Крупная «сумма» | Forbes.ru
$58.45
69.69
ММВБ2161.17
BRENT63.75
RTS1166.09
GOLD1288.50

Крупная «сумма»

читайте также
+1421 просмотров за суткиЗапасный выход. Валерий Окулов уходит из Минтранса после скандала с «ВИМ-Авиа» +12342 просмотров за суткиПереворот в Луганске. Что упускает российское руководство +5330 просмотров за суткиЯпония сделает олимпийские медали из старых смартфонов +1014 просмотров за суткиДеньги на ветер. Как автоматизировать бизнес и не навредить ему +1556 просмотров за суткиФАС разрешила «Яндекс.Такси» и Uber объединить бизнесы +1637 просмотров за суткиFacebook виляет элитой: победа Трампа — лишь вершина «айсберга» +774 просмотров за суткиГреют в холода: 3 модных аромата этой зимы +2315 просмотров за суткиМиллиардер Филипп Аншутц рассказал, как риск позволяет разбогатеть +6350 просмотров за суткиВслед за Керимовым: Дмитрий Фирташ продает свой бизнес-джет +4 просмотров за сутки20 директоров-капиталистов. Новый рейтинг Forbes +1568 просмотров за сутки«Балаган вокруг процесса»: Леонтьев назвал вбросом протоколы допросов Сечина по делу Улюкаева +431 просмотров за суткиКульт красоты: каким методикам доверяют сами руководители клиник +8229 просмотров за суткиУдар в спину. Почему Путин два года не мог простить Эрдогана +8029 просмотров за суткиСанкции пора отменять. Как вернуть качественные российские продукты на прилавки +5928 просмотров за суткиКорона Британской империи: состояние королевской семьи оценили в $88 млрд +1204 просмотров за суткиПочему люди нарушают правила традиционной экономики и как на этом заработать. Книги декабря +724 просмотров за суткиЗа прошлую неделю на аукционах было продано произведений искусства на $2,3 млрд. Как так вышло? +7762 просмотров за суткиВодить детей к репетиторам — это болезнь родителей +5517 просмотров за суткиКоробка с миллионом долларов. Сколько зарабатывают политтехнологи +2098 просмотров за суткиХолодный прием: фильм недели — «Снеговик» +2580 просмотров за суткиПрофиль заемщика. Как поведение в социальных сетях может снизить ставку по кредиту
03.09.2011 00:00

Крупная «сумма»

Мария Абакумова Forbes Contributor
фото Итар-ТАСС
Как братья Магомедовы открыли экспортные ворота России и Большой театр.

В один из майс-ких дней 2009 года в кабинете руководителя дирекции по строительству и реконструкции при Министерстве культуры звенели бокалы. Бутылку шампанского открыли на троих, и у каждого был свой повод. Куратор многолетней реконструкции Большого театра, глава дирекции Яков Саркисов испытывал колоссальное облегчение — проект сдвинулся с мертвой точки. Бизнесмен Азарий Лапидус прощался с неподъемным проектом, который ему удалось сбросить со своих плеч: он только что продал компанию «СУИпроект», генподрядчика реконструкции самого знаменитого театра России. Третьему участнику торжества предстояло закончить реконструкцию театра с бюджетом 20 млрд рублей, тянувшуюся с 2005 года.

Подтянутого смуглого предпринимателя звали Зияудин Магомедов, и до этого момента он не был известен широкой публике. Все изменилось через несколько дней, когда ленты информационных агентств запестрили заголовками: «Сумма Капитал» построит Большой театр». Владельцы «Суммы», выходцы из Дагестана Магомедовы, Зияудин и его старший брат Магомед, прославились на всю страну.

С тех пор прошло два года, на 28 октября 2011-го назначена церемония торжественного открытия основной сцены Большого театра после реставрации. На церемонии ждут президента Дмитрия Медведева, приглашены главы и других государств. Журналистам уже демонстрировали восстановленные интерьеры Большого. 150 000 хрустальных деталей люстр пришлось перебирать вручную и реставрировать или заменять похожими по оттенку. На позолоту 832 кв. м лепных украшений ушло 4,5 кг золота. Акустической экспертизе подверглось каждое кресло в зрительном зале. Первый звук протестировал сам Пласидо Доминго. Стройка, длившаяся с 2005 года, завершена.

Чьими силами? Оборот компаний, входящих в группу «Сумма Капитал» братьев Магомедовых, превышает $1 млрд. Это крупнейший в России Новороссийский морской торговый порт, один из крупнейших строительных подрядчиков «Транснефти» компания «Стройновация» и др. Зияудин Магомедов возглавляет российский Деловой консультационный совет при АТЭС (кроме него в совет входят олигарх Олег Дерипаска и глава ВТБ Андрей Костин) и скоро сможет обсуждать экономическую повестку дня с бизнесменами уровня президента азиатского Procter & Gamble или Caterpillar. В период правления Дмитрия Медведева удача широко улыбнулась братьям Магомедовым.

Магомед Магомедов родился в 1967 году в селе Шотота Хунзахского района Дагестана, а его брат Зияудин — годом позже в столице республики Махачкале. Их отец работал ассистентом на кафедре оперативной хирургии Дагестанского медицинского института, мать преподавала русский язык и литературу в школе. Магомед хорошо учился, участвовал в олимпиадах по математике и физике, а в старших классах поступил во Всесоюзную заочную математическую школу при МГУ. В 1984-м он окончил школу и поступил на экономический факультет МГУ, брат следовал за ним по пятам. Здесь, на экономфаке, Зияудин познакомился с Аркадием Дворковичем, будущим помощником президента РФ, — они учились на одном курсе и общаются, как говорят, до сих пор.

Еще будучи студентом, Магомед Магомедов успел поработать заместителем директора в крупной внешнеэкономической ассоциации «Интерагро» Ивана Кивелиди, известного тогда банкира, считавшегося одним из богатейших людей своего времени, президента объединения «Круглый стол бизнеса России». В 1995 году его убили весьма экзотическим способом: намазали ядом телефонную трубку. На Кивелиди Магомедов работал недолго, но все же имел возможность обзавестись полезными связями. После этого — два года в питерском Ленрегионбанке, который быстро закрылся. Оба брата Магомедовы отказались давать интервью для этой статьи, однако от лица «Суммы Капитал» на некоторые вопросы Forbes ответил ее вице-президент по связям с общественностью Константин Панин.

Выпускники экономического факультета в начале 1990-х годов не могли, по его словам, не пойти в бизнес: «В 1990-е годы мы активно и успешно работали в банковском бизнесе, с 1995 года контролировали банк «Диамант». Магомед Магомедов возглавлял совет директоров банка. Другими членами совета неизменно оставались Зияудин Магомедов и Ахмед Билалов, их двоюродный брат, экс-депутат Госдумы, ныне вице-президент Олимпийского комитета России.

Председателем правления банка был молодой финансист Алексей Френкель, впоследствии осужденный на 19 лет за убийство зампреда ЦБ Андрея Козлова. На должность президента и члена совета директоров акционеры пригласили видного советского функционера Константина Катушева. Бывший первый секретарь Горьковского обкома КПСС, секретарь ЦК КПСС, глава комитета по внешним экономическим связям и министр внешних экономических связей СССР в последние четыре года существования Союза, Катушев с 1992 года был на пенсии. С его появлением в руководстве банк «Диамант» начал бурно расти. В 1997 году банк увеличил уставный капитал в семь раз, до $170 млн: прошло несколько допэмиссий, выкупленных крупными, с советских времен оставшимися внешнеторговыми объединениями. Среди акционеров банка появились Здравэкспорт, Зарубежнефтегазстрой, Техмашимпорт — всего 17 внешнеторговых объединений и шесть банков. «Диамант» недолгое время занимал третье место в стране по размеру уставного капитала. У многих наблюдателей такой быстрый рост вызывал сомнения, потому что не сопровождался сопоставимым ростом активов — по этому показателю банк никогда не поднимался выше середины списка.

Чем занимался «Диамант»? Кредитовал строительство школы в поселке Барвиха, финансировал строительство жилья в Москве (совладелец «ДОН-Строя» Дмитрий Зеленов начинал в одной из компаний Магомедовых), разрабатывал розничные программы. Политический тяжеловес Катушев вел переговоры с президентом ГАЗа Николаем Пугиным о том, чтобы наладить сборочное производство «Газелей» и «Соболей» в Египте. Впрочем, по словам участников рынка, «Диамант» всегда был одним из заметных участников рынка «обналички». Во всяком случае, формулировка «За неоднократное нарушение закона о банках и банковской деятельности», с которой ЦБ отозвал у «Диаманта» лицензию в 2001 году, в те годы подразумевала в том числе и это. «Говорить о том, что основным видом деятельности была «обналичка», — это полный бред, — говорит Константин Панин. — Отзыв лицензии связан с тем, что банк оказался в трудной финансовой ситуации. Но мы были одним из немногих банков, кто полностью выполнил обязательства перед вкладчиками».

Сотрудничая с нефтяниками, «Диамант» выстраивал разнообразные вексельные схемы, его векселями финансировало свои дочерние общества Госкино. Вексельные схемы тогда были очень распространены — в Нижегородской области некоторое время действовала схема «нефть — векселя — процессинг на «Норси-Ойл» — пенсии». Основную роль в ней играл банк «Гарантия», председателем правления которого был Сергей Кириенко. В 1996 году начинается его стремительный карьерный взлет: он возглавил «Норси-Ойл», а в 1997-м ушел в федеральное правительство заместителем первого вице-премьера, министра топлива и энергетики Бориса Немцова. С апреля по август 1998 года возглавляет кабинет министров. Президентом «Норси-Ойл» после Кириенко был его хороший знакомый Дмитрий Савельев, в 1998 году он возглавил «Транснефть».

В конце 1998 года депутат Госдумы Сергей Шашурин в письме премьеру Евгению Примакову обвинил руководство «Транснефти» в финансовых злоупотреблениях, схемы которых разрабатывались при участии банка «Диамант». Forbes не удалось обнаружить прямой связи между нижегородцами Кириенко и Савельевым с одной стороны и братьями Зияудином и Магомедом Магомедовыми — с другой, кроме того факта, что один из двух филиалов «Диаманта» работал в Нижнем Новгороде, занимался нефтью и не чурался вексельных схем. Бывший депутат Шашурин находится в местах лишения свободы, в приемной депутата Савельева сказали, что он в длительном отпуске.

В начале 2000-х Зияудин Магомедов, по словам источника, имел уже достаточно серьезный нефтетрейдинговый бизнес. Бывший сотрудник «Транснефти», который пришел на работу в монополию вместе с командой Семена Вайнштока в 1999 году, говорил Forbes, что, когда он появился, компания уже сотрудничала с братьями Магомедовыми. «С портом в Приморске работаем с начала 2000-х годов» — так прокомментировал вопрос о взаимоотношениях с «Транснефтью» Константин Панин.

 

Легендарный проект по строительству Балтийской трубо-проводной системы — нефтяного трубопровода до порта Приморск в Ленинградской области — начал продвигать еще Дмитрий Савельев. Он добился правительственного постановления, которое обязывало экспортеров платить «Транснефти» так называемый инвестиционный тариф — $1,43 с каждой экспортной тонны на строительство БТС. За 1999 год собрали $100 млн. Что такое порт Приморск?

Это, без преувеличения, экспортные ворота страны: на терминал приходится 30% всего экспорта нефти России. Он пропускает 74 млн т нефти и нефтепродуктов в год. Его строительство началось с нуля в небольшом поселке на берегу Финского залива в 2000 году, а через 10 лет банк UBS оценил комплекс портовых сооружений в $2 млрд. «Это очень интересное сооружение, оборудованное по последнему слову техники», — рассказывает главный редактор The Russian Energy Weekly Михаил Крутихин.

Тем интереснее, как Магомедовым, банкирам и нефтетрейдерам средней руки, удалось стать равными партнерами государственной «Транснефти» и совладельцами крупнейшего российского логистического комплекса. Как получилось, что им принадлежало 50% в компании — операторе и владельце двух из четырех терминалов Приморского торгового порта? (Позднее Магомедовы конвертировали эти доли в 25% группы НМТП, объединяющей 100% Приморского и Новороссийского торговых портов.)

Первую очередь БТС (куда вошли два первых причала порта Приморск) построили за год, терминал был запущен в 2001-м и имел пропускную способность 12 млн т. Вся первая очередь целиком обошлась «Транснефти» в $460 млн. Позже порт постепенно модернизировался, увеличивая пропускную способность трубопровода и емкость хранилищ. К 2003 году потребовалось строить новый терминал, то есть комплекс причалов. И тут оказалось, что соседний участок с хорошим скальным грунтом находится в долгосрочной аренде у некоего ООО «Петротранс Приморск».

Что это была за фирма? По данным СПАРК, она принадлежала Евгению Малову и Андрею Каткову, партнерам крупного нефтяного трейдера Геннадия Тимченко по компании «Киришинефтехимэкспорт» («Кинэкс»). Участок 108 га под строительство нефтепродуктового терминала рядом с Приморском тогда еще государственная компания «Кинэкс» получила в 1994 году. Финансировать стройку мог «Сургутнефтегаз», который после приватизации стал владельцем «Киришинефтеоргсинтеза» (его нефтепродукты предполагалось вывозить через новый терминал).

Когда порт в Ленинградской области стал рассматриваться в качестве финальной точки Балтийской трубопроводной системы, политического проекта, призванного снизить зависимость России от портов «недружественных» Латвии и Эстонии, «Лукойл», ТНК и «Сибнефть» стали добиваться от «Транснефти» возможности участвовать в строительстве БТС. Но сменивший Савельева совладелец «Лукойла» и топ-менеджер когалымского подразделения Семен Вайншток объявил, что и БТС, и порт «Транснефть» будет строить сама.

Все бы хорошо, но площадка, на которой должен был быть выстроен порт, оставалась в аренде у «Кинэкса». Означает ли это, что «Транснефть» построила первую часть порта на земле, арендованной не у государства, а у структур, связанных с «Сургутнефтегазом»? Представитель «Транснефти» Игорь Демин отказался отвечать на вопросы Forbes, назвав его «пропагандистским журналом». Но известно, что в 2003 году правительство Ленинградской области своим постановлением закрепило за «Кинэкс-Холдинг» еще 220 га земли в Приморске (плюс к имевшимся уже 108 га) для строительства нефтеналивного терминала и инфраструктуры. А в презентации, подготовленной в 2010 году для инвесторов НМТП, говорится, что «вся земля и два из четырех грузовых причалов» Приморска до сих пор принадлежат на правах собственности или аренды структурам ООО «Приморский торговый порт» — компании, созданной Магомедовыми.

Магомедовы в свое время выкупили эту землю у совладельцев «Кинэкса». Дело в том, что в 2003 году Катков и Малов поссорились с Тимченко и им пришлось спешно распродавать активы. После ряда спешных сделок в 2003 году владельцем ООО «Петротранс-Приморск» стала фирма «Транс-флот» (данные СПАРК). Она, в свою очередь, на 50% принадлежала фирмам, связанным со структурами Зияудина Магомедова. А другие 50% достались некоему ООО «Контакт-Ресурс», формальные владельцы которого учредили еще три сотни фирм по разным адресам вроде деревни Большое Толбино. Кто был таинственным партнером Магомедовых в этом проекте, «Сумма» не комментирует.

В 2005 году фирмы — владельцы земли и терминала (к тому времени причалы в Приморске уже были построены) переехали на Кипр. Их хозяином стала компания «Колмон Менеджемент». А в 2007 году в официальном пресс-релизе «Сумма Капитал» признала владельца участка ООО «Петротранс-Приморск» своей дочерней фирмой.

 

Как же братья Магомедовы сумели выкупить землю на стратегически важном участке и добились возможности самостоятельно построить терминал? Ведь это не удалось даже всемогущим нефтяникам.

На вопрос, откуда у компании земельный участок «стратегического назначения», представитель «Суммы Капитал» говорит, что два участка земли в 60 га компания купила у Марийского машиностроительного завода (входит в НПО «Алмаз-Антей»). Эта компания действительно называлась среди участников проекта БТС, но последний распорядительный документ, касающийся ее, датирован 1997 годом и утратил силу. Отношения с «Кинэкс» Панин комментировать отказался.

Опрошенные Forbes источники выдвигают несколько версий. Бывший сотрудник «Транснефти» утверждает, что бизнесмены сумели установить хорошие отношения с теми, кто управлял «Транснефтью» в конце 1990-х, и Вайнштоку сотрудничество с ними досталось по наследству. Бывший сотрудник «Суммы Капитал» уверяет, что в Приморск Магомедовых «привел» автор хита о «чекистском крюке» Виктор Черкесов, который был тогда полпредом в СЗФО. Наконец, другие бизнесмены и рыночные аналитики на условиях анонимности утверждают, что успехами в «Транснефти» «Сумма Капитал» обязана хорошим отношениям с самим Семеном Вайнштоком. «Семен Вайншток возглавил компанию в 1999 году. Наши совместные проекты начались в 2000-м» — так прокомментировал вопрос о сроках начала сотрудничества с нефтетранспортной монополией Константин Панин.

Так или иначе, в 2004 году именно «Сумма» стала возводить второй терминал в Приморске, и за 13 месяцев она его построила. Терминал оборудован двумя причалами по 430 м (в терминале «Транснефти» тоже два причала, но они на 60 м короче), стройка обошлась в $300 млн. Эксперты утверждают, что возле новых причалов более удобный для навигации скальный грунт. Подконтрольная «Сумме» компания ООО «Приморский торговый порт» стала оператором всего объединенного порта Приморск, но при этом сложную техническую работу выполняет подразделение «Транснефти» и собственник двух первых причалов ООО «Спецморнефтепорт Приморск».

В 2007 году Семен Вайншток оставил свой пост. А уже в 2008-м у «Суммы Капитал» в фирмах, связанных с терминалом, появился новый партнер: «Газпром нефть» объявила, что стала собственником 50% долей в компаниях, владеющих терминалом. Глава компании Александр Дюков тогда объяснял этот шаг необходимостью развития собственного бункеровочного бизнеса. Правда, в 2010 году, как сообщили Forbes в пресс-службе «Газпром нефти», компания продала эти активы «Транснефти». Как была структурирована сделка, неизвестно, но, весьма вероятно, речь шла о половине того самого офшора «Колмон Менеджмент».

Что это значит? Возможно, некий партнер «Суммы Капитал» после ухода из бизнеса команды Семена Вайнштока пожелал продать активы — долю во втором терминале и участке земли. «Газпром нефть» выкупила их, а когда шум утих, продала государственной «Транснефти». Сумму первой сделки, как и фигуру контрагента, вычислить не удалось. Однако, судя по отчетности группы «Приморский торговый порт» по МСФО, сумма сделки по обратному выкупу превысила 4 млрд. По сообщениям ряда СМИ, ссылающихся на неназванные источники, бенефициаром этой схемы был сам Семен Вайншток, эту же версию Forbes подтвердил один из бывших сотрудников «Суммы Капитал». Представители Вайнштока такие предположения всегда категорически опровергали.

 

С уходом Вайнштока роман Магомедовых с «Транснефтью» вовсе не закончился. На недавних торгах по строительству нефтепровода ВСТО-2 входящая в холдинг Магомедовых компания «Стройновация» получила самый длинный участок (514 км) оценочной стоимостью около 15 млрд рублей, опередив таких конкурентов, как «Стройгазконсалтинг» Зияда Манасира и «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко. «С новым менеджментом «Транснефти» у нас сложились хорошие деловые отношения, которые в дальнейшем мы рассчитываем укреплять, — комментирует Константин Панин. — Президент «Транснефти» Николай Токарев уделяет большое внимание развитию Приморского торгового порта и поддержал сделку с НМТП».

Самая масштабная операция Зияудина и Магомеда Магомедовых — сделка с группой НМТП. Все началось с того, что совладельцем Новороссийского порта, крупнейшего морского порта России, стал друг Владимира Путина Аркадий Ротенберг. Бизнесмен в 2008 году приобрел 20% в компании Kadina (принадлежала Александру Пономаренко и Александру Скоробогатько), сумма сделки не раскрывалась. А в 2010 году Скоробогатько, Пономаренко и Ротенберг вышли из Kadina, уступив контроль над ней «Сумме» и «Транснефти». Сделка была структурирована следующим образом.

Сначала НМТП получил от Сбербанка кредит $1,95 млрд на покупку 100% долей в ООО «Приморский торговый порт». Сумма этой сделки составила $2,153 млрд. Одновременно владельцы ПТП купили у собственников 100% Kadina (эта сделка оценивалась в $2,5 млрд). Таким образом, Пономаренко и Скоробогатько получили по $1 млрд, Ротенберг — $500 млн, а «Сумма Капитал» и «Транснефть» — контроль над Новороссийским морским торговым портом. Сделка, профинансированная госбанком, устроила всех ее влиятельных участников. Проиграли только миноритарии НМТП, ведь именно на эту публичную компанию «повесили» двухмиллиардный долг.

Останавливаться на достигнутом Магомедов не собирается — летом он приобрел доли в двух зерновых терминалах в Новороссийске, а также объявил о начале строительства нового порта в бухте Восточная в Приморском крае.

 

Вернемся в Москву, на Театральную площадь. В 2005 году пришла пора закрывать на реконструкцию основную сцену Большого театра: зданию давно требовался ремонт. Был объявлен конкурс, который выиграла компания «СУИпроект» Азария Лапидуса — бизнесмена, как считалось, близкого к Владимиру Евтушенкову. В интервью Forbes в 2007 году Лапидус увлеченно рассказывал, как проводит еженедельные совещания на стройке. Но дальше совещаний дело не шло: быстро выяснилось, что в подземельях Большого все не так, как на чертежах, деревянные конструкции старого фундамента сгнили и нужен новый. К тому же у Лапидуса не хватало для такого масштабного проекта строительных мощностей, и возникли проблемы с финансированием (впрочем, к моменту появления в проекте «Суммы» большая часть выделенных на реконструкцию 20 млрд рублей была уже освоена).

В 2008 году глава дирекции по реконструкции и строительству Яков Саркисов, обнаружив, что до окончания работ далеко, а срок сдачи объекта — октябрь 2011 года, понял, что нужно менять генподрядчика. Саркисов обошел всех крупных московских строителей, включая владельца «Главмосстроя» и члена попечительского совета Большого Олега Дерипаску, но никто не решился взять проект. Поэтому когда с предложением об участии вышел неизвестный на московском строительном рынке бизнесмен Зияудин Магомедов, Саркисов встретил его благосклонно. Магомедов окончательно развеял сомнения Саркисова, рассказав, как за год построил терминал в Приморске и что у компании достаточно собственных средств. Кроме того, он обещал урегулировать отношения с Азарием Лапидусом. Времени на то, чтобы проводить новый конкурс по выбору генподрядчика, не оставалось, новый игрок мог только купить «СУИпроект». Магомедовым удалось найти общий язык с московским бизнесменом. Лапидус сказал, что сделка была добровольной и «очень хорошей», но о подробностях говорить наотрез отказался.

Вскоре после сделки количество рабочих на стройке Большого увеличилось в несколько раз, работы пошли круглосуточно, подгонялась любая необходимая техника, все участники перешли на работу по строгим планам и ежедневную отчетность. Несколько месяцев Магомедов финансировал работы из собственного кармана (позже эти расходы компенсировал госбюджет). «По большому счету для нас этот проект явился некоммерческим, и нам пришлось на некоторых этапах вкладывать большие собственные средства для того, чтобы не сорвать сроки реконструкции», — говорит Константин Панин.

«Большой театр — это была своеобразная социальная нагрузка», — утверждают собеседники Forbes из самых разных сфер бизнеса. Если и нагрузка, то с ней Магомедов, пожалуй, справился.

Но как вообще получилось, что он этим занялся? Реконструкция Большого считается медведевским проектом. Именно Дмитрий Медведев велел создать рабочую группу по завершению долгостроя, которую возглавил чиновник его администрации Александр Беглов. А Зияудин Магомедов в последнее время входит в медведевский пул предпринимателей.

 

Познакомить Медведева с владельцем «Суммы Капитал» мог Аркадий Дворкович, однокашник Магомедова по экономическому факультету МГУ. Знакомые Магомедова, среди которых бывшие сотрудники «Суммы», эту версию подтверждают. Есть и иное пересечение с медведевской командой — связями с общественностью «Суммы» одно время занимался Александр Будберг, муж президентского пресс-секретаря Натальи Тимаковой. Еще один пример очевидно оказанного президентом доверия — назначение Зияудина Магомедова на роль главы российского отделения Делового консультационного совета (ДКС) при АТЭС. Готовясь к саммиту 2012 года, Магомедов летает на встречи ДКС по всему миру, участвует в формировании повесток дня, общается с партнерами на вполне приличном английском.

Старший брат Зияудина Магомед уже давно в политике — он семь лет проработал сенатором от Смоленской области. В ноябре 2009 года Магомедов-старший попал в список пяти кандидатов на пост президента Дагестана, одобренный Дмитрием Медведевым. До последнего времени Магомед Магомедов был помощником спикера Совета Федерации Сергея Миронова, но сохранил ли он этот пост после громкой отставки последнего, неизвестно. Думским корреспондентам Магомед Магомедов запомнился больше всего как автор гола в ворота парламентской сборной Италии в 2005 году, который он забил с подачи Бориса Грызлова.

Как распределены доли братьев в бизнесе, неизвестно. Однако один знающий их обоих человек объясняет, что решения в бизнесе принимает Зияудин, но по ключевым вопросам он ездит советоваться к Магомеду. Сам Магомед оперативного участия в руководстве бизнесом не принимает. Во многих проектах партнером братьев Магомедовых выступает бывший совладелец литовского банка Snoras предприниматель Давид Каплан, которого описывают как «энергичного человека с восемью мобильными телефонами». В «Сумме Капитал» отказались комментировать распределение ролей и долей братьев в бизнесе.

Впереди у братьев Магомедовых выход на большую сцену. Дело даже не в том, что 28 октября им предстоит принимать в отреставрированном Большом президента и, возможно, премьер-министра. Впереди у Зияудина Магомедова еще одно дело государственной важности: на саммите АТЭС в 2012 году он будет руководить делегацией российских бизнесменов и предлагать темы для обсуждения СЕО крупнейших транснациональных корпораций и даже главам государств. Возможно, большими международными политиками братьям Магомедовым не стать. Зато в большом бизнесе они уже обеспечили себе скромное место исполнителей крупных государственных проектов.

[processed]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться