Закон сохранения энергии | Forbes.ru
сюжеты
$58.83
69.17
ММВБ2143.99
BRENT63.27
RTS1148.27
GOLD1256.41

Закон сохранения энергии

читайте также
+545 просмотров за суткиДивный мир инстаграма. Как правильно использовать блогеров для бизнеса +3751 просмотров за суткиБесплатный iPhone. Почему операторы в России не раздают смартфоны в обмен на контракт +98 просмотров за суткиРеформатор года: Владимир Александров получил национальную премию «Лучший корпоративный юрист 2017 года» +13180 просмотров за сутки«Национальный позор». Что говорят политики и экономисты о приговоре Улюкаеву +92 просмотров за суткиИнвестировать пока не поздно: Villagio Estate о том, почему вкладывать деньги в загородную элитку надо как можно быстрее +1194 просмотров за суткиВиртуальное безделье. Работодатели расплачиваются за интернет-серфинг сотрудников +881 просмотров за суткиКто долго запрягает, тот быстро едет. «Медленные» ICO скоро победят «ниндзя» +5426 просмотров за суткиРывок вниз. Что будет с рублем после снижения ключевой ставки +2670 просмотров за суткиВозле биткоина: для каких компаний опасен конец криптохайпа +3412 просмотров за суткиКак рыбак к президенту ходил, или Почему дальневосточная рыба стоит 300 рублей +25737 просмотров за сутки10 самых высокооплачиваемых спортсменов в истории. Рейтинг Forbes +677 просмотров за суткиНеделя потребления: новый Bentley, открытие Zilli и победа Lufthansa +3616 просмотров за суткиСуд приговорил Алексея Улюкаева к 8 годам колонии строгого режима +452 просмотров за суткиПьер Моно: «Мы лечим рак и сохраняем пациенту орган» +2010 просмотров за суткиНПФ «Будущее» и «Сафмар» продали акции Промсвязьбанка накануне санации +2179 просмотров за суткиКрупнейший в мире производитель дженериков Teva увольняет 14 000 рабочих +393 просмотров за суткиПринцы Уильям и Гарри в космосе. Фильм недели: «Звездные войны: Последние джедаи» +2199 просмотров за суткиМатильда Шнурова, совладелица ресторана «Кококо»: «В Москву мы не поедем» +984 просмотров за суткиНовогодний зоопарк: 7 украшений со смыслом +6384 просмотров за суткиСуд признал экс-министра Улюкаева виновным в получении взятки в $2 млн +8728 просмотров за суткиСоперница Путина. Как Ксения Собчак стала голосом оппозиции
03.03.2011 00:00

Закон сохранения энергии

Михаил Козырев Forbes Contributor
Руководство страны борется с лампами накаливания? Небольшой ламповый завод в Тверской области продолжает выпускать эту продукцию, а его доходы только растут

«Ничего запрещенного мы не производим! Торгуем только тем, что разрешено законодательством!» — за время нашего интервью Владимир Лебедев, глава и хозяин Калашниковского электролампового завода, эту фразу повторяет раз пять. Под «законодательством» Лебедев прежде всего имеет в виду принятый осенью 2009 года закон «Об энергосбережении».

Все дело в том, что предприниматель производит лампы накаливания. Те самые, продажи которых с 2014 года в соответствии с подписанным Дмитрием Медведевым законом должны быть прекращены. Примерно 30% продукции Лебедева оказалось «вне закона» уже 1 января 2011 года, когда вступила в силу норма, запрещающая продажи ламп накаливания мощностью более 100 Вт. Завод Лебедева на грани краха? Не стоит торопиться с выводами.

«Наша цель — повысить к 2020 году энергоэффективность экономики на 40%. Эта цель реалистична и достижима, я в этом абсолютно уверен», — говорил в ноябре прошлого года Дмитрий Медведев, выступая с посланием к Федеральному собранию. Действительно, российская экономика — одна из наиболее расточительных в мире. Согласно оценкам Всемирного банка (ВБ), в мире едва ли найдется дюжина стран, расходующих на каждый доллар национального ВВП больше энергии, чем Россия. Потенциал энергосбережения эксперты ВБ оценивают более чем в 300 млн т условного топлива, или 45% энергопотребления в стране.

Что предлагается? Прежде всего, наладить строгий учет потребляемой энергии. Закон требует к 2012 году обеспечить счетчиками воды, электроэнергии, тепла и газа все жилые здания, установить измерительное оборудование во всех квартирах. Бюджетные организации уже с 2010 года должны начать сокращать расходы на энергию на 3% в год. Ну и, наконец, про лампочки: c 1 января 2011 года из продажи должны исчезнуть лампы мощностью более 100 Вт, с 2013-го — мощностью более 75 Вт, с 2014-го — мощностью более 25 Вт.

Кое-кому новый закон оказался на руку. Вводится обязательное энергообследование? Пожалуйста, теперь его есть кому проводить! В России уже более 3000 компаний, которые называют себя «энергоаудиторскими». Общую стоимость счетчиков, которые в ближайшие годы потребуется установить, аналитик компании Abercade Иван Фелютич оценивает в 250 млрд рублей.

Однако производителям ламп накаливания, тому же Владимиру Лебедеву, приходится несладко.

Сто семьдесят километров от Москвы до Твери мы преодолели на «Сапсане» за час. Еще минимум два часа ушло на дорогу от Твери до поселка Калашниково. Дорога — обледеневшая колея, из которой приходится то и дело выезжать на снежную целину, чтобы пропустить очередной встречный лесовоз. Нескончаемые километры через заброшенные деревни и зарастающие молодыми деревцами поля — и мы у цели. Несколько корпусов из кирпича и бетонных плит, украшенных полотнищами с символикой «Единой России», — Калашниковский электроламповый завод (КЭЛЗ). У заводоуправления — директорский «УАЗ-Хантер» с лебедкой, рядом — собака, как выясняется, тоже директорская: со спаниелем по кличке Джой хозяин завода не расстается.

Стекольный завод в Калашниково при царском режиме и в первые десятилетия советской власти делал бутылки и аптечные склянки, в войну — оборонную продукцию, «коктейль Молотова». Лампочки завод стал выпускать в 1950 году, когда сюда вывезли часть оборудования с Московского электролампового завода. Сейчас Калашниковский электроламповый завод производит около 110 млн ламп в год при годовой выручке $13 млн. Для сравнения: крупнейшим в России производителем электроламп является объединение «Лисма» (Саранск, Мордовия). В год «Лисма» производит около 150 млн ламп и дает $45 млн выручки.

Владельцем Калашниковского завода его директор Владимир Лебедев стал в начале 1990-х, выкупив акции на чековом аукционе. За прошедшие годы он заметно развил предприятие — по сравнению с концом 1980-х, когда завод показывал наилучшие в советский период показатели, объем производства вырос наполовину.

Лебедев купил несколько нестарых производственных линий — в основном у обанкротившихся европейских фабрик. Расширил ассортимент продукции: в начале 1990-х завод производил 18 типов ламп, сейчас — 74. Лебедев наладил контрактное производство ламп для немецких компаний Osram и Philips под их торговой маркой. Создал сеть торговых представительств. Итог? Если на закате советской власти на Калашниковский завод приходилось 7% производства ламп накаливания в РСФСР, то теперь — около 24% российского производства. «Все убавили, а мы немного прибавили», — объясняет, посмеиваясь, Лебедев.

Лучшим временем для завода была вторая половина минувшего десятилетия. Растущая экономика предъявляла устойчивый спрос на недорогую продукцию КЭЛЗ, при этом в 2006–2008 годах ввоз в Россию ламп накаливания был ограничен импортными квотами.

Основным борцом за введение пошлин на ввоз ламп был предприниматель Виктор Столповских. Он получил широкую известность в середине 1990-х годов: управделами президента Павел Бородин заключил тогда со Столповских несколько сомнительных контрактов на реконструкцию Большого Кремлевского дворца. В дальнейшем Столповских в столь громких скандалах замешан не был, зато сумел консолидировать практически все расположенные в России ламповые заводы в составе своего холдинга ВАВС.

«ВАВС всех купил, кроме меня. Мы [со Столповских] договорились по-хорошему», — говорит Лебедев, умалчивая о деталях борьбы с ламповым монополистом. Впрочем, в ходе интервью он пару раз вспомнил о нескольких бывших сотрудниках ФСБ, которых взял в штат, чтобы навести порядок на заводе.

В 2008 году срок действия запретительных мер истек. Главному лоббисту отрасли, Столповских, было не до того: экспансия обошлась ему недешево, деньги на нее он брал в долг, и кредиторы потребовали возврата средств. Сейчас заводы, входившие в ВАВС, переданы в управление Сбербанку, которому Столповских задолжал около 4,5 млрд рублей.

Недружественное поглощение теперь Лебедеву не грозит. Однако он столкнулся с более серьезным вызовом: более 90% выпускаемой в Калашниково продукции приходится на лампы накаливания. Их полный запрет — дело ближайшего будущего. Тем не менее хозяин завода отказывается видеть все только в черных красках.

«Лампа накаливания — это идеальный ТЭН (теплоэлектронагреватель. — Forbes). 90% энергии уходит в тепло, и лишь 10% — в световую энергию. То есть это обогреватель с функцией освещения!» — заявляет Лебедев в интервью Forbes. Именно такая надпись — «обогревательный элемент с дополнительной функцией освещения» — отпечатана на коробках с готовой продукцией, сложенных в штабеля и подготовленных к отправке потребителям. Внутри лампы накаливания мощностью 150 Вт, продажа которых с 1 января запрещена.

Для ламп мощностью 100 Вт, наиболее ходового товара из списка запрещенного к продаже с 1 января 2011 года, Лебедев придумал другую хитрость. Теперь он продает лампы мощностью 95 Вт. По словам хозяина КЭЛЗ, это не просто замена маркировки. В лампах используется нить накаливания другой толщины, потому их мощность действительно отличается от 100-ваттной. В подтверждение своих слов Лебедев демонстрирует сертификат соответствия, полученный им на лампы мощностью 95 Вт.

Насколько законен «фокус» c мощностью? «Зачем им менять технологию?» — говорит Сергей Пикин, директор консалтинговой компании «Фонд энергетического развития». Ведь даже по ГОСТу мощность ламп может колебаться на 5% от заявленной величины. А «обогревательные элементы»? Пикин сомневается: «Теоретически это можно трактовать как торговлю не сертифицированной должным образом продукцией. Или даже как незаконное предпринимательство». В то же время закон не указывает, какое именно государственное ведомство должно следить за соблюдением законодательства об энергоэффективности. А раз некому следить, то деятельность Лебедева еще долгое время может считаться законной. Во всяком случае пока претензий, по словам самого предпринимателя, ему не поступало.

А что с продажами? Они заметно возросли. По словам Лебедева, если в декабре 2010-го предприятие отгружало 400 000–500 000 лампочек в день, то после Нового года реализуется примерно по 1 млн ламп в день. Выросший спрос, объясняет Лебедев, вызван опасениями людей, что вскоре мощные лампы накаливания будет уже не купить.

Отказываться от производства ламп накаливания Лебедев не намерен и впредь. Их покупают, почему бы не производить? Однако и пренебрегать новыми веяниями он не собирается. На заводе из китайских комплектующих уже собирают люминесцентные энергосберегающие лампы, которые Лебедев потом продает под собственным брендом Favor. Объемы реализации, правда, небольшие. Люминесцентные лампы стоят почти в десять раз дороже, а срок их службы в российских условиях сопоставим со сроком службы ламп накаливания: они не любят частых включений и выключений. К тому же в их производстве используется ртуть, что создает сложности при утилизации. В общем, осваивать полный цикл производства люминесцентных ламп Лебедев не собирается.

При этом он запустил производство другого типа энергосберегающих источников света — галогеновых ламп для бытового потребления и натриевых ламп для улиц. А самые большие надежды предприниматель возлагает на новую линию по производству цоколей для ламп. Лебедев планирует резко снизить их стоимость и поставлять цоколь на другие ламповые заводы не только в России, но и за рубежом. Изготовление новой оснастки владелец завода, который когда-то выпускал «коктейль Молотова», заказал Подольскому патронному заводу — принцип действия нового оборудования тот же, что и на линиях по производству боеприпасов для стрелкового оружия.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться