Логика войны | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Логика войны

читайте также
+4 просмотров за суткиПозитивная стагнация: промышленность обречена на слабый рост План для Путина. Уровень жизни важнее ВВП Уроки октября. Почему все попытки перестроить страну на западный лад провалились +11 просмотров за суткиАлександр Аузан: «Сейчас мы отдаем государству в виде налогов 48 копеек с рубля» Миллиарды за реформы. МВФ отложил перевод очередного транша Украине Развенчание «мифов»: Борис Титов ответил Алексею Кудрину через Forbes Одиннадцатая лекция цикла «Хроники пикирующей империи» Перезагрузить нельзя разрушить Шесть трендов Tesla не выживет Благословенная пустота Необходимый майор Полигон постимперского поведения Поколение индиго. Вход свободный Эффективность спада Сколько не будет стоить нефть Есть ли жизнь после ВВП? Финансовый муравейник За инвестиции ответишь Накануне: чего ждать от приближающихся выборов Мама рядом
#реформы 03.12.2013 00:00

Логика войны

Михаил Дмитриев Forbes Contributor
Каждым шагом в пенсионной реформе российские власти разрушают смысл предыдущих

В России формируется уже четвертая пенсионная система за 30 лет. Пенсионеры, которые в ближайшие годы будут уходить с работы, получат пенсию, рассчитанную исходя из прав, частично сформированных еще во времена СССР, затем приобретенных в условиях пенсионной системы 1990-х годов, а потом в формате реформы 2002 года. Теперь новая реформа. Граждан ставят в ситуацию неопределенности. Калькулятор Пенсионного фонда не поможет рассчитать свою пенсию, он основан на параметрах, имеющих мало общего с последними разработками правительства.

Нормальному человеку потребуется много времени, чтобы понять, почему на пенсионном счете вместо рублей появились пенсионные коэффициенты. Система устроена так, что пенсионные взносы в рублях обмениваются на коэффициенты по более высокому курсу. Потом Пенсионный фонд при назначении пенсии выкупает у него коэффициенты уже по другому, пониженному курсу, который зависит от размера трансферта из федерального бюджета, и предсказать его на долгую перспективу почти невозможно. 

К новому варианту реформы привели возражения Минфина против весенних предложений социального блока правительства, которые могли вызвать неуправляемый рост обязательств бюджета. Пришлось вырабатывать вариант, который мог быть реализован и устроил бы экономические ведомства. После большого числа поэтапных изменений появилось то, что было внесено в Думу. Я бы сказал, что сработал эффект incremental changes — небольших изменений по отдельным вопросам, которые накапливаются незаметно, но полностью меняют результат. Снять опасения Минфина чиновники Минтруда смогли, но при этом создали ситуацию содержательного хаоса. 

Предсказуемость очень важна для пенсионной системы. Например, одна из основных задач новой формулы расчета пенсий — создание стимулов для граждан работать после достижения пенсионного возраста. Если проработать дополнительно 10 лет, можно получить пенсию в два с лишним раза выше, чем при выходе в срок. Но кто же согласится ждать, когда правила меняются до неузнаваемости каждые 10 лет? 

Дополнительный удар по доверию — судьба пенсионных накоплений. По своему экономическому смыслу они были ближе всего к живым деньгам, их даже можно было передавать по наследству. И вот теперь отчисления в НПФ заморожены. Причем основания для этого решения чиновники называют самые разные. Если правительство не доверяет НПФ и поэтому хочет сначала закончить процесс их акционирования, то тогда непонятно, почему накопления за прошлые годы — гораздо большие суммы — остаются в фондах. Один мой друг сравнил поведение правительства с военными действиями. Когда враг хочет войти в город, для подготовки к осаде легко можно вырубить городской сад. Но сейчас нет войны или кризиса. 

Между тем проблему можно было бы решить с минимальными потерями доверия граждан. Если надо использовать для балансировки бюджета пенсионные накопления 2013–2014 годов, то государство могло бы выпустить облигации и разместить их по закрытой подписке среди НПФ. Украсть эти ценные бумаги было бы невозможно, поскольку они подпадают под очень жесткий контроль спецдепозитария. Но при этом права граждан получили бы прозрачное оформление, поскольку у НПФ появилась бы возможность отразить на счетах граждан уплаченные за них взносы. Сейчас этого не происходит, и возникает правовая коллизия, поскольку у каждого застрахованного заключен с фондом гражданско-правовой договор, повторяющий нормы закона. Поправки в закон не означают автоматического пересмотра договора. Если же он не изменен, то оказывается неисполненным. Накопительные взносы за работника работодателем были уплачены, но на счет будущего пенсионера в НПФ не поступили. Создается впечатление, что никто даже не подумал об этой проблеме. 

Сейчас в экспертном сообществе уникальная ситуация: по сути, не осталось ни одного эксперта по пенсионной тематике, который был бы согласен с правительственным вариантом. Мне кажется, в правительстве и в администрации президента начинают понимать, что есть риск совершить ошибку, которая будет иметь серьезные социальные последствия. 

Скорее всего, из-за непродуманной пенсионной реформы не случится протестов, как после монетизации льгот. Но часть политического ресурса будет израсходована напрасно — на неоправданно конфликтную реформу, основные цели которой могли быть достигнуты путем мягкой перенастройки системы. На мой взгляд, для властей это слишком расточительное поведение. Впереди серьезные экономические проблемы, которые и без того усилят напряжение в обществе. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться