Вино восходит на востоке | Forbes.ru
$58.93
69.4
ММВБ2148.6
BRENT64.76
RTS1144.35
GOLD1242.23

Вино восходит на востоке

читайте также
+5 просмотров за суткиПолет мечты. Первый, Второй и другие законы шампанского маркетинга +5 просмотров за суткиИстория в пузырях: 100 лет спустя после революции шампанское Cristal возвращается в Россию +4 просмотров за суткиМиллиардеры Кох покупают Time. Смогут ли они влиять на политику издания +4 просмотров за суткиКак Hennessy помог самому богатому человеку Франции стать еще богаче +15 просмотров за суткиБывший разведчик Маттиас Варниг выкупил долю в российском конкуренте Microsoft +1 просмотров за суткиФАС разрешила «Яндекс.Такси» и Uber объединить бизнесы +3 просмотров за суткиМиллиардер Мордашов инвестирует в сервис по найму сотрудников с помощью искусственного интеллекта +25 просмотров за суткиНормандия, Шампань и Эльзас: гастрономический гид по Франции +5 просмотров за суткиТайная жизнь домашних животных. Зачем виноделы заводят собак и лошадей на виноградниках +453 просмотров за суткиЧестная сделка. Кому Михаил Прохоров продает акции Brooklyn Nets Вино за облаками. Как современные авиакомпании составляют винные карты Какие виноградники купили в этом году Бернар Арно и Стенли Кронке Право на ошибку. Какие оплошности совершают именитые сомелье? Найти и купить. Приобретение HTC и другие крупные сделки Google В розовом свете: вино из Прованса бьет рекорды популярности +4 просмотров за суткиПолмиллиона за помощь: стартап по оказанию услуг автомобилистам привлек инвесторов Вино как чудо. Почему Крым и Сицилия — самые похожие винодельческие регионы Европы +7 просмотров за суткиДорогое образование: «Севергрупп» инвестировала в «Нетологию» Где сажать: о тектонических сдвигах в мировом виноделии Ford заинтересовался покупкой американского конкурента Tesla «Яндекс» станет совладельцем глобального бизнеса Uber
#вино 03.02.2013 00:00

Вино восходит на востоке

Игорь Сердюк Forbes Contributor
фото East News/AFP
Самый влиятельный винный критик мира Роберт Паркер продал свое детище сингапурским инвесторам.

Как чувствует себя народ в благополучном королевстве, где государь объявил об отречении от престола? На исходе 2012 года в винном мире случился похожий переполох: главный винный критик, верховный судья и властитель дум Роберт Паркер заявил об отставке с поста главного редактора созданного им в конце 1970-х издания The Wine Advocate. Принадлежавший ему крупный пакет акций он продал группе сингапурских инвесторов, а новым главным редактором назначена Лиза Перротти-Браун, которая до того обозревала Австралию и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Штаб-квартирой компании пока остается родной для Паркера город Монктон в американском штате Мэриленд, но основной объем редакционной работы будет делаться теперь в Сингапуре.

«Что бы все это значило?» — задаются теперь вопросом все, кто неравнодушен к вину. Правда ли, что закончилась эпоха Роберта Паркера и мы вступаем в новую эру? Правда ли, что повержен «балтиморский оракул», к каждому слову которого многие действительно прислушивались, как к пророчеству?

Деталей сделки рынок толком не знает. Однако если поверить заявлениям, исходящим от Роберта Паркера, его коллег и бизнес-партнеров, то в результате новых инвестиций The Wine Advocate должен стать «более влиятельным, интерактивным и образовательным проектом, направленным на рынки Юго-Восточной Азии и Китай». Журнал Decanter оценил сделку Паркера с группой сингапурских предпринимателей в $15 млн, из которых самому Паркеру будто бы достались только десять.

У The Wine Advocate появятся электронные приложения и PDF-версия, потребительские семинары и конференции, видеоматериалы и онлайн-трансляции… Единственное, чего, скорее всего, будет меньше в светлом будущем многоликого The Wine Advocate, — это самого Роберта Паркера. Его просто не хватит на все предусмотренные форматы. Станет ли Роберт Паркер только лирическим воспоминанием 1980-х и 1990-х — вот в чем вопрос, стоящий перед сингапурскими инвесторами.

«Эффект Паркера» с самого начала его творчества заключался в личной ответственности за суждения — порой очень принципиальные. Начиная писать о вине в конце 1970-х, Роберт Паркер был в глазах читателей информационного письма честным и бес-
компромиссным героем, смелым ковбоем из вестернов, который бесцеремонно ворвался в переполненный условностями винный мир.

Паркер объявлял главными в вине простые и понятные ценности: концентрацию аромата и вкуса, фруктовую яркость и зрелость. С первых шести сотен подписчиков, с которых началась популярность The Wine Advocate в 1978 году, база рассылки выросла более чем до 50 000 сегодня, а публикуемые Паркером оценки и рейтинги растиражированы по всему миру. Влияние Паркера ко второй половине 1990-х стало огромным: его оценка могла обеспечить винному хозяйству безбедное будущее или, наоборот, до основания разрушить репутацию.

Его называли «винным императором», «носом ценой в миллион долларов», «самым влиятельным винным критиком всех времен». Он становился персонажем не только биографических книг, но и документальных лент («Mondovino») и даже комиксов («Семь смертных грехов»). Из рук французского президента он получил орден Почетного легиона… Под его вкус стали подгонять вина самых уважаемых наименований. О «паркеризации» заговорили как о мировом тренде в виноделии. Про него говорили, что он дегустирует по 10 000 вин в год и помнит каждое, которое пробовал за последние 30 лет. 

Конфузы, в которые он нередко попадал, ему быстро прощали. Так, в ходе публичной «слепой» дегустации топовых 15 вин Бордо 2005 года — урожая, который Паркер провозгласил «самым великим урожаем в своей жизни», маэстро не смог правильно опознать ни одного вина, а все лучшие шато правого и левого берега Бордо он просто перепутал.

Производители вина поделились на два лагеря: те, о которых он написал хорошо, обожали его, а остальные обижались и считали врагом. Винные критики (особенно британские) вступали с ним в открытую полемику и не стеснялись в выборе выражений. 

Но что бы Паркер ни делал — объявлял спорное вино великим, опротестовывал заумь британских авторов или защищал свое мнение в судебной тяжбе против производителей, — у потребителей он вызывал жгучий и искренний интерес к вину. И ту планку качества, которую теперь должен взять производитель, чтобы войти в условный клуб элитарного виноделия, на нынешнюю высоту поднял именно «балтиморский оракул».

Сможет ли кто-нибудь этот интерес поддержать, если Паркер на самом деле уйдет? Уже в апреле, после традиционных дегустаций молодых бордоских вин (en primeur) мы поймем, держит ли он данное своим читателям слово и сохраняет ли за собой любимую тему Бордо. Мы прислушаемся к резонансу, который будет иметь его мнение. И постараемся оценить, насколько эффективны бывают сингапурские инвестиции
в винные бренды. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться