился с нашими доводами. А еще через час, выйдя из совещательной комнаты, огласил свое решение апелляционную жалобу удовлетворить, отменить решение первой инстанции и вынести новое, полностью удовлетворив наши требования.

Так, опротестовав акт налоговой проверки, мы развеяли сомнения собственника бизнеса относительно честности наемного менеджера. Что ж, это лишний раз подтверждает: в юридической практике часто бывает, что в суде приходится приводить доказательства, на первый взгляд не имеющие никакого отношения к сути проблемы.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться