03.12.2010 00:00

Большая стирка

Павел Седаков Forbes Contributor
Благодаря реформам РЖД и армии в России возникла новая отрасль. Бизнесмен Александр Уткин — ее самый заметный представитель

Грузовики один за другим подруливают к четырехэтажному зданию компании «Мастер Клининг» на северо-востоке Москвы. Рабочие спешно выгружают из кузова тюки и отправляют их в помещение, где расположена самая большая в России прачечная — она способна обработать 70 т белья в сутки, это почти 200 000 простынь или 1 млн наволочек. Кому нужны такие масштабы? Крупнейший заказчик «Мастер Клининга» — РЖД: в 2009 году каждый третий пассажир железных дорог спал на простынях, выстиранных и выглаженных в прачечных этой фирмы, выручка которой составила 1,6 млрд руб.

«Никогда бы не подумал, что буду заниматься бельем», — совладелец и глава компании Александр Уткин действительно не очень ассоциируется со стиркой — широкоплечий мужчина под два метра ростом, мастер спорта международного класса по парашютному спорту. Первые деньги он заработал у себя на родине, в Кемеровской области, на оптовой торговле. В 1998-м перебрался в Москву и возглавлял небольшие компании, обслуживавшие Министерство путей сообщения, — заказы по снабжению, строительству и капремонту. «Бизнес в то время был чисто интуитивным: вот деньги, вот подряд, вот люди», — вспоминает предприниматель. В этом бизнесе у него было несколько партнеров, их имен он не раскрывает. Они-то и предложили ему заняться проектом прачечной для РЖД. У Уткина как раз появилось свободное время — в 2006-м он учился на курсах executive MBA в Академии народного хозяйства при правительстве РФ.

Железная дорога, по сути, самая большая гостиница в стране. Ежегодно более 24 000 пассажирских вагонов перевозят 110-120 млн человек. До 2008 года бельевым хозяйством РЖД заправляла сама, через собственную компанию. В ее ведении находилось 59 фабрик-прачечных и 150 пунктов формирования поездов, на которых пассажирские составы чистят, моют и снабжают всем необходимым: водой, углем и постельным бельем. Изношенное громоздкое хозяйство было обузой для монополии, оборудование давно устарело и требовало замены.

Стиркой белья занимались, впрочем, не только железнодорожники — какие-то заказы получали частные компании. Эти предприятия так или иначе связаны с бывшими и нынешними высокопоставленными железнодорожниками. «Посторонних в этом бизнесе нет», — признает представитель «Риквэст-Сервиса», одной из фирм, занимающихся стиркой белья для РЖД.

У Уткина тоже были выходы на руководство РЖД (через тех самых неназванных партнеров), и он утверждает, что предложил монополии новую модель сотрудничества — компания-подрядчик сама приобретает белье, а потом сдает его железнодорожникам в аренду и обеспечивает чистку и стирку. Собственно, так работают на Западе крупные сервисные компании, обслуживающие отели, больницы и транспорт.

В итоге с 2008 года РЖД полностью перешла на новую схему. Пять компаний, включая «Мастер Клининг» и «Риквэст-Сервис», получили в аренду на 15 лет фабрики-прачечные и экипировочные пункты. Теперь этим предприятиям принадлежит белье, полотенца, матрацы, а также занавески и коврики. Все это РЖД берет у них напрокат.

Насколько выгодна такая модель? Цена стирки и аренды белья включена в цену билета. Судя по конкурсной документации РЖД, монополия в 2010 году платила своим подрядчикам за комплект белья от 60 до 750 рублей (в зависимости от класса вагона), а с пассажира получала от 80 рублей до 850 рублей. И при этом если до 2008 года монополия тратила на содержание бельевого хозяйства 14 млрд рублей в год, то, отдав стирку на сторону, — 10 млрд. Выходит, она еще остается в прибыли.

Уткин же строит планы по расширению бизнеса. С начала 2009 года «Мастер Клининг» обслуживал Минобороны — более 200 войсковых частей от Новосибирска до Белгорода. Однако через полгода Уткин этот заказ потерял. Дело в том, что до него военные несколько лет подряд сотрудничали с небольшими прачечными. Потеряв заказчика, владельцы мелких прачечных сначала писали жалобы в ФАС, руководству Минобороны, в администрацию президента, а на следующем конкурсе предложили более низкую цену. «Мастер Клининг» конкурировать не смог и отказался от заказов военных. «При госзакупках приоритет номер один — цена. Технологичность и качество никого не волнует», — говорит первый заместитель директора «Мастер Клининга» Евгений Глинин. А Уткин считает, что демпинг — следствие недобросовестной конкуренции.

Тем не менее в ближайшем будущем Уткин планирует получить новые заказы от Минобороны, а также от ФСИН, больниц и частных гостиниц. Ведь рынок проката текстильных изделий растет. Точных цифр нет, но основные игроки отмечают значительное повышение спроса на их услуги. «Все больше предприятий отказывается от закупки и обработки белья, предпочитая работу с профессиональными компаниями», — говорит Игорь Подковырин, совладелец фирмы «Немецкая марка» (компания входит в пятерку фирм, обслуживающих РЖД).

Чтобы получать крупные заказы, фирма Уткина сливается с упоминавшимся уже «Риквэст-Сервисом». Доля объединенной компании — Cotton Way — станет крупнейшей на рынке: около 70% заказов РЖД. У компании будет 22 фабрики-прачечные по всей стране, а прогнозная выручка — 5 млрд рублей в следующем году. Cotton Way собирается запустить новую современную прачечную мощностью 150 т белья в сутки в Калужской области. Она рассчитана не только на заказы от госструктур, но и на работу с производственными проектами западных компаний (в области работают Volkswagen, Samsung, Mitsubishi и др.).

Мечта Уткина — создать отрасль профессионального ухода за текстилем с понятными и принятыми всеми игроками стандартами. Он уже полгода носится с этой идеей — и небезуспешно: в начале ноября проблема обсуждалась на межведомственном заседании в правительстве. «Мы хотим импортировать технологические нормы из Евросоюза», — говорит предприниматель. Звучит красиво, но вряд ли сотни мелких прачечных по всей стране поддержат эту идею и захотят соответствовать критериям Уткина.

Новости партнеров