03.09.2007 00:00

Контекст

Чужие мнения, которые нас вдохновляют, раздражают и удивляют

Главной мишенью криминалитета и чиновничьего рэкета становится средний и малый бизнес.

— Владимир Путин

Бизнесмены в СИЗО

Поначалу, встретив в тюрьме много предпринимателей, я сильно удивилась. Сегодня не удивляюсь. Предприниматели — это по-своему несчастные люди, которые мало того что работают по 12 часов в сутки и более, так еще и должны постоянно бороться с поборами и агрессией. К сожалению, перед угрозой коррумпированных правоохранительных группировок российский бизнес наивно разделился на две группы. Первые испытывают синдром школьника, не выучившего урок. Учительница идет по списку: Иванов, Петров, Сидоров, а ты сидишь и думаешь, что, может быть, тебя на этот раз пронесет. Понимаешь, как давят других, знаешь, что рано или поздно придут к тебе, но вопреки всему надеешься, что пронесет. А вторая половина бизнеса откупилась и посмеивается над «школьниками», думает: «Я заплатил, меня не тронут». Но ведь такая «защита бизнеса» ведет к участию в преступной схеме! Вспоминаю пример: девочка у нас сидела в СИЗО №6, у нее был туристический бизнес. Она платила, платила все больше и больше. Потом не смогла еще больше платить и уже два года сидит. Они-то думают, что деньги у нее есть, а их больше вправду нет. Тогда сестру ее посадили — партнера по бизнесу. Стали придумывать уголовное дело, а там уж «раз посадили — значит есть за что».

— Яна Яковлева, финдиректор НПК «СОФЭКС», проведшая семь месяцев в СИЗО, для «Ведомостей»

Дело фармацевтов

Участники рынка были шокированы новостью о задержании [президента группы компаний «Протек» Виталия] Смердова. Источник в Минздравсоцразвития не исключает, что только задержанием господина Смердова следствие не ограничится: фигурантами дела могут оказаться и руководители других компаний, участвовавших в прошлогоднем скандале.

— «Коммерсантъ»

Кто следующий? Сейчас осуществляется атака на «Евросеть». Думаю, что за ней стоит банальная попытка отобрать успешный и прибыльный бизнес со стороны кого-то очень близкого к государственной власти. Ходорковский был первым, рано или поздно придет и очередь Дерипаски, а потом постепенно, шаг за шагом государственная машина доберется до каждого предпринимателя, до каждого собственника. И так будет продолжаться, пока под контролем государства не окажется все — если не поменяется отношение общества к бизнесу, к предпринимателям, к частной собственности... И к приватизации.

— Никита Белых, глава политсовета партии «Союз правых сил», в своем блоге

Война «крыш»

Г-н Гуцериев, как известно, добивался благосклонности Кремля посредством г-на Тельмана Исмаилова и вообще всей околотаможенной партии, связанной с ФСО. После того как война ФСБ и ФСО за таможню, со взаимными налетами на склады, с бриллиантами, изымаемыми на вес, и допросами высокопоставленных секретарш с применением психотропных препаратов, кончилась сокрушительной победой ФСБ, проигравшей стороне стало не до защиты чужих — свое б не потерять.

— Юлия Латынина в «Газете.ru»

[pagebreak]

Прокурорам виднее

По данным Генпрокуратуры, действия банка [«Русский стандарт»] «создают социальное напряжение в обществе, дискредитируют идею потребительского кредитования».

— РИА «Новости»

Элита в заложниках

Возникла странная ситуация, созданная самой властью. Она оказывается в первую очередь невыгодна тому слою, который принято называть элитой, — слою людей, обладающих богатством и влиянием. Именно эти люди в наибольшей степени подвержены риску силового давления или фактической экспроприации и, соответственно, в большей степени, чем остальное население, должны ощущать непрочность и по большому счету ненормальность своего нынешнего положения. Если в развитом мире в условиях правового государства богатство и успех дают ощущение безопасности и уверенности в завтрашнем дне, то в России эти же вещи в подавляющем большинстве случаев, наоборот, усиливают риск навлечь на себя большие неприятности.

— Григорий Явлинский, для «Ведомостей»

Новости партнеров