Энди Уорхол нужен всем: аукцион в Гонконге, фабрика в Нью-Йорке, скандал в Берлине

Энди Уорхол «Автопортрет (Fright Wig)». Фото Sotheby’s
30 лет спустя после смерти художника работы Уорхола — must have для любого музея или коллекционера современного искусства. Но имя Уорхола продвигает не только искусство, но и недвижимость.

В 2016 году на аукционах по всему миру было продано 1 765 работ Энди Уорхола. Ценовой рекорд года установлен на торгах Sotheby’s 7 ноября в Нью-Йорке, где «Автопортрет (Fright Wig)» ушел за $ 24 425 000. Абсолютный ценовой рекорд за работу Уорхола зафиксирован на Sotheby’s в ноябре 2013 года — Silver Car Crash (Double Disaster) продана за $ 105 млн.

Гонконг

В этом году аукционные дома продолжают экспансию азиатского рынка. Там нет пока рекордных зашкаливающих цен, но есть устойчивый интерес к именам-брендам. Поэтому Энди Уорхол — один из локомотивов эшелона современного искусства. 19 января на Sotheby’s в Гонконге пройдут торги «Без границ: Современное искусство», где выставлены самые известные современные азиатские, американские и европейские художники и дизайнеры. В топ-лотах работа Энди Уорхола (Be a somebody with a body, 1985 года эстимейт $ 116 046 — $154 728), Кейт Харинг, Макса Эрнста, Пабло Пикассо, дизайнеры Ги де Ружман, фотограф Эдвард Уэстон, звезда современного искусства, американец китайского происхождения Aй Вейвей.

Нью-Йорк

Имя Энди Уорхола, начинавшего как коммерческий иллюстратор, создатель рекламных имиджей, само по себе двигатель торговли и отличный провенанс. В ноябре 2016 в Нью-Йорке здание бывшей пожарной станции Hook and Ladder 13, которое в 1962 году снимал под мастерскую Уорхол за $150 в месяц ( где-то $1 191 по нынешнему курсу), было продано за $9. 98 млн. Это была первая мастерская Уорхола, который только искал свой путь в искусстве, а в мастерскую сбежал от матери и ее полчища сиамских котов. На искусство в их квартире не хватало места. Пожарная станция помогла Уорхолу собраться с мыслями: там он создал серию «ужасной» живописи и подготовил материал для первой выставки. После громкого успеха выставки Уорхол сменил мастерскую, свое творческое пространство он называл «фабрикой». Но первой фабрикой в истории стала все-таки пожарная станция. Новый владелец мастерской, специалист по недвижимости Стив Богден планирует монетизировать историю здания, активно используя имя Уорхола. Сейчас инвестор решает вопрос, устроить ли ему кондоминиумы класса люкс или фитнесс-центр.

Берлин

Несколько дней назад министр культуры Германии сообщил, что выставка из коллекции Тегеранского музея современного искусства, которую планировали открыть этой зимой в Берлине, не состоится. В последний момент перед отправкой картин в Германию Иран не дал разрешения на вывоз коллекции.

Работы по организации выставки велись в течение двух лет, расходы немецкой стороны составили около €3 млн. Но дело того стоило: с момента исламской революции 1979 года, бегства последнего шаха, работы Энди Уорхола, Френсиса Бэкона, Марко Ротко, Джексона Поллока из коллекции Тегеранского музея никто не видел уже почти 40 лет.

Тегеранский музей современного искусства был основан в 1977 году. Строительством музея, закупкой произведений и созданием коллекции занималась лично жена шаха Ирана, Фарах Диба Пехлеви. Выпускница парижской архитектурной школы, единственная из трех жен шаха коронованная императрица, великолепно образованная и не стесненная в средствах, Фарах скупала лучшие произведения искусства по всему миру. В ее собрании, например, работа Пикассо 1927 года «Художник и его модель» — картина, которую считают соединяющим звеном в творчестве Пикассо, мостик между «Авиньонскими девицами» 1907 года и «Герникой» 1937 года.

Первые попытки уговорить Иран показать работы миру делались еще в 1999 году, когда политический климат в стране немного смягчился, затем переговоры с музеем возобновились в 2013 году. Как казалось, к успеху привели переговоры министра экономики ФРГ Зигмара Габриэля весной 2015 года.

Но случилась неприятная история с карикатурами на тему Холокоста и его жертв, в создании которых Израиль обвинил Иран. Иран от авторства карикатур отказался, но ответ дал неполиткорректный. Отрицание Холокоста в Германии — уголовно-наказуемое преступление. Затем в Иране стали говорить, что как только картины окажутся в Европе, их реституции потребует создательница музея, императрица в изгнании, Фарах Диба Пехлеви.

«Это смешно, — заявила Диба Пехлеви в интервью Deutsche Welle: — Я создавала этот музей для Ирана и иранцев, эти работы принадлежат Ирану и иранцам».

Как ни печальна отмена выставки, это означает, что и в творчестве Пабло Пикассо, и в творчестве Энди Уорхола еще много неизвестного, невиданного. Коллекционерам и зрителям есть к чему стремиться и за чем охотиться.

Новости партнеров