В музее — ели. И платили, кто 300 000 рублей, кто полтора миллиона

В музее — ели. И платили, кто 300 000 рублей, кто полтора миллиона

В Третьяковской галерее впервые в истории музея прошел благотворительный ужин, на котором приглашенные собирали средства на спасение наследия скульптора Дмитрия Цаплина

Распространенный в европейских и американских музеях формат — благотворительный ужин для меценатов-попечителей музея — впервые в России испробовала Третьяковская галерея, пригласив членов нового клуба, меценатов к столу в здании Третьяковки на Крымском Валу. По правилам клуба вступить в него может тот, кто интересуется изучением коллекции Третьяковской галереи, платит вступительный взнос в 300 000 рублей и активно поддерживает программу музея по пополнению собрания.

Вечер был организован музеем совместно с L’Hermitage Private Banking Росбанк, а застольную беседу вела Алена Долецкая. Шеф-поваром музейного ужина стал Георгий Троян. Целью вечера стал сбор средств на покупку наследия талантливого русского скульптора Дмитрия Цаплина. Мастер-самородок, уроженец деревни Малый Мелик Саратовской губернии, четвертый из одиннадцати детей бедной крестьянской семьи, Дмитрий Цаплин не получил полноценного художественного образования. Проучившись лишь год в Саратовских свободных художественных мастерских, он переехал в 1925 году в Москву, где сразу включился в активную художественную жизнь. После успешной выставки в 1927 году Цаплин по решению Совнаркома СССР был командирован в Европу для совершенствования в профессии скульптора. Жил и работал в Париже, Мадриде, на Пальма-де-Майорке и в Лондоне. Его персональные выставки, имевшие большой успех и резонанс в европейской прессе (Цаплина прозвали «гениальный мужик с Волги»), проходили в Париже, Барселоне, Мадриде, Пальме-де-Майорке, Лондоне. Он был ежегодным участником Салона независимых, Весеннего и Осеннего салонов в Париже. Несмотря на признание за рубежом, скульптор отказывался продавать там свои произведения, стремясь привезти все созданное на родину. Однако вернувшись в Советскую Россию, Цаплин не смог вписаться в новые художественные и политические реалии.

Наследие скульптора хранила дочь Цаплина. После ее смерти работы оставались в мастерской. Но дом был снесен. Объединению московских скульпторов удалось спасти некоторые работы из разграбленной мастерской. Как заметил во время ужина заместитель председателя правления Росбанка, руководитель L’Hermitage Private banking Улан Илишкин: «Специалисты музея ведут колоссальную работу по поиску и реставрации наследия незаслуженно забытых мастеров».

Благодаря взносам участников ужина (меценаты жертвовали от 300 000 до 1,5 млн рублей) в коллекцию Третьяковской галереи поступают две скульптуры Цаплина, выполненные в дереве: «Человек встающий» и «Красноармеец». Помимо участников ужина проект поддержали коллекционер, создатель музея AZ Наталия Опалева и коллекционер Давид Якобашвили, в планах которого открытие собственного музея этим летом в Москве, и Борис Минц, коллекционер, создатель Музея русского импрессионизма.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться