Новый яппи | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Новый яппи

читайте также
+369 просмотров за суткиБез блокчейна и Big Data. Банк «ФК Открытие» покинули ключевые специалисты по инновациям +33 просмотров за суткиЗакат дискриминации. Почему секретарей и ассистентов все реже выбирают по внешности +39 просмотров за суткиЛожный выбор. Стоит ли бежать из корпоративного рабства в собственный бизнес +5 просмотров за суткиУеду жить в Портленд. Forbes составил рейтинг лучших городов для карьеры и бизнеса в США +15 просмотров за суткиКазус Мединского: нужна ли научная степень чиновнику +246 просмотров за суткиУдачно спроектированная жизнь: понять, кто вы есть на самом деле и чего хотите +207 просмотров за суткиЖенщин обижать не рекомендуется: как одна сексистская фраза погубила мужскую карьеру +36 просмотров за суткиМодная профессия. Как бухгалтеры стали востребованными на рынке труда +54 просмотров за суткиВот как это делается, дамы! История одного из первых бизнес-коучей для женщин +6 просмотров за суткиРуководитель-прокрастинатор: как не ввергнуть себя и компанию в пучину отложенных дел +5 просмотров за суткиПуть эволюции: как топ-менеджеру стать членом совета директоров +8 просмотров за суткиЦена вопроса: как узнать свою стоимость на рынке труда +61 просмотров за суткиПлохой босс: какое поведение убивает в сотрудниках желание работать +8 просмотров за суткиБизнес с акцентом: зачем компаниям специалисты с высоким уровнем иностранного языка +3 просмотров за суткиНастырные инстинкты: как наши собственные уловки мешают нам исполнять свои желания +37 просмотров за суткиОшибки родителей: как хорошее воспитание приводит к нищете +5 просмотров за суткиПравильный отдых: как заставить отпуск работать на вашу карьеру +2 просмотров за суткиУправляй своей энергией: как выжить в гонке за высокими результатами +3 просмотров за суткиСвой среди чужих: как и зачем брать на работу сотрудника из другой сферы +4 просмотров за суткиЗеленый свет: как оценить эффективность сотрудников +10 просмотров за сутки«Делай как я»: нужно ли программисту высшее образование?
#карьера 03.12.2015 00:00

Новый яппи

Елена Зубова Forbes Contributor
Глава А1 Александр Винокуров знает несколько способов, как амбициозному профессионалу монетизировать свои таланты.

Выслушав зарплатные ожидания Александра Винокурова, основатель группы «Сумма» Зияудин Магомедов счел их агрессивными. 28-летний финансист, выпускник Кембриджа с опытом работы в глобальных структурах, озвучил ему сумму с шестью нулями. В том числе $2 млн «подъемных» за переход на пост президента группы «Сумма», $2 млн годовой зарплаты. Плюс ежегодный бонус — по данным нескольких источников Forbes, от $2 млн до $6 млн. В апреле 2011 года, когда состоялся разговор, желаемое вознаграждение выглядело завышенным: выручка группы составляла $1 млрд, компенсации менеджеров в компаниях аналогичного масштаба были скромнее. Однако Винокуров представил Магомедову презентацию с новой стратегией быстрого роста и произнес чемпионскую речь о превращении «Суммы» в одну из лучших инвестиционных компаний мира в сфере private equity. Бизнесмен в итоге согласился — ему как раз требовался управленец с международным опытом для реализации амбиций глобального игрока в области транспортной инфраструктуры. «Чтобы договориться с Магомедовым на такие деньги, нужно иметь большую силу», — замечает собеседник Forbes. (Сам Винокуров от комментариев отказался.)

Спустя три года их пути разошлись — Магомедов получил большой задел для красивой бизнес-истории, а Винокуров возглавил А1, одно из инвестиционных подразделений «Альфа-Групп», чьи финансовые ресурсы в целом на порядок выше, чем у «Суммы».

Винокуров — один из тех образованных высокооплачиваемых молодых профессионалов, которые сосредоточены на карьере и ради нее готовы жертвовать личным комфортом. В западных странах их называют «яппи» (от англ. young urban professional person). Тридцать лет назад их воспринимали как продукт рейганомики, но и поныне они остаются одной из движущих сил в обществе потребления во всем мире. Слагаемых личного успеха яппи может быть несколько: блестящее образование, упорный труд, настрой на победу, перспективные знакомства и даже удачный брак — все может способствовать карьерному росту при наличии таланта. Насколько Винокуров в этом преуспел и каковы его результаты в бизнесе?

 «Я помню Сашу Винокурова 15-летним хулиганом, которого образумило образование в Англии. Саша выучился в Кембриджском университете. В Англии познакомился с симпатичной девушкой Екатериной, которая по стечению обстоятельств оказалась дочерью министра иностранных дел Сергея Лаврова, и женился на ней в 2007 году. Это дало определенный синергетический импульс семейному бизнесу, в том числе через контакты тестя», — рассказывает знакомый Винокурова краткую историю элитной семьи. Отец Винокурова, по образованию инженер, в начале 1990-х познакомился через общих знакомых с Шабтаем Калмановичем, и тот предложил ему заняться бизнесом. В компании «Лиат-Натали», основанной Калмановичем и Иосифом Кобзоном, Семен Винокуров стал младшим партнером, отвечавшим за фармацевтический бизнес. В середине 1990-х компания обслуживала государственные поставки лекарственных препаратов в регионы и была одним из крупнейших оптовиков. Уже тогда многие российские бизнесмены задумались о том, чтобы дать детям образование за рубежом. Семен Винокуров, прививавший сыну самостоятельность, тоже решил отправить сына за границу. Так Александр оказался в частной школе при Ассоциации британских пабов и пивоварен. Не самое подходящее место для того, чтобы выиграть билет в высший свет.

Помогло знакомство с соотечественниками, которые позвали его учиться в более интересной школе Leys. Там у Винокурова появилось четкое понимание, как реализовать амбиции лидера. Спустя несколько лет, в 2004 году, он окончил экономический факультет Кембриджского университета, сдав экзамены на отлично. В университете Александр стал сооснователем и президентом Русского общества Кембриджа, которое проводило культурные мероприятия, но больше запомнился звездными вечеринками, на которые съезжались русские студенты со всей Англии. После организованного им в кампусе концерта «Би-2» King’s College ввел ограничение на уровень шума в своих зданиях. «Винокуров очень амбициозный парень, для него нет границ. Такие люди совершают подвиги и становятся миллиардерами», — отзывается о нем один из хедхантеров. Главное препятствие на этом пути — неизбежные ошибки в отношениях с людьми в силу возраста, недостаток эмоционального и социального интеллекта, а также аррогантность, добавляет он.

Недостаток опыта Винокуров компенсировал упорным трудом, сделав хорошую карьеру в инвестиционном бизнесе. С выбором профессии помог Рубен Варданян, бывший владелец инвесткомпании «Тройка Диалог», рассказывает их общий знакомый. В 2001 году Винокуров прошел в «Тройке» стажировку для студентов, которая пользовалась большой популярностью. «Александр был в числе наиболее ярких и талантливых участников. Уже тогда было понятно, что у него хороший потенциал», — вспоминает Варданян. По его словам, со старшим Винокуровым он познакомился через общих друзей, с его семьей дружит домами. Позже Варданян посоветовал Винокурову, приглашенному после университета на работу в UBS и Morgan Stаnley, выбрать последний.

В 2004 году там собралась яркая команда инвестбанкиров под руководством Райра Симоняна, уходить рано с работы в Morgan Stаnley было не в тренде. «Как-то я пришел в офис в субботу утром, а ушел во вторник поздно вечером», — рассказывал Александр Винокуров Forbes в 2011 году. «Винокуров участвовал во многих сделках, у него большой талант», — отзывается о нем Симонян. В Morgan Stаnley каждый был универсальным солдатом, вспоминает один из членов русской команды того времени. Синдикаты, первичные размещения и сложно структурированные сделки с финансовым плечом могли делать одни и те же люди. Большинство работавших на износ инвестбанкиров в то время мечтали работать с крупным капиталом в хедж-фонде или в сфере прямых инвестиций (private equity). В 2006 году такая вакансия Винокурову подвернулась — хедхантеры предложили собеседование в TPG, открывавшем российский офис.

Крупнейший американский фонд прямых инвестиций, который сейчас управляет $75 млрд, был правильным местом, чтобы быстро сделать карьеру в России. Винокуров знал, как, с кем и какие сделки делать фонду, и вместе с Джимом Симонсом стал соруководителем офиса и самым молодым вице-президентом TPG. До этого в России о нем практически никто не слышал, теперь он проводил ежедневно пять-шесть встреч с бизнесменами, банкирами и чиновниками.

Американцы хотели инвестировать на растущих рынках России, Центральной и Восточной Европы и Ближнего Востока до $1 млрд в год и просмотрели более 80 компаний. За пять лет у фонда появилось несколько новых активов: питерская сеть гипермаркетов «Лента», инвестиции в акции ВТБ в рамках приватизации госбанка, доля в московских офисных центрах «Белая площадь» и «Белые сады», а также бельгийская компания с российским производством Ontex S.A. и производитель кофе Strauss Coffee. Винокурову было чем гордиться: вложения в сеть гипермаркетов «Лента» (рыночная стоимость оставшегося у фонда после частичного выхода пакета 35,6% — $1,2 млрд) оказались одной из лучших сделок фонда, получившего более чем 5-кратный возврат на капитал. Сделку осложнил корпоративный конфликт между миноритариями и новыми финансовыми инвесторами — TPG и ВТБ.

«Мы друг друга не поняли, начали отстаивать свои интересы. В сентябре 2010 года по инициативе новых покупателей произошел штурм офисного здания, и нас прессовали до декабря. Договориться смогли только через полгода, в марте-апреле, когда благодаря Александру сумели найти общий язык. Он суперталантливый», — рассказывает бывший совладелец «Ленты» Дмитрий Костыгин. По его словам, TPG и ВТБ покупали пакет у основателя сети Олега Жеребцова с условием, что оставшиеся миноритарии в течение года смогут назначать гендиректора сами. Благодаря этому фонд смог обойти других претендентов на «Ленту» — «Интеррос» Владимира Потанина и «Маршал Капитал» Константина Малофеева. Однако сменить гендиректора покупатели захотели почти сразу, а оставшиеся миноритарии — Костыгин и его партнер, миллиардер Август Мейер — с этим не согласились. Когда стороны исчерпали все аргументы, Винокуров решил дело миром. Помогло знакомство с Борисом Зингаревичем, который усадил их за стол переговоров. «Он очень опытен для своих лет, — говорит Дэвид Бондерман, сооснователь инвестиционного фонда TPG. — Он умен, хорошо ладил с людьми и всегда был уверен в том, что делает. Его роль в компании была не менеджерская, он deal maker: умеет делать сделки и в этом хорош». Самой успешной сделкой Винокурова глава фонда считает «Ленту».

Инвестиции в банк ВТБ оказались куда менее успешными — акции подешевели. Источник, близкий к TPG, говорит, что это была стратегическая инвестиция — фонд рассчитывал на поддержку со стороны госструктур в сложных корпоративных ситуациях. Между тем хедхантеры не оставляли без внимания перспективного управляющего, и в апреле 2011 года Винокуров получил приглашение на беседу с Магомедовым. У Винокурова не было операционного управления бизнесом, но Магомедов, сменивший нескольких управляющих за четыре года, решился поменять президента группы еще раз. «В «Сумме» Александр получил боевую, в хорошем смысле агрессивную подготовку, — говорит Магомедов. — За три года он сделал существенный рывок в развитии как менеджер, корпоративная ситуация в группе с его помощью значительно улучшилась». Итог его работы Магомедов оценивает очень позитивно, а компенсационный пакет называет релевантным, но замечает, что рынок все же перегрет, так как сильных кадров не хватает. В «Сумме» перед Винокуровым стояло две цели — отладить функции группы как корпоративного центра и сделать несколько стратегических приобретений в одном из ключевых направлений — инфраструктурный бизнес, транспорт, логистика. Те же цели стояли и перед его предшественниками еще в 2007 году, но требовалась воля, чтобы донести радикальные и непопулярные решения до акционера, у Винокурова она была, считает источник в его окружении.

Cначала Винокуров приценился к выставленному на продажу железнодорожному оператору транспортной группы Fesco Сергея Генералова. Однако «Сумме» была интересна вся Fesco, и в конце 2012 года она купила эту группу в консорциуме с GHP Group примерно за $1 млрд. Позднее к сделке присоединился и TPG. «Винокуров — толковый менеджер. Он структурировал сделку, без него бы ничего не получилось», — говорит Генералов. Работа над сделкой шла днем и ночью в течение 9 месяцев, специально для топ-менеджеров «Суммы» в офисе Fesco поставили пару диванов. Сделка была структурирована как выкуп на заемные средства за счет самой компании (leveraged buy out, LBO) и привела к значительному увеличению долговой нагрузки Fesco.

С тех пор акции компании упали в три раза на фоне снижения биржевого индекса лишь в полтора раза. «LBO было рискованным на хорошем рынке, а на плохом стало убийственным для Fesco. В начале года она оказалась на грани банкротства и была вынуждена реструктурировать часть долга», — говорит руководитель управления машиностроения, транспорта, материалов «ВТБ Капитала» Елена Сахнова. Компанию выкупили дорого и, по сути, говорит она, премия продавцу выплачена за счет держателей реструктурированного выпуска облигаций. «Сделка прошла в разумном диапазоне на уровне около 5 EBITDA, но из-за сложной структуры была неверно оценена аналитиками», — возражает Магомедов. Конечно, если бы ее делали сейчас, на нее смотрели бы по-другому, признает он, но трудности компании считает временными. Недовольны сделкой были и миноритарии, покупавшие акции на рынке: Винокуров обещал им добровольную оферту на выкуп, который так и не состоялся из-за резко изменившейся рыночной конъюнктуры. В «Сумме» поясняют, что не владеют пакетом и поэтому не обязаны делать оферту.

Далее Магомедов и Винокуров рассчитывали наращивать активы в рамках приватизации, и «Сумма» приобрела контроль в Объединенной зерновой компании. Контроль в «Трансконтейнере», принадлежащем РЖД, получить не удалось — бывший глава госмонополии Владимир Якунин заблокировал приватизацию, и стать крупнейшим логистическим оператором у «Суммы» не получилось. Тем не менее по истечении трехлетнего контракта Магомедов и Винокуров расстались довольные друг другом. Крупных слияний и поглощений «Сумма» больше не планировала, и Винокуров решился уйти.

В конце 2014 года ему позвонил совладелец «Альфа-Групп» Михаил Фридман, искавший нового президента А1. Компания инвестирует в активы, недооцененные из-за сложной экономической или корпоративной ситуации. Несколько участников этого рынка говорят, что «Альфе» в лице Винокурова, зятя Лаврова, нужен был ресурс близкого к власти человека на случай, если кто-то из группы случайно «заплывет за буйки». Например, незадолго до этого юристы, в интересах А1 противостоящие НПК «Уралвагонзавод» (УВЗ) в корпоративном конфликте по угольной компании «Заречная», пригрозили членам совета директоров и руководству УВЗ уголовным преследованием на Кипре и персональными санкциями, включая запрет на въезд в ЕС. Однако акционеры «Альфы» это опровергают. «Винокуров — молодой, толковый, заводной, энергичный парень с хорошим образованием и уже достаточно опытный. Я знал о фармбизнесе его отца, начинавшего в «Лиат-Натали», а вот о том, что он зять Лаврова, узнал не сразу», — говорит Фридман. По его словам, с Винокуровым у него сложились хорошие человеческие отношения, несмотря на разницу в возрасте.

А1 участвует одновременно в пяти-семи корпоративных конфликтах. Инвестиционный ресурс, доступный компании в рамках группы, почти $1 млрд, при необходимости акционеры могут дать больше. «Перед Винокуровым стояла задача обновить компанию и взбодрить ее изнутри. Мы хотели влить в А1 новую кровь и сделать ее предпринимательский дух более агрессивным», — добавляет совладелец «Альфа-Групп», глава консультативного совета А1 Герман Хан. В последнее время, говорит он, в компании произошла расфокусировка профиля и она вошла в ряд непрофильных для нее проектов, ориентированных на рыночный рост.

Что удалось сделать за первый год? Винокуров сократил издержки, уменьшив количество сотрудников с 135 до 90. Он практически полностью заменил управляющих директоров, одним из новобранцев стал Андрей Тясто — бывший старший партнер компании «Росбилдинг», известной своей агрессивностью на рынке слияний и поглощений. Состав инвестиционных управляющих обновился на две трети, рассказывает источник в А1. Кроме того, компания закрыла подразделение на Украине и завершила ряд долгосрочных проектов. Тем не менее участники рынка восприняли перемены скептически.  «Не было года, чтобы у А1 не появлялось новых проектов. Сейчас их нет», — недоумевает один из них.

Источник в А1 объясняет, что сейчас компания работает с активами, доставшимися Альфа-Банку от корпоративных должников, стоимость которых составляет порядка $2 млрд, и выполняет аналогичные заказы от госбанков — Сбербанка и Газпромбанка. Закрытие собственных сделок произойдет не ранее I квартала 2016 года. А1 интересны недооцененные активы среднего размера, где прибыль может составлять от $50 млн, а также проекты с потенциальной прибылью в сотни миллионов долларов, которые впоследствии могут быть выкуплены акционерами группы. «Трехлетний контракт с Винокуровым — это формальность. Он находится с нами в одной философской нише, и по мере трансформации группы для него могут открываться новые возможности», — говорит Хан.

На то, чтобы заработать свои миллиарды, у Винокурова есть еще 17 лет. К 50 годам он планирует стать профессором и преподавать российским студентам финансовые и экономические дисциплины, уверяет его знакомый. Этой осенью он успел прочитать две лекции об инвестициях в Школе управления Сколково и учредил личный грант на обучение по программе Сколково MBA.

— При участии Петра Руденко и Анастасии Жоховой

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться