Инвестор уже не тот | Forbes.ru
сюжеты
$56.58
69.3
ММВБ2298.74
BRENT68.60
RTS1279.76
GOLD1333.51

Инвестор уже не тот

читайте также
+33 просмотров за суткиНе платишь сам — не спрашиваешь с других. Чему могут научиться россияне у западных коллег Бешеный принтер. Как «перегрелся» рынок долговых свопов Латинской Америки Природа богатства и причины бедности: как ограбить неимущих или очерк о приватизации Похоже на евро: миллиардеры комментируют новые купюры 200 и 2000 рублей +8 просмотров за суткиОсвободите рубль: зачем СССР нужна конвертируемая валюта +9 просмотров за суткиТоржество Безоса. Титул богатейшего человека планеты как символ перемен РФПИ и Банк развития Китая создадут инвестфонд на $10 млрд Продавцы видеокарт связали их дефицит с ростом интереса к криптовалютам Сбербанк впервые протестировал дрон для доставки денег ЦБ: «До виртуальной национальной валюты мы точно дойдем» +8 просмотров за суткиСколько в России надо зарабатывать для «нормальной» жизни? Свежие данные от социологов +1 просмотров за суткиОграничение наличных расчетов: почему пока это невозможно в России? Mail.ru Group инвестирует $100 млн в разработку игр Казахстан открыл в Сан-Франциско лабораторию для изучения технологий будущего От электросамолета до трекера для коров: выбор ведущих инвесторов Кремниевой долины Наличные под запретом: получится ли у чиновников ограничить оборот купюр и монет? +1 просмотров за суткиНовое правило «Инвестируйте под ликвидный залог» Танцы в минус: кто зарабатывает на олимпиадах Шесть трендов Муравьи и облигации Благословенная пустота

Инвестор уже не тот

Павленко Сергей Forbes Contributor
Отток капитала с развивающихся рынков все чаще бывает вызван действиями правительств.

Как политические кризисы влияют на поведение инвесторов? Вопрос не праздный: для властей многих развивающихся стран реакция рынков может быть важнее мнения электората. Конечно, есть и исключения вроде Белоруссии и Аргентины, но все же даже не вполне демократические режимы опасаются отлета кур, несущих золотые яйца. Но можем ли мы считать, что рынки ограничивают политические кризисы?

Нет, не можем. В первую очередь потому, что власти развивающихся стран полагают, что прогнозировать поведение рынков невозможно. Отдельные теоретические постулаты им понятны. Деньги внешних инвесторов должны любить тишину, поэтому политические кризисы служат сигналами к выходу с локальных рынков. А внутренние инвесторы должны в случае кризисов сокращать инвестиции и выводить капитал. Такая логика властям развивающихся стран ясна. И она дополняет логику, в которой власть всегда защищается, а оппозиция нападает, возникают политические проблемы и предпосылки для экономических.

Сложность в том, что власти развивающихся стран имели возможность убедиться: политический кризис не обязательно влечет отток капитала. Почему? Как минимум по трем причинам.

• Рынки и бюрократия используют разные подходы при прогнозировании будущего: рынки опираются на историю вопроса, бюрократия придерживается своего рода телеологии.

• Рынки и бюрократия могут иметь разное понимание того, что является политическим кризисом.

• Рынки и бюрократия живут в разных информационных пространствах, которые различаются не только по контенту, но и по скорости обновления. В большинстве случаев бюрократия формирует и принимает решения исходя из заведомо устаревшей информации (это не всегда означает, что менее адекватной).

Кроме того, не очевидно, что экономическая политика развивающихся стран серьезно влияет на движение капитала. Все страны, с рынков которых в последние полгода происходило массовое бегство капитала, проводили (и проводят) вполне вменяемую политику. Более того, качество экономической политики этих стран высоко оценивается на международном уровне. Желающие могут ознакомиться, например, с недавним комплиментарным обзором ОЭСР по России; оценки турецкой или индонезийской экономической политики также в целом положительны.

События 2008–2011 годов на развивающихся рынках позволяют предположить, что инвесторы решают, уходить или оставаться, не под влиянием текущих оценок экономической политики и не в зависимости от политических кризисов. Именно в развивающихся странах (особенно в странах БРИКС) экономическая политика и «вся остальная, политическая политика» уже 10–15 лет строятся на разных понятийных платформах. До какого-то момента инвесторы считали, что рациональная экономическая политика в таких странах способна компенсировать некоторую иррациональность «всей другой политики». Похоже, что рынки произвели переоценку.

Для западных инвесторов ключевым критерием оценки рисков инвестиций в посткризисный период стала способность национальных правительств отвечать на неожиданные вызовы. То есть то, с какой степенью рациональности «политическая политика» в случае неожиданного кризиса подкрепляет экономическую. Рассуждения о «черных лебедях» стали не только банальностью, они породили новые критериальные требования — способность политических режимов оперативно адаптировать экономическую политику к новым кризисным условиям.

В этой системе критериев неожиданную для правительств значимость приобрели такие, казалось бы, мелочи, как реакция национальных властей на мелкие демонстрации, провокации и перформансы. Инвесторы посчитали, что власти развивающихся стран продемонстрировали неадекватную реакцию на неожиданные политические скандалы. И, следовательно, как минимум отвлекаются от экономики, а как максимум — демонстрируют, что в случае чего могут столь же неадекватно отреагировать и на неожиданные экономические проблемы. Поэтому с этих рынков надо уходить. Но самая тяжелая ситуация возникает тогда, когда рынки перестают понимать логику местной «политической политики». В этом случае решение уходить дополняется решением дважды подумать, прежде чем возвращаться.

Так что теория все же верна: капитал уходит с рискованных рынков. Просто в развивающихся странах источником рисков становятся правительства, а риск оценивается в части не экономической, а «всей другой» политики. Оказавшимся в такой ситуации национальным финансово-экономическим властям уже нет резона не только ужесточать, но и просто сохранять рациональную политику (контролировать бюджетные дефициты и инфляцию, сокращать госслужащих и т.  п.). Таким образом для экономического блока возникает окно возможностей. Можно расслабиться и начать получать удовольствие. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться