Поставил на счетчик

Стать поставщиком «Газпрома» мечтает каждый. Рецепт Айрата Сабирова: технические знания плюс настойчивость

Хотите пример быстрой карьеры в бизнесе? Два года назад 33-летний житель Казани Айрат Сабиров уволился с работы. Продав дачу и машину, основал фирму «Газовые комплексные системы» (ГКС) — крохотный офис в бизнес-инкубаторе Сабирову достался бесплатно. В прошлом году, уже за деньги, он снял в десять раз большее помещение по соседству и обзавелся производственной площадкой в другом городе. Что он там делает? Автоматизированные системы учета углеводородов для газовиков и нефтяников. Выручка ГКС в 2007 году составила 162 млн рублей, треть этих денег обеспечили заказы структур «Газпрома». Инжиниринговых компаний, специализирующихся на нефтегазовом секторе, в России больше тысячи. И это делает быстрый взлет ГКС еще более примечательным.

«Я всю жизнь проработал по специальности», — рассказывает Сабиров, по образованию инженер-химик. С 1996 года он работал в казанском научно-исследовательском центре «Инкомсистем», созданном на базе бывшей головной организации Минприбора СССР по автоматизации в ТЭК. В 2000 году он стал руководителем группы разработчиков системы учета газового конденсата для компании «Нортгаз».

Газовый конденсат — это жидкая смесь углеводородов, выделяющаяся из земли вместе с газом и использующаяся в нефтехимии и для производства топлива. Состав смеси непостоянный, его приходится все время замерять, и инженеры из команды Сабирова разработали систему учета объема поставки, позволявшую снизить погрешность замеров с 1,5% до 0,25%.

Благодаря контракту с «Нортгазом» Сабиров познакомился и с «Газпромом» — согласовывал для клиента техническую документацию узлов учета, которые стыковались с трубой газового монополиста. Основатель ГКС — человек пробивной. «Если мне сказать «приходите завтра» — я приду, — объясняет он. — И буду ходить сколько надо». Каждый раз, общаясь со специалистами монополии, он не стеснялся напоминать, что у независимых поставщиков измерения точнее.

В 2004 году, когда «Газпром» решил усовершенствовать систему учета конденсата, там вспомнили про напористого молодого человека и пригласили участвовать в испытаниях оборудования в Новом Уренгое вместе с иностранными производителями. Приборы для анализа проб нефти и газа — поточные хроматографы — существовали давно, но никто в России тогда не применял их для конденсата. С этим сырьем работали по старинке: брали из трубы пробу, везли в лабораторию, получали результат через двое суток. «Газпром» хотел, чтобы система учета отслеживала в постоянном режиме показатели смеси, идущей по трубе, — это позволяло бы вовремя скорректировать технологию добычи, понять, что лучше сделать из данной партии и куда ее отправлять. «Мы искали инжиниринговую компанию, которая могла бы обслуживать приборы, — вспоминает замдиректора отделения «Автоматизация и приводы» российского представительства Siemens Александр Моев. — Сабиров казался наиболее подходящим вариантом, так как раньше работал с «Газпромом».

Эксперимент прошел удачно, а вот со своим начальством инициативный Сабиров разошелся. Как только он основал собственную фирму, «Нортгаз» переоформил на нее контракты на обслуживание тех узлов, которые Сабиров устанавливал, будучи сотрудником НИЦ «Инкомсистем». Уже в новом качестве он установил структурам «Газпрома» восемь потоковых хроматографов (в среднем прибор стоит около $300 000), которые тестировали в Новом Уренгое.

Кроме заказчиков, из «Инкомсистема» вместе с Айратом ушли и несколько разработчиков. На прежней работе Сабирова корреспонденту Forbes сообщили, что он действительно был «слишком энергичным», но его уход на бизнесе «не отразился», так как заказы, которые вела его группа, — лишь малая толика контрактов компании с нефтяниками и газовиками.

Как бы то ни было, сейчас в штате ГКС 51 человек, в этом году фирма Сабирова собрала девять узлов учета (узлы собираются из импортных приборов). Стоимость узла в зависимости от начинки может доходить до 30 млн рублей. Но основные деньги, около 80%, компания получает вовсе не за сборку и установку узла, а за программное обеспечение и обслуживание.

Статус подрядчика «Газпрома» открыл для фирмы и другие двери. Главный метролог Нижнекамского нефтеперерабатывающего завода (компания «Танеко») Мансур Ахмадишин объясняет, почему заказал разработку узлов учета именно ГКС: «Мы рассматривали несколько компаний, запрашивали послужной список. У ГКС много работ выполнено для «Газпрома», поэтому мы выбрали их». Помогло раскрутке новой фирмы и сотрудничество Сабирова с Siemens. В «Казаньоргсинтезе» (одно из крупнейших в России газохимических предприятий) вспоминают, что в 2006 году получили письмо-рекомендацию от Siemens о ГКС, и с тех пор закупают все необходимое «родное» немецкое оборудование через ГКС в пакете с услугами по инжинирингу и сервисному обслуживанию.

Обеспечив фирме несколько крупных заказчиков, Сабиров не успокоился. «Он очень активный предприниматель, и с большим юмором — единственный, кто получил сертификат ISO на татарском языке», — отмечает Сергей Юшко, гендиректор технопарка «Идея», на территории которого Сабиров снимает офис. Недавно ГКС разработала узлы учета газа на базе ультразвуковых расходометров. «Это только единицы делают», — гордится заместитель Сабирова Виктор Проккоев. Сам Сабиров готовится к защите диссертации на тему инноваций в сфере учета углеводородов, научные статьи в соавторстве со специалистами из «Газпрома» и «Газметрологии» уже опубликованы.

А что конкуренты? Сабиров не беспокоится: «Газпром» большой. Тем, кто умеет работать, заказов хватит».

Новости партнеров