03.07.2010 00:00

Выбор редакции

Реформы и контрреформы

В конце мая исполнилось 10 лет «программе Грефа». То была программа продолжения реформ, подготовленная по поручению Владимира Путина в связи с президентскими выборами 2000 года.

Программа действительно была хороша, она выдвинула именно те задачи, которые нужно было решать на новом этапе развития страны, когда на смену революционным преобразованиям пришло время модернизации, строительства, а вернее сказать — выращивания новой институциональной системы, органичной для рыночной демократии.

Перечислю наиболее важные.

Реформа власти — законодательной, судебной, исполнительной, правоохранительной систем.

Реформы в социальной сфере — пенсионная, здравоохранения, образования, жилищная, трудовых отношений.

Дерегулирование экономики — создание благоприятных условий для предпринимательства, включая защиту прав собственности, равенство условий конкуренции, налоговая реформа и т. д.

Я неслучайно позволил себе это перечисление. Те же самые задачи стоят перед нами и сегодня.

Что же было сделано за 10 лет? В общем и целом успешно проведена налоговая реформа, приняты Трудовой и Земельный кодексы. Были проведены монетизация льгот и реформы госслужбы, которые трудно считать удачей. Недавно завершился переход на систему ЕГЭ. Вот, собственно, и все.

По моей оценке, программа реформ выполнена от силы на 15%. Поэтому когда сейчас говорят, что у правительства нет стратегической программы, я отвечаю: читайте «программу Грефа», там почти все написано…

Самым ярким событием в экономике за последние 10 лет оказались разорение ЮКОСа да процессы над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым. Еще можно сказать о развитии явления, которое Л. Никитинский назвал «ментовским государством», а О. Шварцман в своем знаменитом интервью газете «Коммерсантъ» в конце 2008 года описывал как «восстановление справедливости» в сфере перераспределения собственности, или «бархатную реприватизацию».

— Евгений Ясин

Нужны инновации? Читайте Ветхий Завет

Недавно Владимир Путин, сетуя на проблемы с внедрением новых идей в российской экономике, вспомнил, что встречал подобное «в своей прошлой жизни». Разработки, украденные Комитетом государственной безопасности, почему-то оказывались не востребованы советской экономикой. На самом деле общества, в которых приживаются самые разнообразные новшества, — исключение, а не правило. Во всех обществах личность яркую, успешную, в том числе изобретателя и предпринимателя, ненавидят. В средневековой Европе или в некоторых деревнях современной Африки такого «умника» могли бы поджарить на костре. В древних Афинах «слишком умных» высылали из города.

Правда, существовала и совсем иная традиция. В библейском Израиле царь Ахав облизывался на замечательный виноградник обывателя Навота, но ничего не мог сделать. Закон не позволял царю отнять чужое имущество просто потому, что оно хорошо ухожено и весьма привлекательно. А злодей Навот упорно отказывался отдать царю свой виноградник даже за компенсацию. Самостоятельной и прогрессивно мыслящей жене царя было вообще непонятно, в чем у глупых евреев проблема (она была иностранкой). Царица быстро разрулила ситуацию, применив передовую технологию отъема собственности через суд. 
Навот был наказан за строптивость. Его добро пополнило царские активы. Но тут вмешался Бог евреев и руками полководца Йегу обошелся с царицей и ее потомством очень нехорошо. 
«И брызнула кровь ее на стену и на коней, и растоптали ее» 
(Кн. Царей II 9: 33-34).

— Константин Яновский


Полностью эти и другие колонки наших авторов читайте на сайте www.forbesrussia.ru

Новости партнеров