Продолжение следует

Forbes
Павел Седаков Forbes Contributor, Анастасия Карпова Forbes Staff, Ирина Телицына Forbes Contributor
Как развивается бизнес у героев публикаций прошлых лет.

Российский Forbes уже 10 лет в каждом номере пишет об успешных предпринимателях. И о тех, чей бизнес принято относить к малому и среднему, и о миллиардерах. Иногда их судьбы пересекаются. В мае 2014 года группа Millhouse Романа Абрамовича совместно с крупнейшей российской фармкомпанией «Фармстандарт» объявила о намерении приобрести биотехнологическую компанию «Биокад».

О продавце — бывшем банкире Дмитрии Морозове, решившем заработать в реальном секторе, мы писали в рубрике «Предприниматели» в 2007 году. Построив с нуля завод для производства иммунобиологических препаратов в подмосковном поселке Петрово-Дальнее, он долго и мучительно выстраивал отношения с учеными, которым заказывал разработки. «Они привыкли работать по принципу: чем дольше тянешь тему, тем лучше живешь. Нас накалывали на каждом шагу», — возмущался Морозов. В итоге приобрел часть Института инженерной иммунологии в подмосковных Любучанах, вспомнил опыт работы с трудовым коллективом при скупке уральских заводов и постепенно добился своего. После сделки у Морозова останется 30% акций, и он по-прежнему будет управлять компанией.

Бывает, что наши герои становятся известны и в мире. Так, 30 апреля на ежегодной конференции Facebook компания объявила о партнерстве с компанией Ecwid — конструктором для создания интернет-магазинов, созданным ульяновским предпринимателем Русланом Фазлыевым (в мае стартовало и партнерство Ecwid с PayPal). Руслан был победителем самого первого конкурса стартапов Forbes, организованного совместно с компанией Google в 2010 году.

Вот еще 10 историй о том, как сложилась судьба наших героев.

Владимир Иткин, Virtu

2004 год, Москва

Первым заказчиком математика Владимира Иткина, начавшего свой бизнес в 1992 году, была компания «МММ» Сергея Мавроди — фирма делала тогда информационные щиты, вывески, таблички. В 2004 году, когда об Иткине писал Forbes, Virtu работала с крупными международными компаниями — изготавливала тестер-бары для косметики по индивидуальным проектам. Штамповкой более массовой продукции занималась дочерняя компания VRT. Как обстоят дела через 10 лет? Ставка на дорогие конструкции оказалась удачной. «Помимо POS-материалов мы теперь производим эксклюзивную торговую мебель и оформление для монобрендовых бутиков и салонов», — рассказывает Владимир Иткин. У него уже четыре производственные площадки, компания полностью обеспечивает себя комплектующими из металла и древесных плит. Расширился и пул клиентов. Кроме косметических брендов Virtu работает, например, с Philips, Microsoft, DIAGEO, Philip Morris, Dyson, Nestle и Mars. Сын предпринимателя Вячеслав теперь тоже в бизнесе — в 2013 году он стал гендиректором компании.

Юрий Казимиров, «Элтэк»

2005 год, Иркутск

«Производство иркутской компании «Элтэк» (электронные тренажерные комплексы) напоминает фильм ужасов. Из разогретых в печах листов пластмассы штампуются головы, руки, ноги, торсы. В грудных клетках только что родившихся манекенов копаются техники — вставляют привезенные с Тайваня микросхемы», — описывал свои впечатления от визита в компанию, которая производит манекены-тренажеры для медиков и МЧС, корреспондент Forbes в репортаже о бизнесе в Иркутской области. Наладил производство бывший партработник Юрий Казимиров, пригласив оставшегося не у дел конструктора оборонного завода, выпускавшего подобные тренажеры в советское время. На каждый случай в тренажер закладывают специальную программу: сделаешь искусственное дыхание правильно, манекен начинает «дышать», неверно наложишь повязку — кукла голосом самого Казимирова сообщает: «Кровотечение не остановлено. Ребенок погиб». Когда о Казимирове писал Forbes, его предприятие планировало выпустить 500 тренажеров по итогам 2005 года, самая сложная модель стоила $4000. С тех пор «Элтэк» разработал и запустил в производство новый тренажер — «Первая помощь пострадавшему при тяжелой закупорке верхних дыхательных путей инородным телом». По словам Казимирова, нового «киборга» будут использовать для подготовки водителей автобусов и автомобилей. Объем выпуска за девять лет не вырос. «Важно, что удалось сохранить коллектив, творческий потенциал и работоспособность», — говорит предприниматель.

Евгений Демин, Splat

2006 год, Москва

О созданной с нуля в 2000 году компании Splat, решившей потягаться в сегменте профессиональных средств ухода за полостью рта с международными корпорациями, мы писали в рубрике «Маркетинг». Основатели Splat Евгений Демин и его жена сделали ставку на личный подход к покупателю. Зубные пасты разрабатывали в собственной лаборатории под конкретные потребности — от пародонтоза, для укрепления десен, для электрической зубной щетки, для беременных и т. д., в каждой упаковке — письмо от гендиректора Демина с его адресом электронной почты. Каков результат? Сегодня семейная компания занимает 14% рынка oral care в России, выпускает еще и натуральную детскую косметику (Lallum baby), экологичные средства ухода за домом (BioMio), продукция экспортируется в 28 стран. «Основное достижение, наверное, в том, что мы выросли по выручке в 40 раз, но отношение к делу осталось такое же», — говорит Евгений Демин. Четверо из шести первых сотрудников до сих пор в команде. В мае 2014 года Демин написал покупателям уже 94-е письмо.

Владимир Зяблин, «Увельская крупяная компания»

2007 год, пос. Увельский, Челябинская обл.

После фотосъемки для Forbes совладелец компании Владимир Зяблин просит уборщицу еще раз подмести пол: ему кажется, что в угол закатилось несколько зернышек риса. Периодически бизнесмен наугад выбирает упаковку и варит дома кашу, чтобы лично проверить качество продукта. Хозяйский подход помог Зяблину сохранить лидерство на рынке.

Идея фасовать крупы в варочные пакеты осенила предпринимателя, когда он увидел по телевизору рекламу риса Uncle Ben’s, который не надо было ни перебирать, ни помешивать при варке. Маржа при производстве пакетиков с крупой — 30%, тогда как стандартная килограммовая фасовка приносит в три раза меньше прибыли, объяснял Зяблин корреспонденту Forbes.

За семь лет конкуренция обострилась, но «Увелка» по-прежнему лидер, на нее приходится 47% продаж круп в пакетиках. «Объем продаж в тоннах вырос на 35%, в деньгах — на 65%», — говорит Зяблин. В прошлом году компания запустила производство овсяных, рисовых, ячменных хлопьев для завтрака — там тоже маржа немаленькая.

Сергей Миронов, «Хвалынские пельмени»

2008 год, Хвалынск, Саратовская обл.

Первые пельмени на продажу предприниматель Сергей Миронов в конце 1990-х лепил по выходным вместе с женой. В 2008 году, когда Forbes писал о нем, бизнес вырос до промышленных масштабов — пельменная выпускала 1000–1200 т продукции в месяц при выручке 65–70 млн рублей. «Потом мы два года еще держались, но с 2011 года начали медленно падать и упали почти в два раза», — вспоминает предприниматель. Что произошло?

Миронов начал строить в родном городке горнолыжный курорт. «Все, что зарабатывали пельмени, уходило туда, — говорит бизнесмен. — Я переключился на курорт, пельмени почти не развивали». В декабре 2013 года на курорте Миронова заработал термальный комплекс с бассейном, хаммамом и самой большой в области сауной на 100 человек. Он сам открыл на горе ресторан, где начал варить собственное пиво. Старшая дочь Елена присоединилась к семейному делу — она теперь директор гостиницы. Годовая выручка курорта — около 100 млн рублей. Пищевое производство тоже развивается — помимо пельменей и мороженого Миронов освоил выпуск мяса холодного копчения и колбас.

Юрий Яворский, RIDA

2009 год, Нижний Новгород

Поначалу компания RIDA, созданная бывшим военным Юрием Яворским, специализировалась на тюнинге «Волг». За первый заказ на бронирование автомобиля Яворский взялся без раздумий — он знал технологию защиты БМП. Когда Forbes писал о Яворском, предприниматель работал в основном с частниками, годовая выручка за 2008 год составляла $12 млн. За пять лет RIDA стала холдингом. «Мы теперь еще производим бронированные стекла толщиной до 14 см в срезе, чуть больше длины айфона! Можете себе представить такое стекло? — хвалится Яворский. — Сначала производили только для себя, а потом увеличили мощности в три раза, улучшили технологию и стали продавать другим компаниям». Теперь у Яворского три завода — один производит бронированные автомобили, второй — бронированные стекла для боевых кораблей и машин, а третий — комплекты, из которых бронированные автомобили собирают в Средней Азии и на Ближнем Востоке. В 2013 году компания выпустила 150 готовых автомобилей и столько же комплектов для сборки за рубежом и продала продукции на $18 млн.

Предприниматель мечтает увеличить объем производства до 500 автомобилей.

Алексей Костарев, i-Jet

2010 год, Екатеринбург

Когда Forbes писал о екатеринбургской компании i-Jet, разработанная ею игра «Счастливый фермер» была на пике популярности, годовая выручка достигала $20 млн, офисы были в Кремниевой долине, Китае и нескольких российских городах. Основатели Алексей Костарев и Дмитрий Шубин познакомились в 1999 году: один завербовал другого в MLM-систему торговли биологически активными добавками.

В 2005 году они рискнули и вложили все накопления в разработку онлайн-игр, но без большого успеха — не найдя идей и инвестора в Кремниевой долине, Костарев даже подрабатывал какое-то время извозом. А вот поездка в Китай в 2007 году оказалась гораздо удачнее — Костарев и Шубин договорились с компанией Elex Technologies перевести игру о фермерах Happy Harvest на русский для пользователей соцсети «ВКонтакте». Так возник «Счастливый фермер». Когда Forbes говорил с Костаревым, он был полон оптимизма. Однако вскоре игра перестала быть хитом, аудитория сократилась с нескольких миллионов до 200 000 пользователей. Но Алексей Костарев не опустил руки: за последние три года он с партнерами запустил три новых стартапа. Один из них — Giftoman.ru, позволяющий оформить тематический подарочный сертификат, — развивается до сих пор.

Сергей Назаров, «Интерскол»

2011 год, Быково, Московская обл.

Мировой кризис 2008 года сыграл на руку Сергею Назарову, основателю компании «Интерскол», ведущего производителя

электроинструмента в России. Бизнесмен смог купить недорого итальянскую компанию Felisatti и испанский завод Casals и достроить современный завод в Китае: китайские партнеры финансировали стройку, а «Интерскол» — подготовку оборудования и все научно-технические разработки, вложив только в создание инженерного центра $600 000. Запуск китайского завода помог увеличить выручку почти на 70%.

«Мы много вкладывали в Китай, теперь пришло время инвестировать в Россию», — говорит бизнесмен. Сейчас он переводит производство обратно в Россию. В Татарстане, на территории ОЭЗ «Алабуга», Назаров запускает производство дрелей и аккумуляторного инструмента мощностью до 2 млн штук в год. Там же, в Татарстане, открывает Научно-технический центр и опытное производство. Во Владимире совместно с компанией «Автоприбор» наладил выпуск инновационных безмасляных компрессоров, начал продвижение сварочных аппаратов собственной конструкции.

Сейчас «Интерскол» выпускает около 5 млн единиц электроинструментов, выручка в 2013 году — $235 млн. После запуска производства в России Назаров рассчитывает увеличить выручку до $330 млн. За счет чего? «Мы поставили не китайское, а автоматизированное немецкое оборудование — производительность труда в 5–6 раз выше, рабочая сила по стоимости практически такая же, как в Китае, расходы на логистику меньше, и есть налоговые льготы. Это позволяет производить продукцию лучшего качества по сопоставимой с Китаем себестоимости», — говорит Назаров. Скоро в Россию переедет и большая часть испанского завода.

Дмитрий Сивков, Baltmotors

2012 год, Калининград

«Продавать чужой бренд — бесперспективное занятие: сегодня ты дистрибьютор, а завтра найдут другого», — говорил в 2012 году корреспонденту Forbes Дмитрий Сивков, совладелец калининградской Baltmotors. Эта компания первой в России наладила сборочное производство мототехники. Сивков начал продавать скутеры, а потом переключился на более серьезную технику — квадроциклы и мотоциклы. За 10 лет Baltmotors собрали из китайских, тайваньских и японских комплектующих 100 000 единиц мототехники.

Решив не останавливаться на достигнутом, Baltmotors наладила выпуск собственных мотобуксировщиков, мини-снегоходов, предлагает дилерам лодки и лодочные моторы под брендом Baltmotors Marine. Все производство по-прежнему занимает около 5000 кв. м и расположено там же — в местном технопарке, между складом Coca-Cola и сборочным цехом душевых кабин. «Третий год подряд мы продолжаем расти в выручке более чем на 60%. Думаю, что размышлять о собственном производственном комплексе будем через пару лет», — говорит предприниматель. Растет и сбытовая сеть — в России открыто уже более 20 фирменных салонов Baltmotors. В 2013 году команда Baltmotors Team стала победителем гонок на квадроциклах Can-Am Trophy Russia. «Мы единственные из российских производителей осмелились вступить в борьбу с именитыми Bombardier и выиграли», — победами в гонках Сивков гордится не меньше, чем ростом бизнеса: они способствуют продвижению бренда Baltmotors.

Вадим Кулубеков, «Ависта Модуль»

2013 год, Новосибирск

Новосибирец Вадим Кулубеков начинал бизнес по производству модульного жилья, имея всего 100 000 рублей, которые заработал на продаже пяти кофейных автоматов. К августу 2013 года, когда о Кулубекове писал Forbes, его предприятие делало 120 модулей в месяц, продажи за 2012 год превысили 155 млн рублей. Среди заказчиков предпринимателя были «РусГидро», Evraz Group, Polyus Gold, «Газпром» и «Сибур».

«После публикации в Forbes на нашу компанию обрушился вал запросов на сотрудничество практически из всех регионов России и ближнего зарубежья», — рассказывает предприниматель. Это побудило его к созданию дилерско-партнерской сети на федеральном уровне. В начале 2014 года появились новые торговые представительства на Урале, в ХМАО, Москве, Казахстане и Средней Азии.

Новости партнеров