Мозговой штурм | Forbes.ru
сюжеты
$58.83
69.37
ММВБ2141.4
BRENT63.57
RTS1146.84
GOLD1259.30

Мозговой штурм

читайте также
От фитнес-трекера до сердечного клапана: какие медицинские стартапы выбирают инвесторы Стартап на экспорт: 8 различий венчурного мира США и России Венчур для реального сектора: чего ждать от 2017 года Еще быстрее: почему в России мало растущих компаний В поисках прорывов: почему в России все еще мало успешных стартапов Венчурное похмелье. Уроки 2016 года для стартапов и их инвесторов +2 просмотров за суткиСтрана несбывшихся единорогов: почему в России все еще нет эффективной среды для стартапов Венчур в Сингапуре: почему оценки стартапов в Юго-Восточной Азии выше, чем в Кремниевой долине Венчурный капитал в России: (не)доступность и (не)востребованность Чем грозит венчурному рынку падение рубля Прикосновение Мидаса: в кого инвестировала Sequoia Самые успешные венчурные капиталисты мира — 2014: рейтинг Forbes Список Мидаса: герои и тенденции рынка венчурных инвестиций Передовики риска Письма читателей Я слышал, появилась новая форма юридического лица - хозяйственное партнерство. Для чего оно нужно? Продуманный план позволяет привлечь столько средств, сколько нужно Уроки конкурса

Мозговой штурм

Избыток свободных денег на рынке приводит к росту инвестиций в рискованные IT-проекты. Александр Галицкий знает, куда вкладывать средства

Уроженец Житомира Александр Галицкий к 52 годам повидал в жизни многое. Писал программы для советских спутников-шпионов и давал показания ФБР, ссорился с Биллом Гейтсом, размышлял над смыслом жизни в Непале и руководил компанией в Амстердаме. И все же занимался Галицкий всегда одним и тем же: искал на мировом рынке место для российской высокотехнологичной продукции.

Но обо всем по порядку. Двенадцатого августа 1991 года специальная комиссия ЦК КПСС согласилась с возможностью продажи советских технологий на Запад. Совещание в составе секретаря ЦК Олега Бакланова, управляющего делами ЦК Николая Кручины и других партийных функционеров постановило открыть компанию в калифорнийской Кремниевой долине, которая развивала бы перспективные разработки совместно с американскими инвесторами.

Речь шла о разработках в сфере электроники, системотехники, связи. К тому времени «железный занавес» прохудился, американские и советские коллеги даже ездили друг к другу в гости «по обмену опытом». «Американцам было любопытно понять, каков на самом деле технический потенциал русских и нельзя ли вместе с русскими что-то организовать», — вспоминает Сергей Тарасов, в начале 1990-х работавший в ВПК, а много позже возглавлявший московский офис Sun Microsystems.

Вопрос в ЦК докладывали два топ-менеджера оборонного комплекса из Зеленограда, уже имевшие опыт общения с иностранцами: генеральный конструктор НПО «ЭЛАС» Геннадий Гуськов и Александр Галицкий, руководитель НПЦ «Элвис». Центр Галицкого, отвечавший за программное обеспечение для спутников, незадолго до того отпочковался от «ЭЛАСа». «Название придумал я, — вспоминает Галицкий. — Мне нравился Элвис Пресли. А официально оно расшифровывалось как «Электронно-вычислительные информационные системы».

Сомнительные музыкальные вкусы, независимый характер и нелюбовь к пиджакам-галстукам могли бы со временем помешать советской карьере молодого конструктора. Но спустя неделю после описываемых событий на улицы Москвы вышли танки — и о советской карьере можно было забыть. Зато связи с иностранцами очень пригодились.

Компания для сотрудничества с американцами все-таки была создана — в России. В частной фирме «Элвис-Плюс» Александр Галицкий получил контрольный пакет, а основной предполагаемый заказчик, корпорация Sun Microsystems, — 10%. Долю в бизнесе Галицкий продал американцам за $1 млн и девятитонный контейнер компьютерной техники.

 

Зеленоградская компания выполнила больше десятка проектов для заокеанского партнера. Конечно, это было не совсем то, о чем говорилось на памятном заседании комиссии ЦК. Коллектив российских программистов просто работал по заказу американцев, исполняя чужие идеи и пожелания, — своего рода интеллектуальный толлинг. Но все же Галицкий импортировал высокотехнологичный продукт, а не сырье. «Я как-то приехал в Усть-Илимск на деревообрабатывающий комбинат, — рассказывает предприниматель. — Сидим в бане. Коммерческий директор говорит: Саша, ты молодой парень, у тебя знакомые за рубежом, ты за границей был. Бросай ты это дело, давай лучше лесом торговать. Ну как это можно? У меня гордость за то, что я создаю».

Деятельность «Элвис-Плюс» оценили на неожиданно высоком уровне. В 1997 году в составе одного из своих продуктов Sun Microsystems выпустила на рынок систему защиты Windows для работы в интернете, разработанную «Элвис-Плюс». Система содержала мощные средства шифрования, что не могло понравиться американским властям. США не разрешают своим компаниям распространять по миру трудно взламываемые системы шифрования. В нашем случае Sun формально была ни при чем: программу писали в России и Швейцарии, а тестировали в Индии. Тем не менее правительство США намекнуло компании — сотрудничество с «Элвис-Плюс» нужно свернуть. Возникли слухи, что президенту США на Sun нажаловался конкретно глава Microsoft Билл Гейтс.

«Ходил ли к президенту лично Билл — не скажу. Но то, что Microsoft приложил к этому руку, — это точно. Я знаю это от тогдашних представителей Department of Commerce, — рассказывает Галицкий. — Позже я спрашивал Гейтса об этой истории, но он увильнул от ответа». Так «Элвис-Плюс» осталась без американского заказчика.

Затем был краткий период международной славы (150 публикаций в прессе по нашумевшему делу о криптографии, приглашения на престижные форумы, встречи с ключевыми людьми индустрии), не вполне удачный опыт построения IT-компании в Нидерландах, полугодовое путешествие по Непалу… В 2003 году вернувшийся на родину Александр Галицкий принимает решение инвестировать в рискованные высокотехнологичные проекты.

Венчурный бизнес на первый взгляд прост: обладатель капитала находит человека или группу людей с блестящей идеей (разработкой), финансирует доведение идеи до товарного вида, затем партнеры делят прибыли от проекта. На практике инвестор должен обладать суммой определенных качеств и знаний. Александр Галицкий, к примеру, к такой деятельности вполне подготовлен.

Галицкому по-прежнему принадлежит 56% акций «Элвис-Плюс», одного из лидеров российского рынка информационной безопасности (выручка превышает $100 млн в год). Но от оперативного управления компанией предприниматель отошел еще в конце 1990-х. «Жизненный опыт показал Александру, что он максимально эффективен не в оперативном управлении, а именно как стратег, — рассказывает глава одной из компаний, получивших инвестиции от Галицкого. — Кроме того, значение для венчурного бизнеса имеют его большие связи в IT-индустрии».

Утверждение «эффективен как стратег» комментирует сам Галицкий: «Эта деятельность требует определенного таланта — таланта наставника, тренера, что ли. Одних знаний мало, надо сопереживать этому бизнесу». «Он много говорит с нами о стратегии, менеджменте. Жестко критикует, указывает на проблемы. Часто при этом видит элегантные пути их решения», — рассказывает еще один получатель инвестиций Галицкого.

Теперь о «связях». Раз в год в одной из европейских стран проходит конференция Tech Tour — венчурные инвесторы из разных государств встречаются с местными разработчиками. Подготовку этого мероприятия обычно поручают самому известному на мировом рынке IT-бизнесмену страны, принимающей Tech Tour. В 2004 году конференцию принимала Россия, организатором выступал, естественно, Александр Галицкий. Предприниматель получил возможность изучить 237 заявок, присланных на Tech Tour российскими командами разработчиков. Восемь команд из этого набора получили инвестиции в течение года — часть денег пришла из основанного в Амстердаме венчурного фонда AV Galitsky Holdings (он переименован в IT Navigation).

Сейчас в портфеле фонда — восемь компаний (часть из них представлены в таблице на этой странице), в которых у Галицкого от 10% до 40%. Объем инвестиций фонда в эти проекты — от $100 000 до $1 млн. Сфера интересов Галицкого все та же — программные продукты, защита информации, связь. Инвестор должен понимать продукт, на который он тратит свои деньги. «Прежде всего я смотрю, насколько велик рынок для предложенного продукта, — объясняет Галицкий принципы отбора проектов. — А если компания нишевая, то есть ли у нее шансы выйти на более объемный рынок. Венчурный инвестор хочет получить примерно в десять раз больше, чем он вложил в проект. Объем рынка должен позволять это сделать».

Все компании Галицкого используют труд российских разработчиков, но часть фирм разместила свои штаб-квартиры за рубежом — голландскую структуру легче продать, если возникнет необходимость. Продажа — один из самых вероятных сценариев завершения проекта, важно лишь выбрать момент, когда компания будет стоить максимально дорого. Средняя доходность венчурных операций (с учетом всех побед и провалов) — 35% годовых, в России этот показатель Ассоциация прямого и венчурного инвестирования оценивает в 40–50%. Интереснее, конечно, рассматривать отдельные проекты. В прошлом году Александр Галицкий продал ЗАО «Навигационные карты», создающее электронные карты местности, мировому лидеру этого рынка, корпорации Tele Atlas. Цену сделки предприниматель не называет, но среднюю доходность своих вложений он посчитал — 550% за три года.

 

Пока венчурный рынок России ничтожно мал — в год команды разработчиков осваивают не более $100 млн. Для сравнения: в США в прошлом году объем рискованных вложений в высокотехнологичные проекты составил $25,8 млрд, в Индии — $7 млрд.

Однако успехи первых венчурных проектов привлекают внимание российских инвесторов к рынку высоких технологий. «В России становится все больше свободных длинных денег. И все меньше возможностей инвестировать их с высокими процентами, — говорит эксперт в области венчурного финансирования, глава Регионального фонда научно-технического развития Санкт-Петербурга Игорь Гладких. — Уже есть опасения, что венчурный рынок будет перегрет. Начинается конкуренция за проекты».

Вот показательный пример. Сергей Белоусов, выпускник МФТИ, гражданин Сингапура. Создатель и основной владелец южнокорейской компании Rolsen, выпускающей телевизоры, DVD-плееры, бытовую и аудиотехнику. Выручка компании свыше $500 млн, большую часть этой суммы дает российский рынок.

Однако Белоусов не занимается оперативным управлением Rolsen. Сейчас его силы уходят на развитие двух программистских компаний — SWsoft (в этом проекте партнером Белоусова выступает Галицкий) и Acronis. «Почему стал заниматься софтом? А зачем вообще люди работают, когда материальный вопрос уже не является решающим, — рассказывает Белоусов в интервью Forbes. — Я не умею отдыхать. Да и родители мои — ученые-физики, я люблю создавать новые технологии. Мне этот бизнес больше нравится».

Добавим от себя: рентабельность производителей дешевой бытовой электроники — считаные проценты, а на разработке софта можно въехать в рейтинг богатейших предпринимателей мира журнала Forbes. Главный конкурент SWsoft в производстве программ для автоматизации дата-центров (хостинг-провайдеров), американская компания VMware в середине августа провела IPO на NYSE. При объеме продаж $700 млн в год капитализация компании достигла $20 млрд. Выручка SWsoft составляет $100 млн в год, ее капитализацию по аналогии с VMware можете посчитать сами.

Вот еще примеры. В 2004 году Андрей Баронов и Ратмир Тимашев продали свою компанию Aelita Software калифорнийской корпорации Quest Software за $115 млн. Часть вырученных денег пошла на основание венчурного фонда ABRT, финансирующего IT- и интернет-проекты. А контролируемый «Альфа-Групп» фонд «Русские технологии» запустил в Индии завод Ultra Motor по производству электровелосипедов с оригинальным импульсно-инерционным двигателем, созданным российским изобретателем Василием Шкондиным. Глава компании Джозеф Боуман сообщил Forbes, что уже в будущем году выручка Ultra Motor составит $20 млн.

Наконец, к венчурному финансированию подключилось правительство. «Российская венчурная компания» (РВК) будет передавать (на льготных условиях) государственные средства в доверительное управление частным фондам. Весной этого года на конкурсе определилась первая тройка получателей средств: ЗАО «ВТБ Управление активами», ООО «Управляющая компания «Биопроцесс Кэпитал Партнерс» и ЗАО «ФинансТраст». Приоритетные направления инвестиций — разработки в сфере безопасности и противодействия терроризму, био- и нанотехнологии, информационные системы и телеком.

Александр Галицкий в свою очередь ведет переговоры о создании нового большого венчурного фонда, в который будут вложены деньги не только основателя, но и крупных западных инвесторов, финансовых институтов и частных лиц (результаты этих переговоров станут известны осенью). Объекты для инвестиций найдутся. Кроме программного обеспечения, по мнению Галицкого, у российских специалистов хорошие перспективы и заделы в области проектирования микросхем, лазерной физике, прикладной медицине, альтернативной энергетике.

«Конкуренции за проекты я не боюсь. Чем больше фондов, тем лучше, иначе наступает вырождение, — говорит Галицкий. — У нас команда, опыт, портфель проектов. Для западных фондов мы можем стать местными партнерами. Что касается российских венчурных инвесторов, то здесь наблюдается нехватка опытных профессионалов».

«Грамотных управляющих проектами не хватает, — согласен Игорь Гладких из Регионального фонда научно-технического развития Санкт-Петербурга. — Судя по всему, венчурным инвесторам в России придется не только давать деньги разработчикам, но и самим строить бизнес вокруг технологий». Что ж, опыт построения бизнеса у Александра Галицкого есть.

Технологии в цифрах

  • 25 000 ученых навсегда уехали из России за 15 лет, с 1989-го по 2004 год. Еще 30 000 ученых работают за рубежом по временным контрактам.
  • 15 млрд рублей готова вложить в рискованные высокотехнологичные проекты государственная Российская венчурная компания.
  • 8500 раз окупил свои венчурные вложения американец Андреас фон Бехтольсхайм. Пакет акций Google, который он купил при рождении компании за $200 000, теперь стоит $1,7 млрд.
  • 10% венчурных инвестиций в США приносят прибыль.

Источник: Министерство образования и науки РФ, Российская венчурная компания, Forbes (США)

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться