03.01.2008 00:00

Корпоративная аномия

В ближайшие три-пять лет многие менеджеры могут остаться не у дел

В маркетинговых исследованиях и социологии в целом принято фиксировать то, что уже произошло. Но иногда важно получить данные о том, что будет. Их нельзя «собрать» — социологам благодарны хотя бы уже за то, что они регистрируют «ранние сигналы» едва намечающихся трендов.

Об одном из таких сигналов — на рынке труда в Москве — я и хотел поговорить. Я сужу о ситуации по собственному опыту работодателя, по количеству публикаций о росте зарплат и притоку специалистов из регионов, по выступлениям специалистов HR, а также по популярной деловой литературе, призывающей освободиться из «офисного рабства». И могу предположить: в ближайшие 3–5 лет за корпоративным бортом останутся многие высокооплачиваемые сотрудники, кому сегодня представляется абсурдной мысль, что «такой профессионал, как я», может оказаться ненужным.

О ком речь? Это часть менеджеров первого поколения (им сейчас 35–40 лет), которые не стали владельцами/совладельцами бизнеса или не вырвались на первые роли в компаниях (в «топы»). Назовем этих людей «пре-топами».

В определенной мере к ним применим термин «аномия», который ввел французский социолог Эмиль Дюркгейм. Дюркгейм обозначал им особое состояние, ведущее к анормальному поведению (например, самоубийству), и связывал с разрушением моральных ценностей и социальных норм. В случае «пре-топов» все не так трагично, но стоит признать: им, как классу, действительно свойственно отсутствие общих моральных ценностей.

Из наших исследовательских проектов мы видим: в обществе активно развиваются и усложняются материальные атрибуты, нормы потребления, маркирующие средний класс, к которому принадлежат и «пре-топы». Однако общепринятых духовных ценностей и социальных норм, приверженность которым на Западе идентифицирует человека как представителя среднего класса, нет.

Потребление и комфорт как универсальная концепция жизни приводят к тому, что отношение к компании, в которой «пре-топы» в настоящий момент работают, также трансформируется в чисто потребительское. Об искренней лояльности и речи не идет. Особенно если корпорация велика и не персонифицирована. Главными же ценностями пребывания в структуре становятся корпоративные привилегии, «грейды», содержание социального пакета, «поездки и тренинги», бонусы, политическое лавирование и собственная устойчивость внутри компании. Собственно работа воспринимается как досадная необходимость и неизбежная плата за перечисленные выше ценности. Я не могу припомнить случая, чтобы в компаниях произносилось вслух слово «призвание». Оно попросту исчезло из делового языка.

Класс людей, «подсевших на корпоративную иглу», довольно велик. Они без труда могут менять «иглы», но пока рассчитывают исключительно на увеличение «дозы». Такая зависимость постепенно лишает воли к действию и готовности рисковать, начинать что-то заново, например свой бизнес, в случае самостоятельного и вынужденного ухода…

Подобные уходы уже начались. Я лично знаком с четырьмя «пре-топами», которые в начале этого года мирно расстались с компаниями, «отжав» их на прощание. Никто из них до сих пор не вышел на новую работу. Одна из причин: они рассчитывают на повышение доходов и позиций, но забывают, что им на смену пришло новое поколение молодых и агрессивных профессионалов, которые не составляют никакой конкуренции «топам», но начнут активно вытеснять «пре-топов».

К чему приведет эта ситуация? Дифференциация доходов «топов» и «пре-топов» в России будет колоссальной. Аналогичный процесс происходит в Великобритании, где появился даже специальный термин, обозначающий чрезмерно много зарабатывающих руководителей компаний — fat cats, «жирные коты». Их доходы в разы превышают компенсации тех, кто стоит под ними, тех самых «пре-топов». Однако сложности наших «пре-топов» в отличие от их западных коллег заключаются во все том же отсутствии системы моральных координат. Русский наемный сотрудник того типа, о котором мы говорим, с доходом около 300 000 рублей в месяц, бежит по проторенной дороге потребительских ценностей и атрибутов: он изо всех сил пытается потреблять или имитировать стиль потребления тех, чей доход в 10 и более раз выше. Он испытывает чудовищный денежный дефицит. Который, увы, вынуждает его снова и снова осуществлять «отжим» корпорации. До тех пор, пока она не исторгнет его.

Новости партнеров