Синее море, серые схемы | Forbes.ru
$58.42
69.08
ММВБ2160.16
BRENT63.30
RTS1159.11
GOLD1292.10

Синее море, серые схемы

читайте также
+498 просмотров за суткиК новогоднему столу. Почему в России выросли цены на красную икру +105 просмотров за суткиСухой паек: нефтегазовые гиганты не могут найти альтернативу западному финансированию +107 просмотров за суткиСила ветра и солнца. «Чистая» энергетика Китая стала мощнее всей российской электроэнергетики +11 просмотров за суткиСорок отважных и МГУ: что привезли в Гуанчжоу российские предприятия +11 просмотров за суткиОпыт двадцатилетия. Стоит ли ждать повторения азиатского кризиса в ближайшем будущем +4 просмотров за суткиЛо Янь, №40 в списке выдающихся деловых женщин КНР: «В Китае у женщин и мужчин равные возможности» +6 просмотров за суткиНефтяные юани и борьба за китайский рынок: кому выгоден отказ от нефтедоллара +68 просмотров за суткиНастоящее наше. «История русской изобретательской мысли» Тима Скоренко и другие книги октября +14 просмотров за суткиMade in China: чем Россия и Китай могут быть полезны друг другу +10 просмотров за суткиЗа честный бизнес: как не попасться на удочку китайским аферистам +8 просмотров за сутки«Криптобог» заговорил: Бутерин обозначил главные проблемы блокчейн-систем +3 просмотров за суткиНедвижимость дорожает, миллиардеры богатеют: в китайском списке Forbes сменился лидер +6 просмотров за суткиМорской бой. Бывшие друзья, основатели крупнейшего рыбопромышленного холдинга делят бизнес +79 просмотров за суткиЗолотая рыбка. Рейтинг крупнейших рыболовецких компаний +1 просмотров за суткиФермерское хозяйство. Как устроена жизнь в окружении машин, добывающих биткоины +2 просмотров за суткиВосточный вектор. Индия и долина реки Меконг как альтернатива Китаю +1 просмотров за суткиЗапрет на бензиновые и дизельные автомобили в Китае: что будет с ценами на нефть +5 просмотров за суткиМа Хаутен разбогател за полдня почти на $1 млрд, но так и не смог обойти Джека Ма +3 просмотров за сутки«Роснефть» течет на Восток. Китайская CEFC выкупает 14,2% акций у консорциума QIA и Glencore за $9,1 млрд +5 просмотров за суткиЕсли будет война: как конфликт с Северной Кореей повлияет на нефтяные цены +9 просмотров за суткиПринцип «чха бу доу». Что нужно знать бизнесмену о Китае, чтобы не удивляться
#Китай 03.12.2007 00:00

Синее море, серые схемы

Мега Бахри Forbes Contributor
Китайцы едят все больше рыбы. Это позволяет семье Нг увеличивать масштабы своего бизнеса

На рыбозаводе в китайс- ком городе Циндао рабочие в белых комбинезонах, колпаках и перчатках, трудясь попарно, разделывают аляскинскую сайду: отрубают головы и удаляют потроха. За день здесь превращают в филе 25 т рыбы. Прежде чем улов заморозят и отправят в китайские магазины и рестораны и за рубеж, его выборочно проверяют на наличие червей и паразитов.

Это лишь один из 20 раскиданных по китайскому побережью рыбозаводов компании Pacific Andes International Holdings. Гонконгская Pacific Andes, принадлежащая малайзийской семье с труднопроизносимой для европейца фамилией Нг, — крупнейший в мире производитель рыбного филе. С 1983-го по 2003-й потребление рыбы в Китае на душу населения увеличилось пятикратно, что не могло не отразиться на азиатской рыбной промышленности и прежде всего Pacific Andes. В прошлом году компания получила $40 млн прибыли при выручке $1,08 млрд, объем продаж с 2001 года утроился.

На Китай приходится примерно половина продаж Pacific Andes, на Европу и Северную Америку — 40%. Качество китайских продуктов беспокоит западных покупателей, особенно когда в газетах пишут о вредной зубной пасте и ядовитых игрушках. Но их продолжают покупать: трудно что-то противопоставить китайским ценам. Семье Нг уже приходилось отбиваться от обвинений в том, что часть продаваемой ими рыбы была выловлена незаконно.

Сорокавосьмилетний Нг Джо Сианг, старший из шести братьев и сестер, возглавляет сегодня Pacific Andes, в которой его семье принадлежит 51%. Ее дочерняя China Fishery Group — вторая по размерам азиатская компания по ловле и заморозке морепродуктов, она уступает только японской Nippon Suisan Kaisha и уже догоняет ее.

Семья Нг переехала из Малайзии в Сингапур в 1963 году, когда Джо Сиангу было 4 года. Его отец Нг Све Хонг занимался всем, от торговли рисом и рыбного бизнеса до недвижимости. Он также сдавал внаем торговые суда.

В 1980 году Джо Сианг окончил университет в штате Луизиана в США, получив диплом специалиста по международной торговле и финансам, и стал правой рукой отца. Череда корпоративных банкротств в Сингапуре в начале 1980-х вызвала обвал фондового рынка и рынка недвижимости, семья Нг разорилась и к тому же осталась с долгами на $30 млн. «Меня осаждали кредиторы», — вспоминает Джо Сианг за чашкой кофе в своем скромном офисе в Циндао, где бывает не реже, чем дважды в месяц. Семья продала все, включая его новый Mercedes, и в 1985 году переехала в Гонконг. Вскоре после этого они основали Pacific Andes.

Вначале компания импортировала рыбу из Индии, Пакистана и Южной Америки и продавала ее на Тайване. Затем Pacific Andes стала экспортировать в США и Великобританию креветки из Тайваня и Китая. «Когда мы переехали в Гонконг, мы не хотели, чтобы кто-то там узнал о нашем прошлом, — говорит Джо Сианг. — Мы вели себя тихо. Хотели зарабатывать деньги и немного отдохнуть от кредиторов». Только в 1992 году все долги были погашены.

К тому времени отец все меньше участвовал в оперативном управлении, но оставался председателем правления компании вплоть до своей смерти в прошлом году (теперь эта должность перешла к его вдове). Джо Сианг понял, что, хотя до сих пор дела шли удачно, креветки не могут и дальше быть основным товаром компании. Тем более что судам под тайваньским флагом чинили препятствия в некоторых районах рыбного промысла. И он также понял, что растущие доходы населения в Китае должны привести к росту потребления морепродуктов.

Но ловить популярные виды рыбы, например треску, — дорогая затея. Джо Сианг видел будущее компании в промысле еще мало знакомой покупателям рыбы, причем поначалу силами российских траулеров. В 1991 году Pacific Andes нацелилась на аляскинскую сайду. Эта рыба, у которой плотное филе, была недооценена рынком. В России, например, ее использовали для изготовления рыбной кормовой муки. Джо Сианг решил познакомить с ней Китай. Поскольку сайда — родственница трески и похожа на нее строением и вкусом, она оказалась естественной заменой треске. В результате ее цена поднялась с $240 за тонну в начале 1990-х до нынешних $1300.

Pacific Andes рассчитывала и на американский рынок, сетям быстрого питания и оптовикам она предлагала рыбу с отсрочкой платежа. За год компания завоевала 25% американского рынка импортной сайды.

Чтобы получить рыбу, Pacific Andes платила своим российским поставщикам вперед, покрывая их расходы на топливо и рыбопромысловое оборудование. Тем самым она закрепила отношения с флотом, который сильно пострадал от распада СССР. Получая предоплату, российские судовладельцы шли на большие скидки.

В 1994 году Pacific Andes разместила акции на Гонконгской бирже, а в 1996-м подразделение компании, которое занимается хранением, дистрибуцией и оптовой торговлей, провело публичное размещение в Сингапуре. «Мы решили разместить акции в Сингапуре, чтобы показать всем, что мы вернулись», — объясняет Джо Сианг.

Но тут разразился азиатский финансовый кризис, и кредиторы начали требовать погашения ссуд. К середине 1998 года у компании осталось только семь банков-партнеров из 26. «Все боялись за будущее», — вспоминает Джо Сианг. Компания упростила свою деятельность. Она уменьшила число видов вылавливаемой рыбы с 40 до пяти. «Мы решили следовать правилу 80:20. И уравновесить два направления рыбного бизнеса: в Китае и на внешних рынках». Джо Сианг говорит, что привык выжимать максимум из доступных ресурсов. Например, он летает экономклассом, если полет занимает меньше шести часов (то есть иногда он все-таки покупает более дорогие билеты), старается совершать перелеты по выходным. «Я считаю, что рабочие дни надо проводить в своем кабинете за работой», — объясняет он.

Аккуратное отношение к издержкам заметно и в организации производства. В начале 1990-х, когда Pacific Andes начала производство филе в провинции Шаньдун, где находится Циндао, компания поняла, что можно больше заработать, используя дешевую китайскую рабочую силу. Чистка рыбы была передана от машин людям: ручная обработка позволяет сохранить в филе две трети массы рыбы, а машинная оставляет только половину.

Pacific Andes искала для своих заводов как можно более дешевые помещения; к счастью, в Китае найти их не сложно. «Наша философия: если можно арендовать, мы не покупаем, а если можно купить, мы не строим», — говорит Джо Сианг.

В 2000 году компания снова стала рентабельной, но скоро столкнулась с иными трудностями. Притом что запасы трех четвертей видов рыбы считаются полностью освоенными или истощенными, недобросовестные предприниматели идут на разные ухищрения, чтобы обойти ограничения по вылову. Изначальная модель бизнеса Pacific Andes, когда она финансировала владельцев судов в обмен на часть улова, слишком тесно связывала ее с браконьерами.

В 2002 году ВМС Австралии задержали два ярусолова, которые вылавливали клыкача в Тихом океане без лицензии. Расследование обнаружило целую флотилию из 13 судов, они координировали свои действия в море, в том числе перегружали выловленную рыбу и топливо, менялись членами экипажа и провизией, чтобы обойти ограничения по вылову рыбы на одно судно. Обнаруженная на борту документация и сигналы связи указывали на группу компаний (в их числе Pacific Andes), которые были основаны, контролировались и управлялись из Гонконга Нг Све Хонгом и его партнерами. Согласно отчету Коалиции легальных ловцов клыкача, отраслевой группы из Перта, Pacific Andes утаивала происхождение рыбы и рыбных консервов, полученных в результате незаконных операций. По тогдашним оптовым ценам годовой улов 26 000 т клыкача стоил как минимум $200 млн.

В 2003 году та же австралийская отраслевая группа указала на связь Pacific Andes с несколькими владельцами морских рыболовецких судов из Испании, известных как Галисийский синдикат, и обвинила компанию в том, что она помогала перерабатывать и продавать незаконно выловленного клыкача. Затем в 2005 году в отчете Greenpeace компания обвинялась в пособничестве (своими соглашениями о покупке) донному тралу — способу добычи, который разрушает океанические экосистемы. Эти и другие эпизоды рассматривались как нарушение подписанной 35 государствами Конвенции об охране антарктических морских живых ресурсов. Недавно критики компании заговорили о связях между Pacific Andes и китайским государственным судовладельцем China National Fisheries Corp., одно из отделений которого владеет долей в дочернем предприятии Pacific Andes (компания семьи Нг до недавнего времени принципиально не обзаводилась собственными судами).

Когда речь заходит о незаконной ловле рыбы, Джо Сианг, который до этого говорил весело, перемежая речь добродушными шутками, начинает нервно притопывать. «Эти суда занимались браконьерством... но мы не владеем судами. Нет доказательств, что мы покупали улов, — говорит он о делах 2002–2003 годов. — Против нас выдвигались обвинения, потому что мы занимаем доминирующее положение в отрасли. Теперь мы осторожнее выбираем партнеров. Тогда мы работали с кем угодно и помогали им ремонтировать суда, оплачивать горючее и команду. Сейчас мы отсеиваем поставщиков и не имеем дел с теми, кого обвиняют в незаконной ловле».

По поводу Greenpeace Джо Сианг сперва отшутился: «Если слишком много слушать этих зеленых, все люди должны стать вегетарианцами». А потом подчеркнул, что Pacific Andes придерживается экологически допустимых методов лова.

В прошлом году Pacific Andes поручила Deloitte & Touche следить за закупками рыбы и каждый квартал подтверждать, что все партии рыбы сопровождались надлежащими документами. Кроме того, компания начала менять бизнес-модель и теперь у нее 34 собственных судна (в дополнение к 23 зафрахтованным). Китайское правительство продало свою долю в Pacific Andes в прошлом году. «Наверное, в прошлом нам не хватало осторожности, не хватало ума», — вздыхает Джо Сианг.

Тем временем расширение бизнеса продолжается. За последние десять месяцев Pacific Andes потратила в Перу $180 млн на приобретение шести заводов, одной фабрики консервов и рыболовецкого флота из 34 судов. Джо Сианг хочет продавать перуанские анчоусы как консервированные сардины. Также в списке чилийская ставрида из южной части Тихого океана для Африки, а также антарктический криль.

В Китае Pacific Andes строит перерабатывающий комплекс площадью 33 га близ Циндао. Завод стоимостью $85 млн по производительности будет равен десяти нынешним, на нем будет работать 13 000 человек, там установят самые большие в Китае холодильные камеры.

Pacific Andes борется за чистоту при переработке рыбы. Благодаря собственной лабораторной компании Sino Analytica ей удалось остаться непричастной к разразившемуся недавно в Китае скандалу с подпорченным продовольствием. Она проверяет рыбу на наличие микробов и тяжелых металлов.

«За 22 года мы многое сделали, чтобы отмыть руки, — рассказывает Джо Сианг. — Нас считают успешными. Но у нас закрытый семейный бизнес, и мне кажется, пока у нас нет оснований говорить об успехе».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться