Чему японцы на самом деле учат детей?

Софья Капалина Forbes Contributor
Фото LAF / Vostok Photo
Forbes Life выяснил у экспатов, к чему надо готовиться человеку, который едет учиться и работать в Японию.

В 2018 году впервые в своей истории Япония приняла законодательные меры по привлечению в страну иностранной рабочей силы. На 2020 год запланирована реформа высшего образования, чтобы сделать японские вузы более доступными для иностранцев.

Лозунг Хрущева «Догнать и перегнать Америку» японцы выдвинули больше ста пятидесяти лет назад, когда закрытая до этого страна начала встраиваться в систему международных отношений и перенимать западные технологии. К сегодняшнему дню Япония занимает пятое место в мире по уровню жизни в рейтинге US News & World Report, а японская экономика — третья в мире после американской и китайской.

Летом 2018 года хронический дефицит низкоквалифицированной рабочей силы заставил власти Японии пересмотреть миграционную политику. К критической ситуации привели отрицательные демографические показатели (в 2017 году в стране родилось всего 946 060 детей — это самая низкая цифра с 1899 года) и перенасыщение рынка высококвалифицированными кадрами.

Правительство объявило, что создаст специальный визовый режим, чтобы привлечь к 2025 году более полумиллиона неквалифицированных иностранных рабочих в сельское хозяйство, строительство, судостроение, в больницы и гостиницы. По специальной визе мигранта можно будет работать в стране не более пяти лет без семьи.

Высококвалифицированных специалистов креативных профессий (креативность в стране ценится) из западноевропейских стран встречают гостеприимно.

Тем более что сейчас иностранцы составляют всего 2% населения Японии. Поговорив с экспатами, Forbes Life выяснил, что нужно знать и уметь, чтобы найти работу в Японии и комфортно себя чувствовать в этой стране.

Сейчас более половины студентов-иностранцев учатся в Японии с прицелом на дальнейшее трудоустройство и эмиграцию.

Как устроена школа

Японская система образования — это длинная дорога, на которую японские дети выходят едва ли не с рождения. Например,

ясли принимают младенцев от трех месяцев на полный день (с 7:30 до 20:00 часов).

Распространенное у нас мнение о том, что японские родители не делают ребенку до пяти лет никаких замечаний, позволяя вытворять буквально все, что в голову взбредет, на самом деле миф, придуманный иностранцами, считает профессор кафедры русского языка и изучения России частного Университета Высшей мудрости Софии Юко Адати.

Shutterstock / Fotodom

Однако русские, живущие в Японии, придерживаются другого мнения. «К детям в Японии относятся с гораздо большим пиететом, чем в России, — уверен Юрий Синалеев, журналист, 16 лет живущий в Токио. — Недавно на моих глазах в центре Токио образовалась пробка. Две школьницы лет десяти заболтались на переходе и не заметили, как зажегся красный. Девочки стояли в центре дороги. Машины с двух сторон покорно ждали, когда подружки договорят. Никакого движения, никаких гудков и матерных проклятий. Девочки разошлись в разные стороны, только когда вновь загорелся зеленый».

Выпускница Института стран Азии и Африки МГУ (ИСАА) Татьяна Наумова (директор компании «Ориентпро») так оценивает отношение японцев к детям: «Достаточно понаблюдать за детьми, например в лаундже JAL, и становится видна разница в воспитании. У японцев, и детей и взрослых, меньше эмоций, больше церемонности. Кажется, они уже рождаются с другим пониманием вещей. Но вот японский малыш устал, капризничает, плачет, улегся на полу. Мама усаживается тут же на пол и тихим ровным голосом его долго-долго уговаривает. Спокойствие и уважение — главные педагогические инструменты японских родителей».

В шесть лет дети идут в школу, где учатся до 18 лет. Обучение трехступенчатое: младшая школа (1–6-й класс), средняя (7–9-й класс) и старшая (10–12-й класс). Начиная со средней школы ученики обязательно носят форму (у каждой школы своя), на головах у младшеклассников специальные шапочки–бейсболки (у первоклассников, например, они всегда желтые, а у второклассников красные). Все учебники бесплатные и обязательно красочно иллюстрированные. В классах по 25–35 человек. Учебный год начинается 1 апреля, как раз когда зацветает сакура. В августе, в самую жару, устраивают каникулы.

В детских садах и школах нет готовой еды в столовых, поэтому разные варианты обедов в контейнерах — «бэнто» — предмет конкуренции мам и гордости их чад. Из нарезанных морковок, помидоров и комочков риса они сооружают львят, мишек, рыбок к восторгу мировой инстаграм-аудитории.

Как и в Корее, в Японии обязательно лишь базовое школьное образование. В старшую школу нужно сдавать вступительные экзамены: английский, математику, японский, естественно-научные предметы и обществознание. Старшие школы разделены по профилям: гуманитарные, физические-инженерные, языковые. К экзаменам готовят в специальных школах дополнительного образования — дзюку, где учат сдавать тесты и писать иероглифы. Обучение стоит $300–400 в месяц. Впрочем, по данным студенческой организации JASSO, некоторые родители умудряются потратить на дополнительное образование своего ребенка-школьника до $7000 в год.

Getty Images

Средняя школа может быть частная и государственная. Частная школа не всегда более престижная и качественная, чем государственная. Как правило, в частных старших школах учатся те, кто не может тянуть сложную программу. Обучение стоит примерно $500 в месяц. При выборе школы амбициозные японские родители действуют как российские: ищут звездных учителей. Если школа в целом не очень престижна, но преподаватель известный, предпочтение почти наверняка отдадут ей.

Ни в частных, ни в государственных школах с первого класса нет уборщиц. За чистоту отвечают ученики.

Совместная уборка класса, спортивные конкурсы, групповые проекты — весь процесс начиная с младшей школы устроен так, чтобы привить привычку к упорному многочасовому коллективному труду.

Дмитрий Малышев, выпускник ИСАА, 20 лет живущий в Японии, проводил занятия в школе на острове. «Деревня Аогашима считалась частью Токио, но добирался я туда, наверное, часов пять. Вначале летел час до острова Хатидзёдзима, потом пересел на вертолет и полтора часа летел на вертолете». Аогашима — остров с действующим вулканом, общей площадью 5,97 кв. км. В 2000 году на острове проживало около двухсот человек: «В начальной и средней школе учились 23 ребенка и было 22 педагога. Получались чуть ли не индивидуальные занятия. Классы малюсенькие. Школа очень уютная, со своей спортплощадкой и столовой. Если дети хотели продолжать обучение в старшей школе, нужно было ехать в Токио на материк».

Хотя старшие школы и необязательны, в них поступают 94% учеников. «Те, у кого образование не выше средней школы, могут рассчитывать только на черновую работу, пойти на стройку или стать санитаром», — говорит Наталья Березовская, основатель русского культурно-образовательного центра «Мир» в Токио. При этом на такой работе зарплаты высокие — санитарка может получать $4000 в месяц при среднем прожиточном минимуме в стране $1800. Минимальная заработная плата в Японии — $9 в час.

Как устроено высшее образование

Еще один ошибочный стереотип: все японские школьники с раннего детства знают, кем хотят быть и куда поступить, и зубрят вступительные тесты с начальной школы. «Ни мой сын-семиклассник, ни его одноклассники еще не задумываются о своем будущем, — говорит Юрий Синалеев. — Что он выберет, тем и будет заниматься». Юко Адати из Университета Софии рассказывает, что родители никак не влияли на ее выбор. «Я решила изучать русский язык, когда впервые услышала русскую поэзию. Я подумала тогда, как это невероятно прекрасно. Выбор научной карьеры тоже не был спланирован заранее. Это получилось само собой: я захотела работать в сфере, связанной с Россией», — вспоминает она.

В феврале по всей стране проходит Сэнта сикэн, японский ЕГЭ, централизованный выпускной экзамен. Он состоит из тестов сразу по нескольким предметам: английскому, японскому, математике, обществознанию. Вступительные экзамены в университеты проходят в январе и марте. Государственные вузы педантично подсчитывают дополнительные баллы, которые ученик набирает за время обучения в школе: победы на олимпиадах, знание нескольких языков, сертификаты дополнительных курсов. Для частных университетов важнее результаты внутренних тестов.

Самые престижные государственные университеты Японии — Киотский и Токийский. Частные — Кэйо, Васэда и основанный иезуитами Университет Высшей мудрости Софии. Конкурс достигает 10 человек на место.

Обучение в бакалавриате в зависимости от типа университета и факультета стоит от $7000, в магистратуре и докторантуре — от $7000 до $12 000 за программу. Дороже всего академический год в Университете Васэда на естественно-научном или технологическом факультете (до $42 000).

Для иностранцев существует несколько стипендиальных программ, но они не компенсируют полностью расходы на обучение и проживание: стипендия правительства Японии (МЕХТ) и стипендии Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий (Monbukagakusho Honors Scholarship) подразумевают ежемесячные выплаты примерно $1200.

Иностранным студентам (со студенческой визой более 6 месяцев) разрешается подрабатывать во время обучения до 28 часов в неделю. Система высшего образования стандартна: четыре года бакалавриата, два — магистратуры, три — докторантуры. «Но немногие остаются в университете заканчивать докторантуру, потому что найти потом исследовательскую или преподавательскую работу в качестве профессора в университете сложно», — говорит Юко Адати из Университета Софии (единственного в Японии, предлагающего такую программу).

Обучение за рубежом выбирает лишь 1% японских абитуриентов, по данным ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития). По данным JASSO, 80% японских студентов выбирают университеты Америки, Австралии, Канады, Великобритании и Новой Зеландии. Это связано с желанием подтянуть английский язык. Часто едут за прикладными профессиями. Москва привлекает балетными школами и школами фигурного катания, США — технологическими специальностями, а Европа (Италия, Франция, Германия) — виноделием и кулинарией. В остальных сферах диплом японского вуза в резюме для японской компании считается предпочтительнее, чем иностранный.

В японский вуз можно поступать с 18 лет. Вундеркиндов не жалуют. Документы принимают только у тех, кто подтверждает, что уже проучился 12 лет в школе.

То есть абитуриенты из России, например, могут поступать на первый курс японского университета после окончания первого курса вуза в своей стране.

По данным JASSO, в 2017 году в Японии всего обучались 267 042 иностранца. Из них 249 242 (93,3%) — выходцы из Азии: большинство из Китая — 107 260 (40,2%) и Вьетнама — 61 671(23,1%), 8669 человек (3,2%) из Европы. Из этого числа в высших учебных заведениях было лишь 3220 иностранных студентов. Большинство — студенты языковых школ, специализированных учебных колледжей. Татьяна Наумова объясняет это так: «В Японию едут в основном за экзотикой, для саморазвития». «В нашем университете студенты-иностранцы — это в основном те, кто приехал по обмену, чтобы выучить язык», — говорит Юко Адати.

Когда Дмитрий Малышев оканчивал магистратуру Университета Хитоцубаси в 2000 году, в японских вузах учились 999 иностранных студентов. Самое сильное впечатление на Дмитрия произвели семинары: «Студент, делавший доклад, представлял его на суд присутствующих. Обсуждение было таким жарким, что часто высказывали довольно нелицеприятные вещи».

В 2020 году японское правительство планирует провести реформу системы образования и сделать высшее образование более ориентированным на изучение английского для привлечения иностранных студентов и развитие программ обмена с вузами англоговорящих стран.

Как искать работу новичкам

Сезон поиска работы у студентов начинается еще на третьем курсе бакалавриата и длится с марта по август. К последнему месяцу университета студенты знают, где будут работать.

«Костюм новобранца» для собеседования у девушек выглядит так: белая рубашка, черный жакет, юбка до колена и черные балетки. Юноше позволяется надеть кожаную куртку с белой рубашкой и черными брюками.

Выпускник экономического факультета Дмитрий Малышев попробовал себя в Японии в IT-сфере: «Я искал работу в ноябре-декабре. Это был не сезон, в тот момент крупные компании уже закончили отбор претендентов. Я подавал документы на общих основаниях, сдавал вступительные экзамены в компанию (знание японского, базовые знания математики, задачи на логику и тесты), в среднем по два собеседования: первое с будущим начальником, а затем с руководством компании. Но я слышал истории про претендентов, которые проходили по шесть-семь собеседований, например в Goldman Sachs, на восьмом их рубили, и они шли искать другую компанию».

REUTERS

Когда студента принимают на работу, ему присылают только официальное письмо с уведомлением «найтей», где лаконично сообщают: «Наша компания, рассмотрев вашу кандидатуру, имеет честь пригласить вас на работу. О вашем согласии или несогласии сообщите до такого-то числа».

«Вуз имеет значение, но на собеседовании больше смотрят на человеческие качества, чем на диплом. Важно, чтобы работник был добрый, обаятельный, послушный, — объясняет Наталья Березовская. — Если не взяли на работу, директор, возможно, ищет другой типаж».

Крупные японские компании приглашают на работу иностранцев, особенно популярны инженеры и IT-специалисты. Японское отделение Amazon, производители программного обеспечения Indeed, NTT Data, Fujitsu, корпорации Toyota, Sony, Kubota, Komatsu нанимают специалистов на контрактной основе. Зарплаты опытных инженеров в Токио начинаются с $5000–6000, можно с комфортом жить с семьей. Научным работникам, приезжающим по приглашениям в университеты, здесь тоже рады. Зарплата ассистента профессора достигает $4500–5000, профессора — $22 000.

Компании обязательно устраивают стажировки, где учат новых сотрудников бизнес-манерам и деловому этикету. «В моем случае «бизнес-курс молодого бойца» был довольно коротким. Что-то в районе недели, — рассказывает Дмитрий Малышев. — В здании банка в соседнем городе проводились курсы делового этикета одновременно для нескольких десятков компаний: в огромном зале сидели люди самых разных профессий. К нам вышел бодрый старичок бизнес-консультант и принялся рассказывать про основные моменты, связанные с общением с клиентами, с рекламациями, про разговоры по телефону, который принято вести со всеми церемониями, про отношение к работе. Навсегда запомнил фразу: «Когда вы были студентами, вы могли сделать задание на 99% и получить зачет. В компании, если вы выполнили задание на 99%, считайте, вы ничего не сделали».

Система «правильного поведения» в бизнесе выстраивалась японцами десятилетиями. Новичкам остается только заучивать наизусть бизнес-формы, чтобы использовать в переписке и устном деловом общении.

«По-моему, это идеальные правила для любого рода деятельности, когда люди работают в коллективе и хотят сообща что-то сделать. Да, есть свои минусы, например нельзя активно проявлять инициативу, все решения нужно проводить в группе», — говорит Наталья Березовская. Например, в одной из компаний, где работал Дмитрий Малышев, каждое утро начиналось с планерки, где каждый человек должен был зачитать один из 12 базовых принципов этой компании и рассказать, как именно он будет строить по нему сегодня свой рабочий день.

Скромность украшает человека — в Японии это не просто пословица. Например, если хвалят твой замечательный японский, нужно сказать кодовую фразу в ответ: «Это благодаря моей «тени» — тому, кто меня научил». Иначе не поймут.

Как работать по-японски

Япония — страна трудоголиков. Уровень безработицы с января по март 2018 года колебался в значениях 3,2–3,3% (в России показатель 5,2%). Японцы живут работой — бизнес и жизнь у них неразрывно связаны.

«Когда мы сдавали проект, то сидели на работе всю ночь. Я уходил утром. И через несколько часов возвращался», — рассказывает Ваня Скибневский о своей практике в архитектурном бюро.

Рабочий день до 10–11 часов вечера — это норма, а не исключение.

Наталья Березовская объясняет это системой образования, которая с раннего детства развивает в человеке трудолюбие и приверженность к коллективизму. Все важные управленческие решения принимаются в коллективе менеджеров. Японский начальник — это тот, кто что-то очень хорошо умеет делать, или тот, кто создал собственный бизнес. «Если ты открыл свою компанию в Японии, подчиненные будут смотреть на тебя как на бога. Для них ты отец родной, и они готовы в лепешку расшибиться, чтобы твоя компания жила. Потому что от этого зависит их зарплата. Тут не каждый сам по себе, все зависят друг от друга», — рассказывает Наталья Березовская.

«Когда я только приехал, сразу подскочил к главе бюро Исигами и начал обсуждать с ним проект с Политехническим музеем. Ко мне подходили сотрудники бюро и спрашивали, правда ли, что я только что общался с самим Исигами, и что он мне говорил», — рассказывает Ваня Скибневский.

Как открыть свой бизнес в Японии

Действия по правилам и усердная работа вознаграждаются сполна японским обществом. Согласно отчету Всемирного банка, Япония занимает 34-е место в рейтинге стран, где легче всего открыть собственный бизнес (35-е место у России, 33-е у Швейцарии, на первом — Новая Зеландия). Оформление занимает 12 дней и состоит из девяти этапов. Информационная система для бизнесменов прекрасно налажена — в стране более 300 центров консультационной поддержки. Вся нужная информация для предпринимателей есть в базе данных Организации малого, среднего бизнеса и инноваций Японии.

Основной бизнес в стране — малый и средний в сфере обслуживания. Согласно отчету Агентства малого и среднего предпринимательства Министерства экономики Японии, в 2017 году доля малого и среднего бизнеса в стране достигала 99,7%. Именно малый и средний бизнес обеспечивает наибольшее количество рабочих мест в стране, в нем заняты примерно 80% общего числа работающего населения. Крупные корпорации составляют лишь 0,3% компаний и в основном базируются в мегаполисах. Признанные центры бизнеса — Токио и Осака. «Самое сложное — найти клиентов, но если есть наработки в этом плане, то все срастается», — говорит Дмитрий Малышев, владевший с 2009 по 2017 год собственной компанией по разработке корпоративных бизнес-приложений.

В Японии без японского

В 2015 году после третьего курса МАРХИ Скибневский задался целью попасть на практику в зарубежную компанию. «Я составил портфолио из своих студенческих работ и стал его рассылать. Конечно, прежде всего я думал о Европе, там много интересных бюро. И наудачу подал в Японию, в бюро Дзюнья Исигами (junya.ishigami+associates). Я разослал примерно 20 писем, а ответили мне только японцы». Бюро Исигами выиграло в 2011 году конкурс по реконструкции Политехнического музея и Лубянской площади в Москве. По проекту под музеем будет вырыта огромная яма, которая превратится в зеленую зону, где смогут гулять горожане. Следующие пять лет российское бюро Wowhaus адаптировало проект к московским реалиям, сейчас идет стройка.

REUTERS

Офис junya.ishigami+associates расположен в центре Токио, в квартале Роппонги. В подвале без окон с белыми стенами (по слухам, в соседнем доме когда-то жили якудза) почти круглосуточно трудятся около 30 человек, из них только 10 японцев. В бюро работают русские, китайцы, французы, американцы, индийцы, бельгийцы. От иностранцев не требуют знания японского, рабочий язык в бюро — английский. Задача стажеров (их здесь не меньше десятка) — помогать архитекторам. «Мне повезло, я многое попробовал. Резал бумажных двухмиллиметровых человечков и делал структурные элементы один к одному. Другие ребята скотчем клеили на крыше дома макет», — вспоминает Ваня. В конце сентября нескольких волонтеров отправили на локацию. «Требовалось обойти, сфотографировать и снять размеры буквально всех деревьев. А это лес. Но мы справились за один день. Эти деревья планировали пересадить на другое место», — говорит он.

«Стажировка в Японии раскрепостила меня и помогла понять: мир доступнее, чем кажется, а архитектура не заканчивается в России. Она бывает разная. Хотя в России половина проектов Исигами неосуществимы, но мне они очень близки», — рассказывает Ваня Скибневский.

Японский язык

Окно в Японию для иностранца – языковая школа. Считается, что если европеец не начал учить японский до 9 лет, то овладеть им полноценно уже не сможет: около 50 000 иероглифов, высокий и низкий стили, несколько вариантов прочтения. В японской азбуке, «хирогане», 46 основных знаков и сто сочетаний. Сами японцы не всегда знают свой язык в совершенстве: биолог скорее всего не сможет понять значение иероглифов в физике, и наоборот. Плюс в разных частях страны разное произношение.

Без базового знания японского иностранца не возьмут ни в университет, ни на офисную работу. Нужен сертификат о сдаче языкового экзамена на уровень не ниже 2-го. Топовые вузы и компании требуют 1-й уровень «Нихонго норёку сикэн» для работы и «Нихон рюгаку сикэн» для поступления в университет. Сейчас самый популярный учебник для иностранцев — «Минна но Нихонго», в котором собраны основные формы, необходимые для работы в компаниях: вежливые, простые и скромные. Стоимость годового обучения в языковой школе и на курсах при частном университете варьируется от $6800 до $8700.

Чтобы овладеть уверенным разговорным и письменным, взрослому человеку требуется минимум пять лет. Выучить японский без стажировки в Японии не получится. Как правило, у студентов, которые, например, пять лет учили язык в России, в Токио коммуникационные проблемы возникают уже на стадии покупки овощей в магазине.

Как и IT-технологии, и архитектура, японская модельная индустрия с удовольствием принимает не говорящих по-японски сотрудников.

С моделями говорят на английском, а для удобства к ним прикрепляют менеджера-японца. Но, чтобы угодить стандартам красоты японской модной индустрии, модели-иностранцы должны обладать кавайной, то есть милой по японским понятиям внешностью: с маленьким личиком, аккуратным маленьким носом, большими голубыми глазами, с ямочкой на подбородке, розовыми щечками, очень светлой кожей, желательно с голубоватым отливом, светлыми волосами оттенка пепельный блондин.

«Этот японский идеал красоты смахивает на аниме», — рассказывает Юлия Бибикова, работавшая моделью. Впервые Юлия приехала в Японию в 2009 году, ей было 19 лет. Моделью она согласилась работать ради Японии, так хотелось посмотреть страну. Карьера модели у Юлии удалась. Она работала с токийским агентством Cinq Deux Un (из топ-5 крупнейших японских модельных агентств).

«В Японии для модели типаж и характер гораздо важнее, чем рост. Например, можно быть успешной и с ростом 170 см, — рассказывает Юлия Бибикова. — Талия должна быть не больше 60 см, а бедра не больше 90 см — размеры верхней части тела обычно не регулируется».

В Японии не принят фотошоп: если на лице у модели маленький прыщик, он будет и на фото в каталоге. Такого, чтобы на фотографии продукт выглядит не так, как в жизни, не может быть, иначе потеряешь лицо. А честность и репутация много значат в Японии.

Getty Images

Юлия была уверена, что манекенщицы из России будут очень востребованы в Японии. Через год работы моделью в токийском агентстве Юлия переехала в Осаку и в 2011 году стала букером (специалистом по поиску новых моделей). «Тот факт, что в Японии на кастинг приходят 50 моделей, а в Италии, например, 500, навела меня на мысль, что в Азии все не так хорошо с имиджем, — говорит она. — В Китае съемка стоит гораздо дешевле, и это каталог в 150 платьев за день. Это 10 смен макияжа и прически. Рабочий день — 6–8 часов. Это очень тяжело, и ты не отдыхаешь. В Японии cъемка для каталога — не больше 12 платьев, никто никуда не торопится. Плюс абсолютная безопасность в городах, вежливость, уважение и честность в работе».

Работая в Японии, Юлия окончила университет в Москве. В 2013-м она вернулась в Россию. «Мне интересна профессия пиарщика, а в японский пиар меня никто бы не пустил», — говорит она. Чтобы избежать соблазна вновь уехать моделью в Японию, Юлия сделала татуировку: «Модель с татуировкой там никто не возьмет на съемку. Считается, что у нее нечистая кожа».

Кавайная красота

За съемку в японском журнале модели платят от $800 до $1200, для каталога — от $1000 до $1500, для рекламной кампании — $1500–3000. За участие в показе платят от $1000 до $1500 в день. В Европе за средний показ платят $100–200 в день (не считая именитых домов), за съемку в журнале — $100–300.

Новости партнеров