Опиум для андроида | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Опиум для андроида

читайте также
+23 просмотров за суткиГде посмотреть балет «Щелкунчик» до Нового года +19 просмотров за суткиКазус Мединского: нужна ли научная степень чиновнику Хищения в области культуры: «Седьмая студия» Серебренникова и еще топ-пять громких дел Топ-5 майских арт-событий +1 просмотров за суткиМинимализм снаружи, максимализм внутри: россиянка Юлия Пересильд – амбассадор швейцарского часового бренда +17 просмотров за суткиОперный театр: что слушать на Рождество NET покажет: как провести фестиваль с крошечным бюджетом в 15 млн рублей Шесть трендов Tesla не выживет Благословенная пустота Необходимый майор Полигон постимперского поведения Поколение индиго. Вход свободный Эффективность спада Сколько не будет стоить нефть Есть ли жизнь после ВВП? Финансовый муравейник За инвестиции ответишь Болотная символика: почему современное искусство превращают в «культурную ренту» Атлантический Сингапур Игра для одного
#культура 03.01.2015 00:00

Опиум для андроида

Игорь Порошин Forbes Contributor
фото Коммерсантъ
Почему IT-творчество неизбежно перестанет считаться возвышенным занятием.

После долгих лет сопротивления в 2014 году я, наконец, попался в социальную сеть Facebook. Поначалу зарегистрировался и, затаившись, стал наблюдать за жизнью в сети тех, кто вызывал у меня любопытство. Но однажды мне пришло приглашение к дружбе. За ним последовало второе, третье, потом целая сотня. Мне было приятно оттого, что столько человек меня помнят. Но этот дружеский поток быстро иссяк, и я стал грустить — мои сокровенные мысли отмечали лайком меньше людей, чем фото какого-нибудь морского гада в чужой тарелке. Хотя давно было понятно, какими чувствами живет человек в социальных сетях. Поэтому я так долго сторонился их. 

Ровно так же, загодя я был уверен в том, что Facebook — хорошее изобретение. Что обществу, и особенно русскому обществу, с ним, конечно, лучше жить, чем без него. И что при всех превратностях в соцсети побеждают добрые нравы, просвещение и свобода информации.  

Попав в FB, я, конечно, больше так не думаю. Моя инициация случилась, когда русский FB, как и предсказывалось, наконец стал средством не только передачи информации, но и ее фабрикации. То есть СМИ. Для этого должен был резко возрасти спрос на информацию, должна была случиться Украина. 

Моя френд-лента убеждала меня в том, что каждый новый день хуже прежнего, а уж завтрашний обязательно станет последним. При этом завтрашний день в этой эсхатологической концепции — повторение вчерашнего. Мои друзья описывали будущее через уподобление его советским 1930-м или — чуть менее непроглядный вариант конца света — 1970-м. 

Но ни в 1930-х, ни в 1970-х не было решительно никакой возможности каждое утро получать газету с подробнейшим перечнем «преступлений режима». Услышав этот аргумент, мои прогрессивные друзья вдруг превращались в архаистов. Они начинали говорить о том, что в масштабе больших цифр FB остается чем-то вроде белой ленточки, что в России для победы сил добра по-прежнему важно захватить телеграф, телефон и Останкинскую башню. 

Между тем, по статистике, тех, кто узнает информацию только из телевизора, ненамного больше тех, кто никакого телевизора в свою жизнь не допускает. Больше всего в России сейчас тех, кто зарегистрирован в соцсетях, но при этом испытывает неодолимую тягу к включению телевизора. У них есть возможность познакомиться с разоблачениями телепропаганды. Но эти разоблачения их ни в чем не убеждают. 

Таким образом, природа информационной войны-2014 гораздо шире спора о том, как и по каким каналам распространяется информация. Скорее, она свидетельствует о психосоматике общества, которую соцсети проявляют. Социальные сети — механизм стратификации и разобщения, самый грандиозный из всех придуманных. Это пространство, куда люди приходят не узнать или услышать, но найти ровно то, что ты давно знал, в чем был всегда уверен и что отмене не подлежит, хотя бы потому, что в это верят многие. Вон сколько у меня лайков!

Угрозы интернета и его новейших механизмов уже давно подробно описаны, но, кажется, только теперь человечество по-настоящему расстается с ребяческим восторгом, связанным с этим величайшим человеческим изобретением. Вчерашние картонные нимбы над головами IT-подвижников уже смешат. Понятно, что изобретение Instagram ничем не нравственнее рецепта Соса-Cola. И уже возможны в свете такие остроты: «Вы занимаетесь металлургией? Какое достойное дело. Простите, я грешным делом принял вас за стартапера». 

Я бесконечно далек от мысли Николаса Карра («Пустышка. Что Интернет делает с нашими мозгами»), что соцсети непоправимо изуродуют человека, загонят его обратно в пещеру первобытного чудовища с его фрагментарным, животным, по Карру, фэйсбучным сознанием, лишь реагирующим на изменения внешней среды (обновления ленты), не способным на чем-то сосредоточиться и обдумать хотя бы одну мысль до конца. 

Мне ближе Умберто Эко, который описывает изобретение интернета как очередной крутой поворот в истории человечества, подобно изобретению печатного станка. Преодоление таких поворотов, очевидно, является нашей судьбой, призванием и гордостью. Во всяком случае, до сих пор мы со всем справлялись. Самые сильные, проницательные и стойкие укротят и Facebook, как когда-то укротили огонь. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться