Биологическая активность | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Биологическая активность

читайте также
+5 просмотров за суткиВодоросли против рака. Как научить микророботов лечить болезнь +10 просмотров за суткиИндивидуальное лекарство от рака впервые начали тестировать в США +38 просмотров за сутки«Большой брат» в таблетке: США впервые одобрили препарат с сенсором внутри Само пройдет: больше половины россиян экономит на лекарствах «Как в России в 1990-х»: Йордан и Сачер вложились в производство марихуаны в США Лучшее лекарство: что мешает развиваться онлайн-аптекам в России Математический алгоритм: возможно ли создать новые лекарства путем их компьютерного моделирования +4 просмотров за суткиНервные времена: как тревожность превратилась в диагноз, и что под ней понимают психологи Рынок на $40 млрд: как фармгиганты инвестируют в лекарства от цирроза печени Как разрозненность российского рынка мешает «Фарме-2020» +11 просмотров за суткиОбязательная маркировка лекарств: какого стоит ожидать эффекта? Проверка на подлинность: подорожают ли лекарства из-за эксперимента по маркировке +4 просмотров за суткиБрайн Дови: "Телемедицина – менее выгодный объект для инвестиций, чем лекарства" «Просто потому, что можем»: чем занимаются профессиональные химики в теневой науке Лекарство от жадности: почему крупнейшая фармацевтическая компания США оказалась на грани банкротства Лекарства для миллионов: почему новые препараты в Египте доступнее, чем в России Третий лишний: какие лекарства рискуют выпасть из лидеров госзакупок Плохое лекарство: как правительство ограничивает конкуренцию Жизнь после арбидола: как Виктор Харитонин завоевал рынок фармы Алексей Репик, «Р-Фарм»: «Административный ресурс бизнесу нужен всегда» Как таблетка, которая не лечит, стала известнейшим антидепрессантом
#лекарства 03.03.2008 00:00

Биологическая активность

Роман Кутузов Forbes Contributor
Игорь Вайншток придумал кефир «Бифидок». Его компания выращивает бифидобактерий больше, чем кто-либо еще в России. Но почему на рынке лекарств 
его легко обходят конкуренты?

Игорь Вайншток, совладелец компании «Партнер», верен традициям. Инспектируя свои цеха, он часто просит сотрудников помыть при нем руки. «Партнер» — крупнейший отечественный производитель бифидобактерий и препаратов на их основе; у фирмы три производственные площадки, и везде над раковинами развешаны инструкции, как именно следует готовиться к работе. «У нас биотехнологическое производство, — говорит Вайншток, — здесь мелочей нет». Впрочем, о его привычке проверять соблюдение именно этой инструкции сотрудники прекрасно знают и на «тестах» давно никто не попадался.

В бизнесе методы «Партнера» тоже, похоже, стали работать не так хорошо, как раньше.

Вайншток — физик по образованию, много лет возглавлял лабораторию неразрушающего контроля материалов в Минэнерго. В конце 1980-х он вместе с коллегами зарегистрировал кооператив. Они стали делать то же самое, что раньше делали за зарплату, но на коммерческой основе: вели технический контроль над строительством объектов энергетики, например Воронежской атомной станции. Затем кооператив Вайнштока слился с фирмой «Партнер», созданной Минздравом и компанией из Австрии для строительства медицинского центра.

Проект так и не был реализован, но ассоциация с Минздравом пригодилась. К кооператорам обратились ученые, занимавшиеся разработками бактериологического оружия. Некоторые технологии отрабатывались ими на бифидобактериях, которые по физиологии сходны с чумными палочками, но в отличие от них полезны для организма: они содержатся в микрофлоре кишечника и облегчают всасывание питательных веществ. Ученые предложили Вайнштоку технологию, позволяющую быстро и в больших количествах производить бифидумбактерин — лекарственный препарат, выпускавшийся с 1960-х. Он восстанавливает баланс микрофлоры, нарушенный вследствие болезни, неправильного питания или приема антибиотиков.

В 1992-м фирма «Партнер» арендовала цех в одном НИИ и начала производство. Бактерии выращивают в питательной среде, а потом подвергают лиофильной сушке, в результате которой те остаются живыми, но теряют активность; «оживают» они во влажной среде — например, при разбавлении биомассы водой.

В начале 1990-х бифидумбактерин выпускали лишь небольшими партиями в цехах при государственных научно-исследовательских институтах (до сих пор вторым по объему отечественным производителем является ГУП «Микроген»). Вайншток мало что понимал в микробиологии, но четко знал, как сокращать издержки. Он, например, донимал ученых вопросом, почему все фасуют бифидумбактерин в стеклянные пузырьки, которые неудобно транспортировать, а не в бумажные пакетики. «Я зануда, один вопрос много раз задавал, пока не выяснилось, что это возможно», — вспоминает он. Новым был тогда и подход кооператора к сбыту, «Партнер» сам развозил дефицитный товар по аптекам, а не ждал звонков.

Вайншток стал пропагандировать среди медиков и конечных потребителей препараты с пробиотиками (живыми организмами): создал экспертный совет, куда вошли несколько академиков, спонсировал научные конференции. Чтобы расширить сбыт, в «Партнере» разработали технологию добавления бифидобактерий в кефир — это Вайншток придумал и зарегистрировал «Бифидок», который сейчас используют около 300 производителей молочных продуктов, закупающих биомассу у «Партнера».

Но принесла ли эта бурная деятельность успех?

Продажа бактерий производителям «Бифидока» дает «Партнеру» всего $1,5 млн в год — на тонну обогащенного кефира закупается бактерий всего на 700 рублей. Как продаются готовые препараты «Партнера»? До тех пор пока конкурировать приходилось лишь с советскими НИИ, дела шли в гору. Но потом на рынке появились иностранные производители. «Партнер» как поставщик сырья их не интересовал, а реализовывать готовые формы у них получалось лучше. Продажи препарата «Линекс», средства от диареи словенской компании LEK на основе бифидобактерий, например, в 2007 году выросли на 50%, до $53 млн в розничных ценах (по оценкам «Фармэксперта»). Альтернатива от «Партнера» — препарат «Пробифор» — продается гораздо хуже, всего на $1 млн (по данным той же исследовательской компании). «Все дело в активной рекламе и агрессивном продвижении, — сетует Вайншток. — У них безумный бюджет».

Бюджет бюджетом, но тот же «Линекс» выпускается в рассасывающихся в желудке капсулах, а не в порошках, как противодиарейное средство «Партнера». «Препараты иностранных компаний можно хранить при комнатной температуре, а не в холодильнике, как отечественный бифидумбактерин. Это удобнее и дистрибьюторам, и аптекам», — добавляет рукодитель отдела рейтинговых продаж компании «Фармэксперт» Николай Беспалов.

[pagebreak]

Вайншток пытается обороняться, разрабатывая новые препараты, — из 450 сотрудников его фирмы непосредственно научными разработками заняты 30 человек. В прошлом году, например, он выпустил препарат «Флорин форте», содержащий бифидобактерии и лактобактерии, который нормализует микрофлору кишечника, способствует всасыванию железа, кальция и витамина D, обладает иммуномодулирующим действием. Но дизайн упаковки нового препарата мало отличается от придуманного 10 лет назад. Форма выпуска? Порошок, расфасованный по пакетикам. Реклама? Почти нет.

В запасе у «Партнера» около десятка новинок, в том числе бифидопрепараты, где бактерии «посажены» на микрочастицы активированного угля, или препарат с кальцием, в котором микроорганизмам отводится роль ускоренной доставки полезного элемента в организм. «У нас есть механизм, который позволяет перемалывать научные идеи в практический результат», — гордится предприниматель.

«Партнер» по-прежнему — крупнейший отечественный производитель препаратов с бифидобактериями (около 9% продаж препаратов для нормализации микрофлоры кишечника). Однако Вайнштоку есть о чем задуматься. За последние семь лет рынок фармпрепаратов с бифидобактериями вырос в четыре раза — до $80 млн, а продажи молочных продуктов с пробиотиками только в 2007 году, по данным Nielsen, увеличились в объеме на 37%. Динамика «Партнера» не столь впечатляющая — рост в деньгах за год составил всего 8%, в объемах количество отгрузок упало.

У предпринимателей, ставящих во главу угла маркетинг, дела идут лучше. Недавно в столичном метро появилась реклама отечественного препарата «Аципол» от дисбактериоза. Выпускает его фирма «Лекко», принадлежащая Александру Шустеру, создателю брендов «Арбидол» и «Флюкостат». У Шустера есть опыт завоевания рынка с нуля и есть деньги — в 2006 году он продал свои марки холдингу «Фармстандарт» за $155 млн. «Партнер» на рынке 15 лет, его годовая выручка — $10 млн. Фирма «Лекко» появилась лишь в 2007 году, но ее выручка уже составила, по словам Шустера, $2 млн. «А ведь мы рекламу еще практически не начинали», — напоминает он.

Чем ответит Вайншток? Он признается, что ищет стратегического инвестора. Возможно, это придаст его компании новые силы.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться