Звезда Армении: кому и за что армянские филантропы раздают миллионы долларов | ForbesLife | Forbes.ru
$57.33
67.53
ММВБ2100.34
BRENT58.13
RTS1154.08
GOLD1281.52

Звезда Армении: кому и за что армянские филантропы раздают миллионы долларов

читайте также
+565 просмотров за суткиОбщественные силы: Мелинда Гейтс инвестирует $20 млн в женское движение +698 просмотров за суткиВартан Грегорян, президент фонда «Корпорация Карнеги»: «Образование — шанс на новую жизнь» +345 просмотров за суткиКому подпевает Чубайс: топ-менеджер «Роснано» открывает в Самаре музей рок-н-ролла +140 просмотров за суткиГалопом на ужин: благотворительный вечер Федерации конного спорта России +6 просмотров за суткиОсенняя пора: 13 добрых дел сентября и октября +3 просмотров за суткиУшли все: на аукционе Off white в поддержку современного искусства проданы все 17 лотов на €118 700 +5 просмотров за суткиВ Пушкинском — жгут. Открылась выставка Цая Гоцяна «Октябрь» +121 просмотров за суткиТайлер Перри пожертвовал $1 млн пострадавшим от урагана Харви в Техасе +5 просмотров за суткиCOO Facebook Шерил Сэндберг пожертвовала $100 млн на благотворительность +11 просмотров за суткиКороль филантропов: Билл Гейтс пожертвовал $4,6 млрд на борьбу с малярией +5 просмотров за суткиПрезидент «М.Видео» Александр Тынкован тайно подарил картину Третьяковской галерее +7 просмотров за суткиДи Каприо против Трампа: актер объединяет знаменитостей для борьбы с решением президента +12 просмотров за суткиЗачем миллиардер Роман Авдеев бегает ночью по Москве +3 просмотров за суткиДжордж и Амаль Клуни, Джоан Роулинг, Элтон Джон: что благотворители из Великобритании делают для России и СНГ +5 просмотров за суткиУоррен Баффет пожертвовал на благотворительность $3,2 млрд Зачем Владимир Потанин подарил Третьяковке работу Эрика Булатова +8 просмотров за суткиФонд Владимира Потанина дарит картину Третьяковке Таинственный выпускник MIT подарил институту $140 млн на любые цели +308 просмотров за суткиАрмянские филантропы вручили $1 100 000 врачу из Судана +1 просмотров за суткиОт чистого сердца. Дойдут ли пожертвованные деньги до больных и бездомных или попадут к мошенникам?

Звезда Армении: кому и за что армянские филантропы раздают миллионы долларов

Амаль и Джордж Клуни, Вероника Зонабенд, Рубен Варданян на церемонии вручения премии "Аврора" Getty Images
О благотворительной премии «Аврора»

В Ереване весной этого года во второй раз вручили международную премию Aurora Prize — $1 млн на поддержку благотворительных инициатив во всем мире. Премию в 2015 году придумали трое друзей: Рубен Варданян, предприниматель и инвестор, бывший руководитель «Тройки Диалог», основатель бизнес-школы «Сколково», Нубар Афеян, основатель и CEO бостонской компании Flagship Pioneering, и Вартан Грегорян, академик, филантроп, президент Корпорации Карнеги в Нью-Йорке. 

Армянский вопрос

Рубен Варданян и Нубар Афеян с 2001 года руководят фондом IDeA, «Инициативы развития Армении» и вместе с McKinsey и другими партнерами разработали программу развития страны «Армения-2020». «Когда мы запускали проект «Армения-2020», мы искали ответ на вопрос, как может развиваться армянское государство и как каждый из нас может повлиять на этот процесс», — говорит Рубен Варданян.

Один из первых проектов фонда IDeA — создание самой длинной в мире канатной дороги «Крылья Татева», проложенной над долиной Воротан в Татевский монастырь с тысячелетней историей. Дорогу, открытую в 2010 году, посетило полмиллиона человек. Вслед за потоком туристов стала развиваться и инфраструктура: за пять лет в ближайшем к Татеву городе Горисе открылось 10 новых отелей, а рядом с монастырем заработало еще два десятка гостиниц. Затем фонд открыл международную школу-пансион сети UWC в национальном парке Дилижана, где обучаются 213 студентов из 82 стран мира, и учредил международную премию «Аврора».

Татевский монастырь

Один из создателей «Авроры» Владимир Аветисян, зампред правления ООО «УК Роснано», рассказывает, что «к идеологии премии пришли не сразу. Было понятно, что нужен проект к столетию памяти жертв геноцида армян, но при этом было ясно, что пересказывать трагедию в очередной раз бессмысленно».

Так появилась идея «Авроры»: премия в знак благодарности спасителям армян во время геноцида в поддержку тех, кто сегодня спасает жертв войн, разрушений и конфликтов. Премию назвали в честь Авроры Мардиганян, девушки, потерявшей в геноциде отца и братьев и бежавшей в Америку. Ее история легла в основу сюжета фильма 1919 года «Аукцион душ», прокатные сборы которого были перечислены в помощь 60 000 армянским сиротам с Ближнего Востока.

Почему финалист «Авроры» обязан делиться

«Нам важно было выбрать такой проект, который повлечет за собой цепь последующих благотворительных действий, как эффект падающих костяшек домино. В этом ценность «Авроры» — мы даем премию, а она запускает другие инициативы по всему миру», — говорит Нубар Афеян.

Лауреат «Авроры» получает $100 000, которые может оставить себе, и $1 млн, который он должен отдать другим благотворительным организациям.

Первую «Аврору» получила Маргерит Баранкитс, правозащитница из Бурунди, которая спасает детей-сирот во время многолетней гражданской войны тутси и хуту. Маргерит разделила свой $1 млн с благотворительными организациями из Руанды, Эфиопии, Демократической Республики Конго и Бразилии. Благодаря этой помощи 308 школьников в Руанде смогли поступить в университет, 750 человек получили финансовую и социальную помощь в конголезском городе Гома, а в Бразилии 5 лет будет работать детский социальный центр в фавеле Морру Сан-Карлуш. Помимо этого благодаря анонимному пожертвованию каждый финалист «Авроры» получил по $25 000. 

Проверка на героизм

В 2017 году, на вторую премию, пришло 550 заявок на 13 языках из 66 стран. Наибольшее число номинаций было получено из Армении, США, России, Германии, Египта, Пакистана, Нигерии, Франции, Непала, Кении, Индии, Филиппин и Великобритании. Отборочная комиссия выделила пять финалистов: борцов за права и безопасность женщин и детей мать и дочь Фартук Адан и Ильвад Эльман из Сомали, основателя образовательных программ для женщин Джамилю Афгани из Афганистана, врача полевого госпиталя в сирийском городе Мадае Мухаммада Дарвиша, реабилитирующего женщин после насилия доктора Дениса Муквеге и единственного врача, практикующего на территории Нубийских гор Судана Тома Катену.

«Эти люди не ждут чудес, они просто хотят, чтобы им кто-то немного помог»

«Аврору» получил доктор Том Катена, финалист, который уже был номинирован в прошлом году. Во время военного обострения доктор работает сутки напролет, и, чтобы Катена смог прилететь на вручение премии, его заменили три армянских врача в Судане. В своей речи Том Катена заметил, что самое страшное в его работе — видеть, как три-четыре его пациента умирают каждый день. «Эти люди не ждут чудес, они просто хотят, чтобы им кто-то немного помог». Доктор Катена принял решение разделить $1 млн с Фондом Африканской медицинской миссии (AMHF, США), Aktion Canchanabury (Германия) и Советом католической медицинской миссии (CMMB, США). 

В 2016 году у премии было 70 доноров, в 2017-м — 200. Учредители «Авроры» уверены: здесь нет зрителей или просто спонсоров, все — участники, сподвижники. Американский филантроп Вартан Грегорян считает, что задача премии — «вернуть людям естественное стремление к альтруизму, объяснить, что героизм в такой ситуации — нормальное человеческое поведение». 

Рубен Варданян добавляет: не все могут быть героями, как учительница Маргерит Баранкитс или доктор Том Катена, людей, которые спасают жертв вооруженного конфликта, — единицы. О них, к сожалению, почти никто не знает. Но премия может сделать так, чтобы помощь другим людям стала частью нашей культуры, а истории спасителей — предметом гордости. 

Доноры премии о своем участии:

Нубар Афеян

венчурный капиталист, основатель и CEO Flagship Pioneering

Работать в проекте «Аврора» — это особый навык, это невероятно интересно. Здесь случаются интересные разговоры и сюда приходят интересные люди, которых я бы никогда не встретил при других обстоятельствах. Благодаря «Авроре» я стал лучше понимать, что для того, чтобы совершить прорыв в науке и технологиях, достаточно иметь тот же склад ума, что имеют все иммигранты. Ведь иммигрант не знает ни языка, ни культуры, испытывает постоянное беспокойство и не принимает ничего как должное. Инновация — в некотором смысле интеллектуальная имиграция, и проблема беженцев, мне кажется, может быть решена в этом смысле совершенно прорывным путем: в них заложен огромный потенциал создавать инновацию, потому что они не боятся рисковать, не боятся ничего потерять. Когда проходишь то, через что прошли эти люди, по-настоящему хочешь жить.

Артур Джанибекян

Генеральный директор «Газпром-медиа Развлекательное телевидение» и телеканала ТНТ

Заниматься социально значимыми и культурными проектами я начал семь-восемь лет назад. Самые крупные из них — проекты фондов «Intellectual Renaissance» и «Cultural Renaissance», а также проекты Армянской Апостольской Церкви. Но всё же одним из самых креативных считаю Премию «Аврора», альтернатива мести и ненависти, попытка армян, прошедших через болезненный XX век и вставших после этого на ноги, теперь помочь оправиться другим — после глобальных катастроф. Я не уверен, что конкретные экономические меры государства смогли бы стимулировать благотворительность. Гораздо важнее изменить имидж филантропов, и на примере жизни, мыслей, поступков и деяний этих людей учить благотворительности, тогда желающих помогать друг другу станет намного больше.

Владимир Аветисян

заместитель Председателя Правления ООО «УК Роснано»

Благотворительностью я начал заниматься еще в 1990-х, когда мы с партнерами впервые получили большие по тем временам деньги и, не задумываясь, отнесли их в детский дом. Этого никто из нас не афишировал, но ко всем стало понемногу приходить понимание, что ты отдаешь не только деньги, но и силы, свое время. Я рад участвовать с Рубеном Варданяном в общих проектах. Государство, как мне кажется, могло бы оказывать большую поддержку бизнесменам, развивающим профессиональный спорт. Это очень хорошо понимают, например, в США, где спонсорам спортивных клубов предоставляют налоговый вычет. Лично у меня в попечительстве есть небольшой юношеский баскетбольный клуб, который называется «Самара», я помогаю ему с 1994 года. У ребят серьезные успехи, в том числе, на международной спортивной арене, выходцы из клуба входят в состав сборной России разных возрастов. Конечно, мы могли бы сделать больше, но я очень рад тому, что мальчишки приходят к нам с улиц заниматься, остаются — и, как мне кажется, становятся порядочными людьми.

Татевик Карапетян

Первый вице-президент группы компаний «Ташир»

Вообще-то, я не люблю говорить эти темы. Помогать людям — это не выдающийся поступок, а естественная реакция. Для себя мы давно определили приоритеты. Помощь детям, поддержка здравоохранения, сохранение исторического наследия. Мы много строим: школы, детские сады, больницы и церкви, как в России, так и Армении. Бывают и импульсивные решения, когда ты не можешь не откликнуться на чью-то беду. Благотворительным фондом «Ташир» за 17 лет работы реализовано огромное множество различных благотворительных проектов, всего и не сосчитать. На мой взгляд, не нужно выставлять на показ такие поступки: сделал доброе дело — иди дальше.

Давид Ян

Основатель компании ABBYY

Помогать я хотел всегда, но систематический характер эта деятельность начала носить с основанием образовательного фонда Ayb. Мои одноклассники по Ереванской физмат-школе, сокурсники по МФТИ, моя супруга Алена и я начали этот проект 10 лет назад. Мы изучали лучшие учебные практики мира, готовили образовательные программы. Нам важно построить систему, которая будет работать много десятков лет.

Что касается области благотворительности, то 95% своих усилий мы с супругой тратим на образование, в первую очередь, детей школьного возраста. Это тот период, когда возможно еще что-то изменить. Люди с одними и теми же способностями добиваются принципиально разных результатов в зависимости от среды, где они росли, и целей, которые они сами себе ставили в период взросления. Именно поэтому для нас так важна школа Ayb, где сейчас учатся 400 человек, а скоро их будет 800. Наши выпускники побеждают в международных олимпиадах, поступают в MIT, Беркли, МФТИ и другие лучшие вузы мира. Это те самые люди, которые скоро начнут менять наш мир к лучшему, а некоторые уже меняют этот мир своими достижениями!

Лейма Гбови

Лауреат Нобелевской премии мира, либерийская активистка в борьбе за мир и права женщин, участник отборочной комиссии премии

Я хочу рассказать один пример: всем понятно, что девочкам нужно образование — и я много работала, чтобы решить эту проблему. Помимо меня ей занимаются многие, но не все в полной мере осознают сложность решения — с технической точки зрения. Мы хотим дать девочке образование: но как быть, если раньше она продавала хлеб и тем самым кормила свою семью? Многие филантропы смотрят на проблему как на симптом, но не заботятся о том, какие будут последствия, если этот симптом вылечить. Никто не хочет говорить о том, что девочки после школы вернется в семью, где ей нечего есть — или где она подвергается насилием. Я тоже начинала когда-то оптимисткой, думала, что предоставить образование — это панацея. Но нужно решить тысячу сопутствующих проблем,  когда занимаешься одной. Всем филантропам я бы советовала от теории перейти к практике, лично я стараюсь рассказывать индивидуальные и уникальные истории, а не прятаться за цифрами, которые мы слышим каждый день — вроде того, что полуторамиллионам детей нужна еда.