Леонид Парфенов выпускает вторых «Русских евреев» — фильм, снятый на деньги Михаила Фридмана

Алексей Сажин Forbes Contributor
23 марта в прокат выходит картина «Русские евреи. Фильм второй. 1918-1948», продолжение документального проекта Леонида Парфенова о жизни и судьбе семитов в России. Если коротко: лучше Парфенова рассказчика в стране пока нет и не факт, что будет.

«Русские евреи» изначально замышлялись трилогией, но материала все равно набралось значительно больше. Первая часть рассказывала про евреев до революции, вторая охватывает период с 1918-го по 1948-й годы, третья — до поздней перестройки. Для второго фильма Парфенов проделал титаническую работу: рылся в архивах, проехал от Екатеринбурга и Соловков до Мехико и Нью-Йорка и общими словами рассказал историю великой нации в самой большой стране мира. Дух места для Парфенова всегда был очень важен — когда еще можно побывать в доме, где убили Троцкого? Парфенов едет на натуру и показывает все до мелочей. Это фильм, сделанный для максимально широкой аудитории в лучшем смысле: смотреть «Русских евреев» будет интересно всем, кто хоть немного интересуется историей.

Вторая часть — про ренессанс российского еврейства, следующая, судя по всему, будет про упадок и исход. Евреи в эти тридцать лет были такие, что посвятить отдельный фильм можно каждому из них — Троцкий, Каганович, Левитан, Утесов, Бабель, Эйзенштейн у Парфенова выступают частями масштабного полотна, которое получается из небольших, но ровных лоскутов. Для евреев как для части советской нации, говорит Парфенов, это было золотое время: еврейство тогда не воспринималось как недостаток (разве что Троцкого на карикатурах рисовали с огромным носом), их свободно назначали на высшие посты, а почти все люди искусства были еврейского происхождения.

От актуальности фильма, впрочем, автор открещивается. Парфенов говорит, что огромное количество работавших в русской цивилизации людей не были русскими, но легко переходили в «русскость», и факт этот ему захотелось осмыслить. «Русские евреи» не сделаны на злобу дня, не пытаются играть на новостной повестке — это просто вдумчивое историческое исследование вопроса. В течение двух часов речь идет о 15-20 деятелях, про каждого из которых Парфенов подробно рассказывает, не претендуя на историческое исследование. Параллели с современностью, впрочем, проводит: «Гонения на евреев были во всех странах — прежде всего это объяснялось государственностью христианской религии. Предрассудки живы: людям свойственно полагать, что кто-то находится на цивилизационной ступени ниже, чем они», — объясняет автор.

Так про что, говорите, фильм? «Это не разговор про еврейство, это разговор про русскость, про широту русской культуры. Деньги на евреев нашлись раньше, чем на грузин», — резюмирует Леонид Парфенов, сначала думавший делать кино о кавказской нации, а не о еврейской. Средств найти не получилось, но вовремя подоспел фонд Михаила Фридмана, который профинансировал трилогию, финальная часть которой, как ожидается, выйдет в этом году. Градус ее ожидания высок хотя бы потому, что это период, в котором Парфенов разбирается лучше всего. И расскажет нам о нем своими обаятельными душевно-напевными интонациями.

Новости партнеров