Диагноз для госзаказа | Forbes.ru
$58.45
69.69
ММВБ2161.17
BRENT63.75
RTS1166.09
GOLD1288.50

Диагноз для госзаказа

читайте также
+156 просмотров за суткиСтоит съесть: ростбиф у Высоцкой, икорный сет у Затуринского, сибирские специалитеты у Новикова +161 просмотров за суткиКому игрушку из семьи российских императоров? +794 просмотров за суткиУчастник списка Forbes Игорь Рыбаков: «Все мои возможности — это Катя» +1834 просмотров за суткиЗапасный выход. Валерий Окулов уходит из Минтранса после скандала с «ВИМ-Авиа» +28883 просмотров за суткиПереворот в Луганске. Что упускает российское руководство +13587 просмотров за суткиЯпония сделает олимпийские медали из старых смартфонов +1448 просмотров за суткиДеньги на ветер. Как автоматизировать бизнес и не навредить ему +1756 просмотров за суткиФАС разрешила «Яндекс.Такси» и Uber объединить бизнесы +2676 просмотров за суткиFacebook виляет элитой: победа Трампа — лишь вершина «айсберга» +1444 просмотров за суткиГреют в холода: 3 модных аромата этой зимы +3513 просмотров за суткиМиллиардер Филипп Аншутц рассказал, как риск позволяет разбогатеть +9357 просмотров за суткиВслед за Керимовым: Дмитрий Фирташ продает свой бизнес-джет +4 просмотров за сутки20 директоров-капиталистов. Новый рейтинг Forbes +2069 просмотров за сутки«Балаган вокруг процесса»: Леонтьев назвал вбросом протоколы допросов Сечина по делу Улюкаева +618 просмотров за суткиКульт красоты: каким методикам доверяют сами руководители клиник +11466 просмотров за суткиУдар в спину. Почему Путин два года не мог простить Эрдогана +10056 просмотров за суткиСанкции пора отменять. Как вернуть качественные российские продукты на прилавки +7503 просмотров за суткиКорона Британской империи: состояние королевской семьи оценили в $88 млрд +1189 просмотров за суткиПочему люди нарушают правила традиционной экономики и как на этом заработать. Книги декабря +560 просмотров за суткиЗа прошлую неделю на аукционах было продано произведений искусства на $2,3 млрд. Как так вышло? +9423 просмотров за суткиВодить детей к репетиторам — это болезнь родителей
03.12.2010 00:00

Диагноз для госзаказа

Анна Соколова Forbes Contributor
Президенту доложили, что томографы для больниц приобретают втридорога. меры приняты, система лучше работать не стала

На рынке дорогого медицинского оборудования тревожное затишье. Сделок почти нет. В июле Следственный комитет по Ульяновской области завершил расследование дела бывшего местного министра здравоохранения Федора Прокина. Он вместе с главврачом областной больницы, депутатом и парой бизнесменов обвиняется в мошенничестве при закупке томографов фирмы Siemens. Следствие подозревает фигурантов в том, что они заставили государство заплатить за технику на 90 млн рублей больше, чем она стоит. Деньги осели на счетах дружественных министру фирм-однодневок.

Летом же по регионам пошла волна проверок, и уже через месяц президенту Медведеву доложили, что закупочная цена для российских больниц обычно завышается в 2–3 раза. «Это, на мой взгляд, не коррупционная составляющая, а абсолютно циничное, хамское воровство государственных денег, — не мог сдержать гнева президент. — Люди, которые это все устраивают, они просто ни стыда ни совести не имеют».

Медведев велел главе своего контрольного управления Константину Чуйченко во всем разобраться, и уже через три месяца тот отрапортовал: цены госконтрактов на томографы упали почти вдвое. Справедливость восторжествовала?

Предназначение томографа — выявлять опасные для жизни заболевания на самых ранних стадиях. По сути, это усовершенствованный рентгеновский аппарат, позволяющий получать изображения внутренних органов в разных срезах и проекциях. Благодаря этому картинка получается более точной. С помощью компьютерного томографа врач может увидеть злокачественную опухоль диаметром несколько миллиметров, а на рентгеновском снимке он разглядит ее, только когда она разрастется в десятки раз. Возможно, тогда лечение будет уже бесполезно. «Потребность в этом аппарате очень высокая, — говорит директор исследовательской компании Cegedim Давид Мелик-Гусейнов. — За рубежом в каждом городе есть томограф. А, например, в Ставропольском крае он всего один».

Активно закупать томографы государство начало сравнительно недавно. Лет пять назад, когда в больницах не хватало самого необходимого, мало кто думал о приобретении многотонных махин за $2–3 млн. Россия приобретала от силы десяток томографов в год. Но в 2005 году Кремль провозгласил курс на реализацию четырех национальных проектов, одним из которых стал проект «Здоровье». Госрасходы на медицину выросли на десятки миллиардов рублей, а Россия стала одним из крупнейших рынков сбыта для производителей дорогого медицинского оборудования.

По данным британской исследовательской компании Espicom Business Intelligence, в 2006 году в России объем закупок томографов вырос вдвое, до $121 млн, через год он удвоился еще раз, а в 2008 году достиг $525 млн. Это был самый значительный рост не только в сегменте диагностического оборудования, но и среди всех импортных медицинских товаров.

До 2007 года оборудование закупалось централизованно. Больницы составляли список необходимого, отправляли его в региональный департамент здравоохранения, а тот — в федеральное Министерство здравоохранения. Через полгода от него приходила посылка. Часто в ней оказывалось совсем не то, что заказывали врачи. «Нужно было одно оборудование, а закупалось другое, потому что на нем специализировалась дружественная чиновнику фирма», — объясняет заведующий лабораторией межбюджетных отношений Института экономики переходного периода Владимир Назаров.

После того как на посту главы Минздрава Михаила Зурабова сменила Татьяна Голикова, закупки оборудования отдали регионам. Используя федеральный и местный бюджет, они могут приобретать для своих больниц все что хочется. Провинциальные чиновники с удовольствием выбирали дорогие диагностические приборы вроде томографов.

Т омограф — как костюм от известного портного, всегда штучный товар, изготавливаемый по индивидуальному заказу исходя из потребностей больницы. Справедливая цена томографа — вещь довольно условная. «Это как машина — бывает базовая комплектация, а бывает люкс, один диск с дополнительной программой может стоить более $100 000», — объясняет Валерий Селиванов, зампредседателя объединения «Союзпромэкспорт», среди прочего занимающегося поставками импортного медоборудования.

На этом рынке доминируют четыре производителя — General Electric, Toshiba, Siemens и Philips. Есть, конечно, безымянные китайские аппараты, но закупщики предпочитают не рисковать. Тем более что резона экономить у них до недавнего времени не было.

Открытого прайса на томографы разных производителей не существует, и это открывает простор для злоупотреблений. Кроме того, оборудование не поставляется напрямую с завода: в сделке участвуют одна или несколько посреднических фирм. Их представители оправдывают свое существование тем, что западным монстрам неинтересно держать в России штат людей для работы с госзаказчиками. Производители томографов возражают на это, что их в России никто и не ждет: у чиновников есть свои проверенные поставщики, и менять их они не хотят.

Уже после отповеди Медведева одна западная компания попробовала сама выйти на региональный аукцион по закупке томографа. Областные власти сулили ей всяческую поддержку, но, когда дело дошло до тендера, выяснилось, что конкурсная документация заточена под продукцию другой компании.

Поэтому чтобы не тратить сил понапрасну, крупные корпорации в России работают через сеть дилеров, а они — через региональных дистрибьюторов. Многоступенчатая система поставки заметно сказывается на стоимости аппарата.

В августе Чуйченко привел Медведеву простой пример: цена томографа у производителя — 34,5 млн рублей. Потом дилер из Великобритании продает его за 71,7 млн рублей. Российский поставщик увеличивает цену еще на 19 млн рублей. «Таким образом, у посредников осело 56 млн рублей», — объяснял он президенту схему поставки.

Юридических претензий к ней нет. Но нередко в этой цепочке участвуют «проверенные» люди и компании, которые согласны поделиться прибылью с чиновниками. В этом случае главная задача организаторов тендера — не допустить к участию посторонних, которые могли бы поставить аппарат по меньшей цене.

«Техническая документация аукциона составляется именно под определенную марку, — объясняет хирург из Архангельска Алексей Попов, — в ней прописываются, к примеру, углы столов — то, что в реальной жизни не имеет принципиального значения». В начале 2009 года он узнал, что в его больницу, где не хватало элементарных приборов за 30 000 рублей, купили томограф за 88 млн рублей.

Врача эта сделка возмутила. Попов стал изучать сайты госзакупок и обнаружил, что аналогичные аппараты в других регионах покупают на 25 млн рублей дешевле.

Попову было отлично известно, что томографы в его городе не очень востребованы. Больницам элементарно не хватает специалистов, которые могли бы обслуживать такую сложную технику. По его словам, аппарат в областной больнице вообще три года стоял нераспакованным: под него не было электрической мощности. «Он был куплен для того, чтобы деньги распределить, — уверен врач. — Это крупная покупка, крупные откаты».

По словам участников рынка, средний откат в такого рода тендерах — 30%. За последние пять лет Россия купила томографов примерно на $1 млрд. В карманах чиновников осело $300 млн, которые — в отсутствие коррупции — можно было направить на покупку 150 томографов. Хирург Попов решил вывести госзакупщиков на чистую воду.

Весной он попросил прокуратуру проверить на коррупционность восемь тендеров на закупку томографов в Архангельской области и Ненецком автономном округе. В конце июля по его жалобе возбудили уголовные дела. По одному из них (о превышении полномочий) проходит бывший министр здравоохранения области Андрей Красильников, по другому делу брата министра Сергея подозревают в мошенничестве. Сергей Красильников возглавляет больницу, в которой работает Попов.

Исход этого дела предсказать трудно. Чтобы отправить чиновников за решетку, нужно доказать факт мошенничества: что они нарочно закупили дорогой аппарат и на этом заработали. Пока такие улики удалось собрать только следователям из Ульяновска. Судебные слушания по этому делу еще идут.

После разговора Медведева с Чуйченко Следственный комитет сообщил о двух десятках уголовных дел по фактам закупок подозрительно дорогих томографов. Но большинство из них пока возбуждено в отношении неустановленных лиц.

В Калининграде такое дело расследуется с сентября прошлого года. Прокуратура сочла, что купленный за 63 млн рублей томограф мог бы стоить на 19 млн рублей дешевле. «В основу госконтракта легла какая-то мифическая цена», — говорит помощник руководителя калининградского Следственного комитета Марианна Андрюшина.

Следователи обыскали кабинет главы областного Минздрава Елены Клюйковой, изъяли системный блок ее компьютера. В отношении министра завели дело о халатности, вскоре она была уволена. Но достоверно установить злой умысел при проведении тендера пока не удалось. «При такого рода схемах обвиняемый появляется ближе к концу расследования», — объясняет Андрюшина. Экс-министр Клюйкова находится под подпиской о невыезде. Тюремный срок пока никому не грозит.

Возможно, не так уж плохо, что, стремясь угодить президенту, следователи чересчур расстарались. Например, они поторопились сообщить, что томограф для перинатального центра в Кировской области был куплен слишком дорого.

«Мы направили запрос производителю, — рассказывает зампредседателя областного правительства Мария Гайдар. — Они ответили, что, по их данным, в такой комплектации томограф стоит даже дороже».

Год назад в области начала работать специальная комиссия, которая рассматривает все техзадания для тендеров с начальной ценой выше 5 млн рублей. На ее заседания два-три раза в месяц приходят госзаказчики, депутаты областной Думы, члены общественной и торгово-промышленной палаты. В основном они обсуждают именно закупки в сфере здравоохранения — это самая большая часть бюджета. «Мы смотрим, «заточен» тендер или нет, реальная ли цена», — рассказывает входящий в комиссию депутат Дмитрий Русских. По его словам, раньше главврачи формулировали практически все техзадания под конкретных продавцов. Увидев, что заказчик, к примеру, требует срез иглы под 40 градусов, а не под 90, комиссия отправляет конкурсную документацию на доработку. «На 100% коррупцию убрать не удается, — говорит Русских, — но за год мы на одних только закупках для строящегося перинатального центра 130 млн рублей сэкономили».

До полной победы над махинациями в госзакупках пока далеко. «Это вопрос системы в целом, — говорит Гайдар. — Я не считаю систему закупок идеальной».

В середине октября Минздрав объявил тендер на поставку семи томографов. Аукцион намечен на ноябрь, поставить оборудование надо до 12 декабря.

«Срок изготовления оборудования — два месяца, — прикидывает Селиванов из «Союзпромэкспорта», — потом упаковка, транспортировка, таможенное оформление, доставка до пользователя. За это время уложиться невозможно». По его прогнозу, аукцион не состоится, если только у какого-нибудь поставщика не лежит на складе нужное количество томографов. Держать товар почти на 200 млн рублей можно, только будучи абсолютно уверенным в победе.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться