03.01.2010 00:00

Турбулентное десятилетие

Владимир Мау Forbes Contributor
Спрос на новую экономическую политику еще не созрел — ни в России, ни в мире

К началу 2010 года оптимистические настроения, связанные с завершением глобального кризиса, набирают силу. И хотя правительства большинства стран стараются оценивать ситуацию очень сдержанно, речь идет скорее о сдержанном оптимизме. Действительно, рецессия завершается, темпы роста восстанавливаются. Денежные власти продемонстрировали свою способность быстро реагировать на ситуацию и не допустить коллапса банковской системы, за которым последовала бы полномасштабная экономическая катастрофа. Есть надежда, что худшего удалось избежать.

Скептики, правда, утверждают, что рост связан преимущественно с усилиями властей, то есть он бюджетный, а следовательно, во многом искусственный. Мощные денежные вливания могут обернуться серьезной макроэкономической дестабилизацией и раздуть очередной финансовый пузырь. Разговоры о новой волне кризиса хотя и несколько приутихли, все-таки продолжаются, и это вполне закономерно.

Современный глобальный кризис выходит за рамки стандартных циклических колебаний, его возникновение и развитие связаны с системными процессами социально-экономического развития ведущих стран. Этим он напоминает кризисы 1930-х и 1970-х годов, сопровождавшиеся качественными сдвигами в политическом, экономическом и идеологическом облике мира. На ряд принципиальных вызовов он должен дать ответы, которые определят характер мирового развития на несколько десятилетий.

Что это за вызовы?

Прежде всего появление новых технологий, углубляющих проникновение человека в природный мир и общественную организацию. Био- и нанотехнологии, а также новейшие информационно-коммуникативные системы сформируют новую технологическую базу общественного развития. В 1930-е годы аналогичную роль сыграла крупная машинная индустрия, а в 1970-е — появление микроэлектроники и компьютерных систем. Это потребует серьезных институциональных преобразований, все далее уводящих развитые страны от наследия индустриального общества.

Структурная модернизация — важнейшая задача системных кризисов. И здесь правительства должны решать сложнейшую проблему: как помочь становлению новых секторов экономики, смягчая рост социального недовольства, чреватого взрывом. Источник угрозы — так называемые системообразующие предприятия, многие из которых точнее было бы называть системообразующими банкротами, чьи послекризисные перспективы вызывают серьезные сомнения.

Главная трудность для правительств состоит в том, что они должны отвечать одновременно на текущие и стратегические вызовы. Американская администрация пытается, например, решать две противоположные задачи: стимулировать потребление домохозяйств, чтобы не допустить дефляционной ловушки, и одновременно стимулировать сбережения, чтобы привести расходы домохозяйств в соответствие с результатами их производственной деятельности. Стратегический вызов заключается в том, что без роста сбережений, без сдутия «потребительского пузыря» нельзя вернуться на траекторию устойчивого экономического роста.

Великие кризисы порождают новые модели регулирования. Пока дискуссия на эту тему идет по старинке, в логике прошлого века — монетаризм против кейнсианства, дерегулирование против «большого государства». Нам только предстоит найти новые формы и инструменты регулирования, прежде всего регулирования глобальных финансовых рынков.

Далек от разрешения вопрос о соотношении экономических сил и ролей, которые будут играть отдельные страны и регионы. Будет ли во главе нового мироустройства большая двадцатка, восьмерка, двойка? И каковы будут его резервные валюты?

Кризисы, подобные переживаемому нами, длятся довольно долго, порядка десяти лет. Речь идет о довольно длительном периоде нестабильности — темпов роста, валютных режимов, политических систем. С высокой степенью вероятности можно заключить, что мы вступили в «турбулентное десятилетие».

Если воспользоваться историческими параллелями, мы живем пока на этапе президентства Герберта Гувера применительно к кризису 1930-х годов или президентства Ричарда Никсона, если сравнивать с 1970-ми. Франклин Делано Рузвельт и Рональд Рейган с их принципиально новыми подходами к решению системных проблем еще не пришли к власти. Для появления новых лидеров необходимо осознать неэффективность борьбы с кризисом традиционными методами и сформировать общественный спрос на новый курс.

Автор — ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ, главный редактор журнала «Экономическая политика»

Новости партнеров