03.07.2009 00:00

Проявка обязательна

Ольга Павлова Forbes Contributor
Фотографии, которые печатает президент правления рекламного агентства IMHO VI Арсен Ревазов, в десятки раз дороже обычных. В чем смысл?

«Откройте холодильник», — с хитрой улыбкой обращается ко мне Ревазов. Внутри — баночка с черной икрой, несколько йогуртов и фрукты. Остальные полки заставлены коробками с фотопленкой, упаковками со слайдами и бутылями с химическими смесями. Жидкости расположились в отделениях для овощей, яиц, сыра и даже в морозилке.

Впрочем, не только в холодильнике — на кухонных полках, где обычно хранят сахар и крупы, у Ревазова реактивы и фиксажи. Там, где должны быть столовые приборы, — пленки и химические препараты. В ванной стоит огромный аппарат для проявки негативов. На кухне вместо стола — машина для печати. Окна заклеены бумагой, чтобы солнечный свет не мешал работе. На стене в спальне — бумажный фон, как в профессиональных студиях. В двух комнатах нельзя шагу ступить, чтобы не наткнуться на фотографию, книгу о фотографии или фотокамеру. Словом, необычная квартира.

«Это не квартира, а студия-лаборатория, живу я в другом месте», — повторяет Ревазов. Рабочее пространство президент рекламного агентства IMHO VI, совладелец компаний ARS Communications, PR Technologies оборудовал недавно, увлекшись фотографией. Здесь бизнесмен проводит свободное от работы время.

Началось все с поездки в Антарктиду полтора года назад, куда Ревазов взял весьма дорогую по тем временам цифровую камеру и поехал снимать красоты Южного полюса. Привез фотографии, открыл на компьютере — красиво. Попробовал распечатать и понял, что не выйдет, кадры формата большего, чем А4 (стандартная страница), уже не смотрятся — появляются «шумы».

Арсен расстроился, но ненадолго и купил пленочную камеру Hasselblad. Поснимал, впечатлился результатом и купил еще один фотоаппарат — широкоформатный. Позже появились больше десятка камер разного формата. Самая большая — Kodak Master 8х10. Есть у Ревазова также Leica, Corona, Linhoff. Некоторые куплены в антикварных магазинах или на блошиных рынках по всему миру. Самая дешевая стоит около €200, самая дорогая — несколько десятков тысяч евро. А еще есть старый советский «Фотокор» (ему никак не меньше 60 лет). Раритет откопала мать Ревазова на антресолях и отдала сыну.

Все камеры рабочие. «Если я не могу снимать, зачем мне нужна такая камера», — поясняет Ревазов.

Снимает бизнесмен аналоговым методом. Современная цифровая фотография, по его словам, потеряла два важных качества. Во-первых, люди перестали строить композицию кадра. Во-вторых, цифровые снимки в большом формате выглядят, по мнению Ревазова, плохо. Хозяин рекламного агентства может часами с жаром отстаивать преимущества пленки перед «цифрой» и делает только такие фотографии, которые можно печатать хоть на рекламные уличные билборды.

Естественно, и печатает фотографии Ревазов самостоятельно. В рабочем кабинете президента IMHO VI на стенах висит десяток черно-белых снимков, сделанных в Непале. Тут и йог на одной ноге, и старик в чалме, и симпатичная девочка с лукавой улыбкой. По углам кабинета стоят стопками фотографии в рамках — их бизнесмен постоянно дарит друзьям, клиентам. На Новый год вместе с корпоративными подарками некоторым партнерам IMHO VI достались авторские фото Ревазова. Корреспонденту Forbes бизнесмен тоже подарил изысканный черно-белый пейзаж с церковью Покрова на Нерли.

Есть фотографии Ревазова и у его друга, сетевого предпринимателя Антона Носика. Он несколько раз попадал в кадр. Носика восхищает хобби бизнесмена: «Арсен — единственный из нас всех, кто не соблазнился простотой и легкостью цифровой фотосъемки, а полез в самые дебри, добиваясь того самого качества, на борьбу за которое мы все пожалели времени». Поначалу Носик был уверен, что Ревазову скоро наскучит это священнодействие или бизнес не оставит на него времени. Но результат оправдал трудозатраты, и Ревазов чем дальше, тем глубже погружается в фотографию.

Теперь Ревазов путешествует только со своими камерами, хотя некоторые из них весят по 10 кг. В фотографический чемодан путешественника помещается 3–4 аппарата среднего размера. Во время последней поездки в Камбоджу Ревазов оплатил 20 кг перевеса — тогда в багаже были лишь химические реактивы и пленки для фотокамер. Рюкзак с камерой, контактными рамками и пленками весит килограммов двадцать — поэтому, чтобы снимать храмы Ангкора, Ревазов брал с собой мальчика-шебу: фотограф несколько часов ходил в поисках удачного сюжета и фактуры, потом приходил парень с тяжелой камерой.

Однажды бизнесмен зашел в «Букинист» на улице Пятницкой, увидел там справочник фотолюбителя 1911 года и вычитал про оригинальный способ фотопечати — платинотипию (или печать на солях платины), изобретенную в 1880 году. С тех пор процесс из-за сложности и дороговизны оказался забыт. Занимаются им меньше сотни увлеченных любителей фотографии во всем мире.

Отпечатки на платине пусть и дороже, но гораздо выразительнее, чем обычные, на серебре. На качественную акварельную бумагу кистью наносится светочувствительный слой из солей платины. Все это помещается в контактную раму вместе с негативом, и производится экспозиция ультрафиолетом в течение почти часа. Затем отпечаток промывается в растворе, и получается очень необычное изображение, образованное чистой металлической платиной.

Если процесс проявки и печати обычной фотографии занимает минут пятнадцать, то на один платиновый снимок может уйти несколько часов. Книга по платинотипии, которую читает бизнесмен, — это огромный альбом на английском языке с графиками, таблицами и сложными химическими формулами. Ревазов признает, что разобраться было непросто, у него ушло на это около трех месяцев работы, проб и ошибочных кадров.

Для экспонирования Ревазов спроектировал специальную ультрафиолетовую камеру и установил ее на балконе, для сушки фотографий приспособил коробку из-под «Макбука», и квартира окончательно стала похожа на научную лабораторию.

Фотопечать для него такой же творческий процесс, как и сама съемка. «Платинотипия — больше арт, чем фотография, — признает Ревазов. — И это мне особенно нравится». Бизнесмен с гордостью показывает свои платиновые фотографии из Камбоджи: вот полуразвалившийся домик, лодки в зарослях тростника, стоят две девочки — явно продуманные сюжеты и интересные композиции. Снимки и правда похожи на произведения искусства — на старинные гравюры или картины, с очень четкой передачей оттенков цвета и ощущением, что картинка оживает. Именно поэтому Ревазов говорит, что занимается фотографией high-end.

Профессиональные фотографы удивляются, как за такой срок можно было освоить столь большой объем информации. Ревазову впору читать лекции по фотоискусству или открывать выставку. Это, кстати, уже предлагают — в галерее «Победа», а еще зовут на фестиваль в Перпиньяне — главный слет всех фотографов мира.

«Я люблю красивые вещи, и если я что-то делаю, то делаю по максимуму. Я и книгу свою («Одиночество-12») писал, уточняя все, вплоть до расписания электричек из Казани в Москву», — рассказывает Ревазов. Теперь бизнесмен снова хочет вернуться в Антарктиду, ведь наконец-то есть чем поснимать.

Новости партнеров