Контекст

То, что Россия не попала в число стран — импортеров капитала, выглядит довольно странным, поскольку [по ряду показателей] наша страна сопоставима с такими импортерами капитала, как Бразилия, Польша, Турция. Видимо, инвестиционный климат у нас не вполне благоприятный.

— Сергей Игнатьев, председатель Центрального банка России, в «Ведомостях»

Российская идейность

[Научных и инженерных] идей у нас много, но идея сама по себе ничего не стоит. Стоимостью обладают конструкция, образец, бизнес. И у нас есть критическая масса людей, которая способна все это создавать. Любая транснациональная технологическая корпорация имеет в России центр исследований и разработок и использует в них труд российских инженеров гораздо эффективнее, чем наши компании. Здесь создаются многие продукты, идущие на глобальный рынок и потом зачастую приходящие в Россию под мировыми брендами. Так надо ведь уметь этим заниматься! У нас основная проблема — это организация процессов. Да и со стороны государства такие вещи не очень поддерживаются, нет понимания перспективности такого типа бизнеса… Разговоры вокруг новых технологий и продуктов рано или поздно сводятся к тому, что «давайте-ка вот заводик построим, который это будет здесь выпускать». А это зона, в которой мы совершенно неконкурентоспособны, потому что попадаем в прямую конкуренцию с Китаем... [Тем не менее] частный бизнес упорно лезет в производство, и государство по-прежнему мыслит парадигмой прошлого века, пытаясь везде делать полный производственный цикл.

— Игорь Агамирзян, гендиректор Российской венчурной компании, в «Русском репортере»

Кому это надо?

Хотя среди чиновников и попадаются нормальные люди, отношения [между бизнесом и властью] все равно построены на противостоянии. Недавно встретился с одним вполне адекватным заместителем губернатора — так он запретил мне его имя упоминать где бы то ни было. Сказал, что если я что-то хорошее о нем скажу, то его «свои не поймут», будут обвинять в том, что Потапенко денег занес. А все это происходит потому, что государству, что бы оно ни заявляло, малый бизнес невыгоден: суеты много, налогов никаких. Зачем он нужен? Ради конкурентного рынка, рабочих мест? Даже если его совсем запретить, катастрофы-то не будет. Предприниматели куда-нибудь да трудоустроятся.

— Дмитрий Потапенко, управляющий партнер Management Development Group, на Slon.ru

Поправки

В статье «Два лица русского бизнеса» (Forbes №3, 2013) неверно указано имя владельца компании «Трубные инновационные технологии». На самом деле это Иван Шабалов.

В статье «Богатырская жила» (Forbes №1, 2013) допущена ошибка при сравнении долей детских передач на российском ТВ. Корректная информация: по данным TNS, в первой половине 2012 года доля телеаудитории 4+ передачи «Спокойной ночи, малыши!» была в среднем почти в 4 раза выше, чем доля самой популярной программы канала Disney.

Редакция приносит свои извинения

Новости партнеров