Трудности перевода | Forbes.ru
$59.03
69.62
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1294.06

Трудности перевода

читайте также
+5 просмотров за суткиЛомка ИКЕА: шведскую мебель будут продавать через Amazon и Alibaba +4 просмотров за суткиОкружение Москвы: ИКЕА удвоит количество ТЦ «Мега» в столичном регионе +7 просмотров за суткиПрощай, отвертка: IKEA приобрела аналог Uber для сборки мебели на дому +20 просмотров за суткиОтветный удар IKEA: арестован Константин Пономарев, «выбивший» из шведов 25 млрд рублей +1 просмотров за суткиКто придет вслед за покемонами? Дополненная реальность увеличивает продажи Диван-онлайн: как заработать на продаже дизайнерской мебели в интернете Байк от: 10 люксовых производителей велосипедов Онлайн-гипермаркет или собственный магазин. Что лучше? Гнутся шведы: как русский бизнесмен выбил из IKEA 25 млрд рублей Гнутся шведы Как заработать на времени, проведенном клиентом в кафе Конкурс стартапов-2012: почему здоровое питание не продается в фитнес-центрах Правила бизнеса основателя IKEA Что будет с IKEA после ухода Ингвара Кампрада Зачем Ингвар Кампрад продал бренд IKEA? Пособие для глобальных предпринимателей 3D-печать изменит материальный мир не меньше, чем iPod — цифровой 8 лучших рекламных акций 2011 года Тихвин как пример для подражания Почему IKEA никому не платит? Приключения IKEA в России
#IKEA 03.02.2008 00:00

Трудности перевода

Мария Абакумова Forbes Contributor
Шведам из «Меги» нелегко найти общий язык с российскими чиновниками

Тридцатиметровая башня из ажурных металлических конструкций, обвешанная огромными рекламными щитами, возвышается над федеральной трассой Москва — Дон на окраине Ростова. На верхушку башни ведет узкая неудобная лестница. На одном из пролетов кто-то — вполне по-русски, а не по-шведски — оставил кастрюлю с болтами и грязные перчатки. Сверху хорошо видны прижатые к земле параллелепипеды — «Ашан», Leroy Merlin, IKEA — вместе составляющие то, что называется торговым комплексом «Мега».

Эти башни и параллелепипеды знакомы уже почти половине россиян: торговые комплексы «Мега», принадлежащие шведской компании IKEA, открыты в обеих столицах и пяти городах-миллионниках: Казани, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, под Ростовом-на-Дону и в Новосибирске, готовятся к открытию «Меги» в Самаре, Омске, Саратове и Уфе.

IKEA со своими типовыми проектами сделала для россиян то же, что когда-то сделал McDonald’s: заставила людей привыкнуть к стандарту и полюбить его. Житель Новосибирска, приехав в «Мегу» в Ростове-на-Дону, с легкостью найдет нужный магазин: планировки почти одинаковые, набор арендаторов, большую часть которых составляют федеральные сети, очень схож. Каждая «Мега» рассчитана на 203 арендатора, в каждой работает 20 менеджеров IKEA и 3000 продавцов и обслуживающего персонала. Разница в деталях: в Ростове не ждут обильных снегопадов, поэтому на фудкорте со стеклянной крышей нет колонн. В Новосибирске снега бывает много и без колонн не обойтись.

«Население любит «Мегу», — убежден генеральный директор компании «ИКЕА Мос» Пер Кауфман. Эту любовь можно выразить в цифрах: в выходной день каждая «Мега» в России пропускает через себя 30 000–40 000 покупателей. А вот с властями регионов, в которых открываются «Меги», отношения у компании куда более холодные.

В Нижнем Новгороде торговый центр вскоре после открытия был закрыт по настоянию пожарных и сотрудников Ростехнадзора. Открыть его снова удалось лишь через месяц. В Ростове-на-Дону решением суда на 10 дней было остановлено строительства «Меги» — по претензии Госпожнадзора. В Новосибирске торговый комплекс заработал через 22 дня после объявленной даты открытия: не разрешали местные власти. В Екатеринбурге проверки шли до самого открытия торгового центра, и до запрета на его работу не дошло лишь чудом. Торговый центр в Самаре должен был открыться в ноябре, но дверей не распахнул до сих пор: открытия ждут в феврале.

В Ростове IKEA столкнулась с трудностями при приобретении земельного участка под транспортную развязку. Покупали у частных лиц (территория формально принадлежала садовому кооперативу), и подрядчика IKEA, компанию «Группа Кремль», суд даже оштрафовал на 2 млн рублей за незаконную вырубку грушевых деревьев. «В России очень запутанная система прав на землю, — жалуется менеджер торгового центра Матс Страндберг, — в какой-то момент нам пришлось раздумывать, как мы можем купить землю у людей, у которых нет требуемых документов на право собственности». При поддержке губернатора этот вопрос решили, стройка началась в августе 2006-го, но вскоре была остановлена. «Они начали строить без разрешения, то есть самовольно, — объясняет заместитель руководителя ростовской областной инспекции Госархстройнадзора Александр Баронов. — Мы остановили работы, перекрыли силами ГИБДД им допуск на объект». Только через три месяца IKEA получила все необходимые документы и строительство продолжилось. «Люди приехали из другого государства, они не знают наших законов», — снисходительно объясняет Баронов. Из-за трений с Госархстройнадзором удалось открыть только одну очередь торгового центра из трех в Новосибирске. «Системы энергетического обеспечения не были запущены по постоянной схеме, поэтому я и задержал их открытие, — объясняет Виталий Ивлев, руководитель новосибирской областной инспекции Госархстройнадзора. — Устранили — принял». В третьей очереди, где расположен гипермаркет Leroy Merlin, до сих пор нет даже тепла. «Идут работы по оснащению магазина, — директор по развитию Leroy Merlin в России Дэвид Глассон держится оптимистично. — Мы полностью удовлетворены сотрудничеством с IKEA».

Строительный надзор — одна из двух главных бед IKEA в России. В Нижнем Новгороде он на месяц остановил строительство центра, потому что у компании-застройщика не было разрешения на эксплуатацию эскалаторов и лифтов. Вторая беда — дороги. В Ростове перед открытием IKEA построила развязку и мост над трассой Москва — Дон, потратив несколько миллионов долларов сверх запланированных $120 млн. А в Новосибирске дорога стала серьезной проблемой. По условиям инвестиционного контракта шведы в этом городе должны были расширить несколько прилегающих к «Меге» улиц и построить развязку. Подвел подрядчик, разводит руками менеджер центра Микаэль Йосефсон. В компании слишком поздно поняли, что не готова даже временная транспортная схема. Пер Кауфман принял решение о том, что «Мегу» в Новосибирске открывать нельзя, за несколько часов до торжественной церемонии открытия: собрали арендаторов на фудкорте и объявили, что все откладывается. К входу в торговый центр местные власти в это время стягивали милицейские подразделения: боялись, что он откроется, несмотря на запрет. На исправление замечаний Госархстройнадзора и дорожные работы ушло 22 дня.

Почему у шведов, работающих на российском рынке не первый год, каждый раз не получается выполнить требования местных надзорных органов? Сложность российской бюрократической системы, утверждает менеджер «Меги» в Ростове Матс Страндберг, просто пугает инвесторов. «У нас типовой проект, но каждый арендатор должен предоставить в администрацию свой собственный план помещения, — жалуется Страндберг. — А в администрации слишком мало людей, они не справляются с таким количеством бумаг. Вот и получаются задержки». Но есть и другая причина — нехватка в IKEA людей, знакомых с российскими реалиями.

«У них политика: все ключевые менеджеры должны быть шведами», — говорит руководитель отдела консалтинга компании «Магазин магазинов» Илья Кузнецов. Исключение пока только одно: «Мегу-Казань» недавно возглавила гражданка России Энджия Вафина. Тридцатилетний Микаэль Йосефсон, управляющий «Мегой» в Новосибирске, до недавнего времени был офицером шведской армии. После демобилизации нанялся в IKEA и немедленно был отправлен в Россию, в заместители управляющего казанской «Мегой». Проработал полтора года, прошел двухнедельные курсы менеджера торгового центра и поехал в Новосибирск — принимать самостоятельное командование. Микаэль учит русский, но интервью дает по-английски и в городскую администрацию ходит с переводчиком. А адвокаты нижегородской «Меги» во время судебного разбирательства с местными властями даже использовали в качестве аргумента в свою пользу то, что менеджер торгового центра Роберт Фельчак не знал русский язык: мол, он подписывал бумаги, не понимая их смысла.

Шведы пытаются свести открытие торговых центров «Мега» к набору стандартизированных операций, однако их опыт показывает, что в России огромную роль играет человеческий фактор. Не зря, как вспоминает бывший сотрудник IKEA, а теперь менеджер Jones Lang LaSalle Максим Карабасников, о строительстве первых региональных торговых центров приезжал договариваться сам основатель IKEA Ингвар Кампрад. Он подписал соглашения о намерениях с губернаторами Новосибирской и Свердловской областей. «Без помощи местных администраций построить 10 торговых центров за пять лет было бы невозможно, — говорит Пер Кауфман. — Зато в России при наличии политической воли некоторые вопросы получается решать быстрее, чем в Европе».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться