Очередь к монополисту

Зачем «Газпром» собирает деньги с собственных поставщиков?

Правительство объявило войну посредникам. Но на крупнейшую государственную компанию, «Газпром», гнев властей, видимо, не распространяется. В августе монополия ввела для своих поставщиков систему аккредитации. И назначила для ее подготовки посредников.

Официальная цель — отсечь от газпромовских заказов недобросовестных коммерсантов, поставляющих работы и услуги ненадлежащего качества. Для проверки претендентов монополист назначил четыре уполномоченные компании. Процедура, говорят в «Газпроме», добровольная: мол, поставщики, не имеющие аккредитации, также смогут претендовать на подряды. Но это на словах. На практике иначе. Готовит, например, «Газпром трансгаз СПб» тендер на обслуживание водяных скважин (максимальная цена контракта — 2,8 млн рублей) и выставляет потенциальным участникам требование — иметь свидетельство об аккредитации. Поневоле пойдешь и получишь.

Три компании, оказывающие услуги аккредитации, — дочерние структуры «Газпрома». Четвертая уполномоченная компания, «Газпромэнергоинформ» (ГПИ), сейчас независима от «Газпрома». Судя по базе данных СПАРК, ее контрольным пакетом владеет немецкая фирма GeRus, а остальное принадлежит четверым нынешним и бывшим сотрудникам самого ГПИ. В «Газпроме» утверждают, что «не участвуют и не участвовали в капитале» компании. Хотя по крайней мере до 2005 года долями в контролирующей ГПИ компании владели, по данным СПАРК, организации, входящие в группу «Газпрома».

В «Газпроме» открещиваются от ГПИ. «Сотрудничество… прекращено», — ответили в управлении информации газового концерна на запрос Forbes. Гендиректор фирмы Галим Башаров утверждает, что официального отказа он от «Газпрома» не получал. Причину разногласий Башаров не называет. При этом компания продолжает работать с десятком фирм-претендентов, уже подавших заявки на аккредитацию, — гендиректор рассчитывает отстоять место ГПИ в системе.

Фирма Башарова была посредником всего несколько месяцев, но ее пример показывает, насколько выгодна торговля пропусками на газпромовские тендеры. «Компаний-поставщиков работ и услуг для «Газпрома» несколько сотен», — говорится в ответе управления информации газовой монополии. По словам Башарова, в месяц через ГПИ проходило 8–10 организаций, получавших в среднем по два свидетельства, которые обходились им по 50 000–100 000 рублей. Прибыльность этой деятельности составляла примерно 50%, утверждает он. Аккредитация приносила компании около трети выручки. Выходит, если бы сотрудничество фирмы с «Газпромом» продолжилось, годовая прибыль по этому виду операций могла достичь 10 млн рублей. Неплохо для компании из 15 сотрудников, из которых аккредитацией заняты от силы четверо.

А что думают о газпромовском новшестве подрядчики? «Если заказчик требует, мы пройдем аккредитацию», — говорит Наталья Бахарева, заместитель гендиректора компании «НГС-Темпобур», которая строит переходы трубопроводов через ландшафтные препятствия методом горизонтально направленного бурения. Специализация узкая, но в стране почти сотня конкурентов, а на «Газпром» у фирмы приходится 30–40% объема работ.

А вот тюменская «Югсон-Сервис», которая производит и обслуживает скважинное оборудование, хотя и сотрудничала с газпромовской «дочкой» «Тюменьбургазом», аккредитацию проходить не собирается. «Деньги для нас небольшие, — объясняет гендиректор Анатолий Киреев, — но зачем покупать билет на фильм, просмотр которого не гарантирован?» Киреев сравнивает систему аккредитации с тендерной предквалификацией в больших нефтяных компаниях. «Это вроде тоже предквалификация, только платная», — говорит он. Его компания уже проходила в «Газпроме» похожую процедуру — сертификацию оборудования — и платила около 400 000 рублей за каждую единицу техники. Однако сертификат системы качества «Газпромсерт» у «Югсон-Сервиса» примут и в других нефтегазовых компаниях, а свидетельство об аккредитации нужно только в «Газпроме», говорит Киреев.

У поставщиков «Газпрома» нет миллиардных оборотов, объясняет гендиректор «Югсон-Сервиса», и, выигрывая тендер, они понимают, что придется еще и кредитовать заказчика. Сроки расчетов достигают 90 дней. Теперь к своим оборотным средствам или кредитам, взятым для выполнения работ, поставщикам придется добавить еще и цену аккредитации. Казалось бы, «Газпрому» ни к чему наращивать издержки собственных поставщиков. Однако пока ситуация, говорит Киреев, напоминает о словах известного девелопера, указавшего, куда податься тем, «у кого нет миллиарда долларов».

Новости партнеров