Долорес О'Риордан: «Я не только Долорес из The Cranberries»

Фото Getty Images
Вокалистка The Cranberries об оторванности от собственной жизни, католическом воспитании и Depeche Mode

15 января умерла солистка ирландской рок-группы The Cranberries Долорес О’Риордан. На счету Долорес — семь альбомов в составе The Cranberries и две сольные пластинки. В 1999 году после перерыва в карьере группа выпустила альбом Bury the Hatchet, о котором в том же году О’Риордан поговорила с контрибьютором Forbes Стивом Балтином. Forbes Life публикует это интервью.

«Мы перестали быть собой»

Чем больше мы уходили в работу, тем больше мы лишались собственных жизней. Мы перестали быть собой и стали только лишь The Cranberries. У нас не было дома, куда можно было бы вернуться, мы махнули рукой на супругов, мы были музыкальной группой, но не более того. Нам был необходим перерыв.

«Мы были оторваны от жизни»

За несколько лет нашего концертного тура умерло очень много людей вокруг, и стало понятно, что мы оторваны от жизни. Я так и не смогла пережить смерть своего деда. Тогда же умер Бенни Картер, который помог нам заключить договор со звукозаписывающей компанией. А мы даже не попали на его похороны — у нас был очередной концерт. Еще маленькая девочка Синди Редмонд, которая выступала с нами. Мы стали близкими друзьями, но она умерла от кистозного фиброза. Близкие люди умирали, а у нас не было времени на то, чтобы хотя бы осознать это.

«Все это — большая игра»

Когда ты сидишь в собственном доме и наблюдаешь по телевизору за жизнью знаменитостей, то начинаешь вновь чувствовать себя нормальным. После перерыва в работе мне вновь удалось вспомнить, что я обычный человек, а не только Долорес из The Cranberries. И я поняла, что все это — большая игра. Я пишу песни, и мне это нравится. Но я все тот же человек вне зависимости от того, как меня воспринимают окружающие. Можно запереться в студии и записывать песни, но ничего не мешает, выйдя из нее, вновь почувствовать себя обычным человеком и встретиться с друзьями. Теперь мне плевать на славу. Можно попасть в большую опасность, если относиться к своей публичной жизни слишком серьезно.

«Мой пра-пра-прадедушка жил здесь 300 лет назад»

Я не собираюсь переезжать (из Ирландии — FL). Здесь мои братья и сестры, мои мать и отец, деды и прадеды. Все мои предки жили здесь. Я могу войти в дом и сказать: «Мой прапрапрадедушка жил здесь 300 лет назад». Было бы глупо покинуть эту страну, потому что тогда я лишила бы сына его корней.

«У меня было прекрасное детство»

Нас было семеро детей (еще двое, к несчастью, умерли), и все мы жили в одном большом доме с двумя спальнями и кухней. Когда мне было семь лет, дом сгорел, но я всегда буду помнить, как счастливы мы были. Каждое утро нас ждала чистая одежда для школы, днем мы все вместе обедали, а ночью ложились в теплые постели. У меня было традиционное ирландское воспитание — каждый день по полчаса мы молились Деве Марии, стоя на коленях. Но это было прекрасно. Никому из нашей семьи не свойственна тяга к материальным ценностям. Родители показали нам, что такое духовная жизнь.

«Кажется, я пою с пяти лет»

Со временем взрослые начали брать меня с собой в паб, где я грызла чипсы, запивала их лимонадом и что-то напевала. Оказалось, людям нравилось, как я пою. Многие посетители спрашивали: «А здесь ли маленькая О’Риордан и споет ли она для нас?» Меня часто просили исполнить что-нибудь в стиле кантри. В девять-десять лет я перепела много песен Долли Партон.

«Я никогда не собирала музыкальные записи»

Я была одной из тех людей, которые знают все любимые песни наизусть, но понятия не имеют, кто их исполняет. Мне нравилась музыка, но мне были безразличны отдельные группы или исполнители. Хотя, когда я была подростком, мне нравились The Smith’s, The Cure и Depeche Mode. Они казались бунтарями, их музыка была во многом странной и отличалась от большинства из того, что я слышала. Да и внешне они были очень привлекательны.

«Мы никого не станем целовать в зад»

Я думаю, каждый, кто хоть что-то знает о The Cranberries, подтвердит, что мы выпускаем альбомы не для того, чтобы заработать. Я не пишу песни, чтобы когда-нибудь услышать их по радио. Поклонники ценят нас за честность. Мы никого не станем целовать в зад. Это же так скучно.

Новости партнеров