Параллельный синтез | Forbes.ru
$58.9
69.35
ММВБ2152.41
BRENT62.80
RTS1153.32
GOLD1253.09

Параллельный синтез

читайте также
Деньги в космос: японский стартап привлек рекордные $90 млн для полета на Луну +52 просмотров за суткиНаше золото. Российские специалисты стали популярнее за рубежом +662 просмотров за суткиПонять и простить. Кто воспользуется налоговой амнистией Владимира Путина +63 просмотров за суткиРежиссер Димитрис Папаиоанну: «Обнаженное тело — повод для восхищения» +373 просмотров за суткиНазад к сберкассе. Bank of America считает, что россиянам достаточно 40-50 банков +1044 просмотров за суткиВиртуальная ценность. Почему биткоин не стоит вашего внимания +543 просмотров за суткиБлокчейн в Кремниевой долине: русские, анархия и новые требования к ICO +394 просмотров за суткиМиллиардер Керимов вложился в акции Snapchat до выхода компании на IPO +310 просмотров за суткиЧиновников — в шахты: история госсобственности в добывающей промышленности +570 просмотров за суткиЗимние метаморфозы: 5 коротких дубленок +1795 просмотров за суткиПутин пообещал простить должников и не повышать налоги до конца 2018 года +3647 просмотров за сутки$1 млрд на боксе. Флойд Мейвезер рассказал Forbes про биткоин, Владимира Путина и «русскую семью» +999 просмотров за суткиПутин оценил поведение Саакашвили и политику Киева +1272 просмотров за суткиПутин назвал ошибкой назначение Родченкова в спортивную систему России +4896 просмотров за суткиСуд отказался возвращать Siemens газовые турбины из Крыма +312 просмотров за суткиМеханический продавец: как сохранить человечность в онлайн-торговле +918 просмотров за суткиУйти, хлопнув дверью: недобросовестным переговорщикам придется платить +1133 просмотров за суткиБудущие асы: как выбирают пилотов +229 просмотров за суткиАлексей Кривошапкин: «У нас нет простых пациентов» +854 просмотров за суткиЭкономика запретов. Германия теряет из-за санкций $727 млн в месяц +8596 просмотров за суткиПутин заявил, что пойдет на выборы 2018 года как самовыдвиженец
02.11.2010 23:00

Параллельный синтез

Смерть владельца компании не всегда означает гибель бизнеса. Даже если эту гибель кто-то старается приблизить

Всегда одетый с иголочки генеральный директор компании «Фарм-Синтез» Олег Михайлов приехал в подмосковное Архангельское, в особняк Михаила Назаренко, основателя и владельца фирмы, 1 мая 2009 года, на следующий день после его скоропостижной смерти. Выразив соболезнования вдове бизнесмена Анне, он вывел ее под руку во двор и усадил на скамейку. Еще вчера днем супруги Назаренко обсуждали обустройство дома во Франции, а вечером Михаил пожаловался на боли в груди, потом — скорая, реанимация, инфаркт с летальным исходом в 48 лет. Анна была очень признательна Михайлову, первым из знакомых приехавшему поддержать ее лично. Однако помимо соболезнований гендиректор компании мужа выразил еще и уверенность в том, что теперь бизнес может существовать только при одном условии — Михайлов должен получить 25% предприятия. «Хорошо, я подумаю», — растерялась Анна.

Ее скончавшийся муж стал предпринимателем в конце 1980-х. Добывал рыбу на Дальнем Востоке, торговал металлом, а в 1997 году создал в Москве компанию «Фарм-Синтез». Идею подкинули знакомые химики: синтезировать дженерики, то есть копии известных лекарственных препаратов, на которые истек срок патентной защиты. «Фарм-Синтез» отличался от других изготовителей дженериков тем, что производил лекарства из собственных субстанций, а не покупал составляющие, например в Китае. «Они, пожалуй, первыми начали импортозамещающую атаку на высокотехнологичные препараты», — признает один из конкурентов «Фарм-Синтеза».

К началу 2009-го у Назаренко было в штате 300 человек. Продукция «Фарм-Синтеза» — около десятка препаратов, в основном для лечения онкологических заболеваний. Они стоили дешевле западных оригиналов и получили известность во многом благодаря победам на тендерах по госзакупкам в рамках программы льготного лекарственного обеспечения (ЛЛО). «Практически все разработки «Фарм-Синтеза» нацелены на госзакупки, где отечественный производитель имеет преимущество», — считает Давид Мелик-Гусейнов, независимый эксперт фармацевтического рынка.

Речь шла о больших деньгах. В 2009 году по программе ЛЛО было отпущено лекарств на 82,6 млрд рублей, но почти все заказы достаются западным производителям оригинальных препаратов. Среди 30 компаний — крупнейших участников программы ЛЛО — всего три российских производителя: «Фарм-Синтез» (доля 0,8%), крупнейший дистрибьютор и производитель лекарств в стране «Фармстандарт» (0,7%) и «Верофарм» (0,7%).

Выручка «Фарм-Синтеза» по итогам 2008-го превысила 1 млрд рублей, Назаренко собирался купить фармацевтическое производство в Европе, а потом провести IPO. Анна Назаренко бизнесом мужа не слишком интересовалась, большую часть времени проводила во Франции, воспитывая троих детей (общему сыну супругов Константину сейчас три с половиной года).

Сразу после смерти Михаила Назаренко его вдова получила право распоряжаться супружеской долей — 50% ЗАО «Фарм-Синтез». Оставшаяся половина компании по законодательству должна быть поделена между наследниками первой очереди, в случае семьи Назаренко это Анна, сын Константин и мать Михаила 73-летняя Галина Назаренко. Наследники вступают в свои права через полгода, но свекровь затеяла судебную тяжбу по разделу имущества сына (российского и зарубежного), поэтому еще 17% ЗАО «Фарм-Синтез» Анна до сих пор не получила. Это не помешало ей сразу после смерти мужа стать председателем совета директоров «Фарм-Синтеза». Придя в себя после похорон, Назаренко решила не делиться бизнесом с гендиректором предприятия. По ее просьбе нотариус, занимавшийся делом о наследстве, назначил на «Фарм-Синтез» доверительного управляющего — присматривать за активами, — что предусмотрено законодательством. Михайлов никак себя не проявлял.

Активные боевые действия между Назаренко и Михайловым начались 11 июня 2009 года, в четверг, — в этот день доверительный управляющий за непредставление отчетов о производственной деятельности уволил Михайлова, проработавшего в компании два года. Впереди были длинные выходные (три дня — по случаю Дня независимости России), и напрасно Назаренко не учла это обстоятельство. За уик-энд бывший гендиректор успел поговорить со многими сотрудниками «Фарм-Синтеза» и, рассказав им, что предприятие продано, предложил устроиться в его новую фирму. Предложение приняли 70 человек из ключевых подразделений компании, задним числом им подписали заявления об увольнении. Задним числом был разорван и договор аренды помещений, где располагались производство и склады готовой продукции. Ко всему прочему перебежчики забрали с собой субстанции для производства лекарственных препаратов, несколько партий готовой продукции, упаковки и 
большую часть технической документации.

Уже в понедельник, 15 июня, у Назаренко начались проблемы. «На производство и склады нас не пускали, от компании в считаные дни осталось одно название — регистрационные удостоверения и лицензии», — говорит она. Вскоре Михайлов сделал ей новое предложение — теперь за восстановление рабочего процесса он хотел уже 50% компании. «С прежним руководителем у меня были определенные устные договоренности, я предлагал их формализовать, обсудив размер своей доли, — излагает Михайлов свою версию. — Но меня не услышали, и я ушел, со мной ушла и часть сотрудников».

Бизнес «Фарм-Синтеза» встал, компания оказалась на грани разорения. Причем первое потрясение произошло еще до увольнения Михайлова. В середине мая 2009-го компания подала заявку на участие в тендере по госзакупке препаратов для лечения тяжелых заболеваний (общая стоимость лота — 2,5 млрд рублей). «Фарм-Синтез» предложил дженерик «Миланфор» (используется при лечении миеломы — онкологического заболевания крови) по цене на 30% ниже стоимости оригинального бельгийского препарата Velcade, который предлагал «Фармстандарт». Однако в конце мая министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова своим письмом приостановила регистрацию «Миланфора» в связи с недоказанной эффективностью, и лот достался «Фармстандарту». Это только добавило проблем фирме, оставшейся без основателя.

«По нашей практике при наследовании бизнес удается сохранить только в 20% случаев, — говорит управляющий партнер юридической компании «АСТ-Лигал» Анатолий Юшин. — Жены бизнесменов в большинстве своем домохозяйки, управлять наследством они не умеют, чем пользуются недобросовестные менеджеры». Назаренко твердо решила не иметь с Михайловым никаких дел и самостоятельно возродить бизнес покойного мужа.

«Собрали оставшийся коллектив, объяснили ситуацию, на выплату зарплат направили дебиторскую заложенность (всего она составляла 400 млн рублей), стали набирать команду химиков и искать площадку для производства», — рассказывает Назаренко. На место гендиректора она пригласила (по совету друзей) менеджера без опыта работы в фармацевтической отрасли — было важно, чтобы он не боялся идти на обострение конфликта с Михайловым и испортить репутацию на рынке. Юристы «Фарм-Синтеза» начали оспаривать действия владельцев складов, где хранилась продукция, и арендодателей в судах.

Тем временем судебные разбирательства начала Галина Назаренко, свекровь Анны, — и по поводу наследства сына, и в отношении бизнеса, доставшегося невестке. Галина Назаренко написала в милицию с десяток заявлений, оперативно-разыскные мероприятия проводились, например, по факту кражи картин и коллекции часов Михаила Назаренко. Проводилась даже проверка в отношении возможного отравления Михаила Назаренко. В декабре было возбуждено уголовное дело по факту кражи его автомобилей. Все дела, кроме этого последнего, закрыты.

Михайлов тоже не терял времени даром — летом 2009-го он зарегистрировал компанию «Ф-Синтез» и препараты, аналогичные дженерикам «Фарм-Синтеза». «Несколько наших препаратов действительно пересекаются с их продукцией, — говорит предприниматель. — Но это же не оригинальные препараты, а дженерики, которые выпускает 15 компаний в стране». Фирма «Ф-Синтез» начала появляться со своими препаратами на тендерах по закупкам лекарств, где участвовал «Фарм-Синтез». «Они страшно дем-пинговали, нам приходилось даже отзывать заявки, потому что конкурировать по их ценам было бессмысленно», — говорит Назаренко. В мае 2010 года в Перечень Жизненно Важных лекарств (ЖНВЛС) Росздравнадзор включил еще не прошедший регистрацию препарат «Амилан ФС» от «Ф-Синтеза» — полный аналог «Миланфора».

«Фарм-Синтез» постепенно восстанавливал бизнес. К осени 2009-го Назаренко отсудила складские запасы лекарств, к тому времени ее компания начала производство на двух новых площадках. «В период простоя мы синтезировали молекулы девяти препаратов», — добавляет Анна.

Она собирается и дальше судиться с «Ф-Синтезом» (затраты на адвокатов она не раскрывает, говорит, что потратила «очень много»). «У них есть покровители, мощный административный ресурс, схожее с нашим название», — сокрушается Назаренко. Ее конкурент Михайлов до работы в «Фарм-Синтезе» был исполнительным директором Ассоциации российских фармпроизводителей и лично знаком со многими чиновниками Минздравсоцразвития.

Выручка «Фарм-Синтеза» за 2010 год ожидается на уровне 1 млрд рублей — бизнес достиг прежних масштабов. Михайлов финансовые показатели своей фирмы не раскрывает, но уверяет, что его компания уже крепко стоит на ногах. В будущем году Назаренко планирует вывести на рынок сразу несколько новых препаратов, в том числе два оригинальных лекарственных средства. Не будет сидеть сложа руки и Михайлов. Благодаря корпоративному конфликту на фармацевтическом рынке появились две конкурирующие компании — неплохо для потребителя. Синтез дженерика удался.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться