Безумство не очень храбрых

Алексей Зимин Forbes Contributor
Поведение биржевых спекулянтов и прочих участников рынка подпадает под известные науке типы массовых помешательств

РУБРИКА: Метафизика

Я не знаю, заслужит ли экономическая депрессия 2008-го и, вероятно, 2009 года титул «Великой», но как минимум в одном она преуспела. Вернула деньгам статус атмосферного явления, стихии, торнадо, способного разметать по ветру не только стопку бухгалтерской отчетности какого-нибудь ЗАО, но потрясти основы всего мирового порядка. Частному человеку и человечеству в целом в очередной раз указали на место. Дали погреться в лучах углеводородного солнца и, как Икара, швырнули на камни. Древние мифы универсальны и так назойливы, что вечно возвращаются. Осенью 2008-го мы в который уже раз оказались в зоне боевых действий между человеческим разумом и Высшими силами природы. И, как водится, на стороне потерпевших.

Для того чтобы привести конфликт между человеческим разумом и природой в острую фазу, в начале прошлого века нужно было всего-навсего утопить «Титаник». Один большегрузный пароход и один крупных размеров айсберг — и пошли разговоры о бессилии человека перед лицом Неведомого.

С тех пор ставки возросли. Несколько упавших «конкордов» отменили надежду на сверхзвуковые полеты в ближайшей перспективе, но не похоронили идею человеческого могущества. Две башни Всемирного торгового центра не похоронили под своими обломками идею Глобального рынка. Но стоило отправиться ко дну дюжине ипотечных банков и паре автогигантов, чтобы мир затрясся то ли в турбулентности, то ли в пляске святого Витта.

Наверняка в поведении валютных индексов есть какая-то внутренняя логика, которой человеку, разбирающемуся в экономике, как свинья в апельсинах, не понять. Но меня, честно говоря, больше удивляет не финансовый цунами как таковой, а поведение так называемых субъектов рынка, несколько месяцев кряду топтавших каблуки в неистовой пляске. Колоссальное количество вроде бы умных, образованных, призванных для решения стратегических задач людей, одновременно впавших в истерику.

Я тут разговаривал с одним серьезным специалистом в области психических расстройств, и он сказал мне, что поведение биржевых спекулянтов и прочих участников рынка полностью подпадает под известные науке типы массовых помешательств.

В Средние века такое вообще было в порядке вещей. Уже помянутая пляска святого Витта, Крестовые походы и альбигойская резня — все это события примерно той же природы. Причем, согласно научным исследованиям, массовому помешательству более всего подвержены дети в возрасте от шести до двенадцати лет. Идеальная клиническая картина такого рода дана в книжке «Повелитель мух», где милые дети в считаные дни превращаются в исчадия ада.

Но с детьми-то все понятно. Их психика неуравновешенна. Они не до конца улавливают причинно-следственные связи. И горизонты их безумия в силу физических возможностей относительно ничтожны.

Другое дело, когда на биржевой кнопке сидит человек, который одним нажатием этой кнопки способен превратить в ничто, допустим, миллиард единиц условности. А этот миллиард — сумма прошлых усилий и грядущих перспектив огромного числа людей. И одним нажатием кнопки человек обращает эти перспективы в ничто.

В истории есть примеры, когда целыми государствами правили сумасшедшие правители. Взять того же Нерона или Калигулу. Или нашего Павла, чтобы далеко не ходить. Но там все было проще: достаточно устранить одного сумасшедшего, и проблема решена. А как быть, если сумасшедших сотни, тысячи, сотни тысяч или даже миллионы?

Как быть, если не только безымянные трейдеры, но и министры финансов ведут себя, как одержимые. Министры финансов произносят слова, не только смысл которых, но даже фонетика способна обрушить рынок, а трейдеры под гипнозом слов жмут на свои кнопки.

В XIV веке в Германии заболевшие истерией находили исцеление в часовне, посвященной св. Витту. Их заводили туда целыми отрядами, они еще какое-то время дергали конечностями, но после продолжительного чтения специальных псалмов успокаивались и возвращались к обычной жизни.

В средневековой Италии массовую истерику, наоборот, лечили танцем — тарантеллой. Четкие, размеренные движения возвращали в голову больных представление о нормальном порядке вещей.

Я не до конца уверен в эффективности прослушивания псалмов, тем более что чисто технически трудно засунуть миллион трейдеров и банкиров в одну часовню. Поэтому пусть танцуют тарантеллу. Миллион взрослых мужчин в галстуках, приплясывающих под детскую песенку, — один вид этого способен излечить мир от депрессии.

Новости партнеров