4 незабываемых автомаршрута на майские праздники | Forbes.ru
$59.08
69.4
ММВБ2137.96
BRENT63.73
RTS1140.23
GOLD1241.97

4 незабываемых автомаршрута на майские праздники

читайте также
Не упустить ни капли: как собрать стоящую коллекцию вин +1310 просмотров за сутки7 принципов идеального текста: уроки известных писателей +15072 просмотров за суткиВозьми печеньку: чем удивит Android 8.0 Oreo +8896 просмотров за суткиОсобый подозреваемый. Генпрокурор Чайка хочет забрать дело миллиардера Керимова +1463 просмотров за суткиПраво руля: в чем кроется успех японского автопрома +3885 просмотров за суткиВ сторону сванов: ваш новый маршрут по Грузии +4308 просмотров за суткиОдна вокруг света: как не погибнуть во время мятежа, найти русских на окраине континента и почему знание иностранного языка не спасает +419 просмотров за суткиЗажгли звезды: 17 ресторанов Бангкока вошли в гид Michelin +213 просмотров за суткиПолет мечты. Первый, Второй и другие законы шампанского маркетинга +57 просмотров за суткиКак силой мысли управлять автомобилем и строить из шелухи гречихи +1296 просмотров за суткиКак самый популярный блогер YouTube зарабатывает на расистских видео +216 просмотров за суткиДо мировой премьеры балета «Нуреев» осталось несколько часов: какую цену платит Большой? +40 просмотров за суткиСтивен Дюкар, экс-директор музея Tate Britain: «Я знаю, как собрать £7 млн на искусство» +483 просмотров за суткиПро секс и про теннис. Фильм недели: «Битва полов» +79 просмотров за суткиНеделя потребления: день рождения фонда «Артист», ужин Blancpain и черный квадрат Piquadro +81363 просмотров за суткиДоступ открыт: 7 безвизовых стран, о которых вы никогда не слышали +577 просмотров за суткиВаше сиятельство: лучшие новогодние елки — 2017 +7422 просмотров за суткиСамые высокооплачиваемые блогеры YouTube — 2017. Рейтинг Forbes +1075 просмотров за суткиРазговоры ни о чем. Деловые встречи в России удивляют европейцев +425 просмотров за суткиПродает и показывает Владивосток: современное искусство с молотка, недорого +2766 просмотров за суткиСамые высокооплачиваемые музыканты в мире — 2017. Рейтинг Forbes
ForbesLife #ForbesLife 30.04.2013 11:55

4 незабываемых автомаршрута на майские праздники

Куда можно поехать на машине на майские праздники?

Марема в западной части Тосканы - это природоохранная область площадью 500 кв. км, выходящая к морю. Пляжи, скалы, зеленые островки, фермы с самой здоровой и вкусной едой и прекрасное вино - счастье, словом

Маршрут: от Рима до Флоренции

Давайте сразу сделаем все, как не принято. Прилетим во Фьюмичино, возьмем машину, остановимся в Риме в отеле Eden прямо над Испанской лестницей, погуляем где положено (пьяцца Навона, фонтан Треви, Пантеон), напокупаем шмоточек, вскарабкаемся по ступенькам к отелю, ввалимся, запыхавшись, словим уважительный взгляд консьержа и скажем: «Закажите, пожалуйста, столик в ресторане Mani in Pasta. Или в Da Enzo. Порывшись в интернете, консьерж наморщивает лоб. У него когнитивный диссонанс. «Мани ин паста» и Da Enzo — в Трастевере. Постояльцы отеля Eden не едят в Трастевере. А гурманы из Трастевере не живут в отеле Eden. В Риме вообще так: либо живешь в хорошем отеле и тогда грызешь муляжи еды, предназначенные для богатых туристов, либо ешь нечеловеческую вкусноту, но живешь в клоповнике. Давайте обманем туриндустрию. И наутро в путь.

 

Маршрут: от Сиднея до Байрон-Бея, 2000 км на машине вдоль Тихоокеанского побережья Австралии

 

Курортный Лех хорош и вне лыжного сезона

 

Маршрут: от Мюнхена до Леха, автопробег с детьми по Баварии и Тиролю.

 

«Романтическая дорога» — самый популярный маршрут Германии, проходит почти через всю Баварию с севера на юг. Прохождение пути в штатном режиме займет около недели. В компании с детьми расчетное время, как и количество вещей в багаже, неизменно умножается на два. Поэтому логично разбить этот маршрут на части, стартовав от Мюнхена и, если останется время, захватить австрийский Тироль.

Первая ловушка на 20-м км от столицы Баварии — озеро Штарнбергер. Не просто крупнейший местный водоем, но и бальнеологический курорт со своей историей и амбициями. Здесь и королевский замок с монастырями, и лучшие отели, и виллы аристократии с пристанями для яхт (для них, кстати, здесь придуманы разводные деревянные мосты), и водные парки, и даже свои прогулочные теплоходы.

 

Самое интересное во время автопутешествия - отклоняться от маршрута и сворачивать в городки по дороге. Например, в Вимутьер, где сохранилась неоготическая церковь Нотр-Дам, музей камамбераи немецкий танк «Тигр» времен Второй мировой войны

 

Маршрут: от Парижа до Алтантики, путешествие по замкам, сидрериям, сыроварням и пляжам Нормандии.

Дорога на cевер долгое время будет ровной. Красота, то есть холмы, начнется примерно там, где сходятся Тоскана, Умбрия и Лацио. Одновременно с холмами начнутся главные развлечения центральной Италии — воды, дичь, трюфели, вино из лозы «cан-джовезе» и руками лепленные макароны, которые чем неказистее, тем вкуснее.

 

В Сан-Кашиано-дей-Баньи в отеле Fonteverde вам еще будут предлагать научную диету и рассказывать про целебный планктон, живущий в местной термальной воде и способствующий влечению к людям противоположного пола. В Сатурнии вам уже ничего не будут объяснять про термальные воды, там просто будут термальные воды. Сатурния — в тосканской Маремме, там люди всегда всем довольны и даже забудут упомянуть, что у маленького ресторанчика на единственной площади крохотного городка — мишленовская звезда. Берегите только серебряные предметы: они посинеют в воде. И купите варенье из острого перца — не пожалеете.

Вам, конечно, захочется во Флоренцию. Понимаю. Это самый прекрасный город на земле, в котором тем не менее совершенно нельзя жить. Вы знаете хорошие отели во Флоренции? Я знаю один, но не назову вам: отель крохотный, вы поедете туда и займете все номера. Зато я скажу вам, где ужинать: Osteria delle Belle Donne на одноименной улице, Osteria de'Benci у Санта-Кроче, «Трамвай» на площади Торквато Тассо. В Il Latini не ходите — это не трактир, а бессовестный аттракцион для туристов, чьи вкусовые рецепторы сожжены соусом «табаско».

По Флоренции следует гулять, а жить — за городом, как и поступали всегда толковые флорентинцы. В отеле Villa la Massa на юге по течению Арно или в Il Salviatino на севере на холме, куда бежали от чумы герои «Декамерона». 

La Massa — это домики на берегу реки, сидишь, смотришь на воду, а по ту сторону — кипарисы и полуразрушенный амбар. Оказывается, можно вписаться в пейзаж с картины Возрождения.

А Il Salviatino — это вообще не отель. Это дом на холме посреди пиниевой рощи. Там нет стойки ресепшен, дверь открывает слуга и проводит в комнату, как будто вы приехали погостить к друзьям. А если ночью захочется лимончелло, то можно, конечно, позвонить из номера, но лучше отправляйтесь бродить по дому, открывая шкафы: слуга материализуется из воздуха, поведет в темную буфетную, зажжет свет и нальет вам рюмочку.

Кстати, в обоих местах очень хорошо кормят, а в La Massa повар еще и пускает на кухню и позволяет готовить вместе с ним, если угодно. 

Главное, к чему приучает житье за городом, так это к движению по холмам. Поднимаетесь ли вы в Il Salviatino по оливковой роще, спускаетесь ли в La Massa  вдоль прогрызенных рекою холмов, рано или поздно вы научаетесь чувствовать это — неспешное движение, повороты, скалы, пинии, виноградники… Вы внутри того, что вот уж 500 лет как признано безусловной красотой. Вы внутри картины, которую просто не успел написать Леонардо да Винчи.

Поймав это ощущение, можно уже кататься по тосканским холмам без всякой цели или забив в навигатор условную цель. (Осторожнее, кстати, с навигаторами, они иногда сходят с ума в этих холмах — ведут в пропасть.) Можно, например, поехать в Монтальчино посмотреть великолепные подвалы Banfi или трогательно обветшалые подвалы Fuligni. Можно завернуть в городок Аббадия-Сан-Сальваторе и посетить церковь. Ничем не примечательная церквушка? Зайдите внутрь. Под ничем не примечательной церквушкой — другая церковь, подземная, катакомбная, построенная тогда, когда христиане рисовали еще на стене рыбу и отправлялись на обед львам.

В Сиену ли, в Орвието, главное — движение. Можно просто лечь в траву и следить за полетом коршуна или за тем, как сокол ловит ласточку, — головокружительные виражи. Главное — движение. Не расшибитесь только о дикого кабана. Не сбейте косулю — они такие красивые. И не раздавите дикобраза, доверчиво марширующего по обочине дороги.

Прицепить на крышу старого японского внедорожника серферские доски и рано утром, на рассвете, выехать из Сиднея по Paсific Highway строго на север. Вбить в навигатор конечную точку: Byron Bay, некогда глухую рыбацкую деревеньку, которая в 70-х годах XX века стала столицей австралийских хиппи и этим прославилась. Отключить звук навигатора— потому что сбиться с пути невозможно, а дети могут еще поспать в машине. Устав от дороги, сворачивать к океану. Купаться, серфить, просто валяться на песке на первых попавшихся пляжах, которые все разные, и при этом каждый претендует на звание самого идеального пляжа в мире, просто потому что восточное побережье Австралии — это один сплошной огромный пляж, растянувшийся на тысячи километров. Останавливаться на ночлег в придорожных мотелях, жарить стейки и бургеры на общественных барбекю, перед сном выпивать почти залпом бутылку ледяного Sauvignon Blanc, а наутро просыпаться с рассветом, надевать высохшие за ночь плавки, и ехать дальше, оставив ключи в двери номера, потому что парень на ресепшен в майке AC/DC еще крепко спит.

Я готов поспорить на что хотите: у каждого взрослого сиднейца есть своя история про путешествие на машине из Сиднея в Байрон-Бей и обратно. Потому что это просто идеальный маршрут, идеальнее не бывает. Он подходит всем. Студентам-серферам, которые берут в аренду микроавтобусы сине-зеленого цвета, в них же готовят еду на встроенной кухне и в них же спят. Компаниям холостяков-байкеров, «харлеи» которых будут обгонять вас всю дорогу. Влюбленным молодым парам, что только познакомились и решили спонтанно сбежать из Сиднея на неделю, ничего толком не успев забронировать. Классической австралийской семье с тремя детьми, арендовавшей дом на колесах. Состоятельной пожилой паре, он — в белых шортах, она — в белых брюках, он за рулем старого «ягуара», а у нее из украшений только одно кольцо с бриллиантом, но зато с каким. Все эти типажи — классические персонажи главного австралийского road movie. С ними постоянно встречаешься на Pacific Highway, а на обратном пути уже начинаешь здороваться на бензоколонках. 

 

Мы переехали из Москвы в Сидней чуть больше года назад и за это время услышали столько историй про Байрон-Бей, что не поехать туда в первый же отпуск было бы абсолютной глупостью. Минимум планирования, произвольный маршрут, и лишь два забронированных мотеля по пути, чтобы не пришлось ночевать в машине. Один — на пути туда, в городке Порт-Маквайер, второй — по дороге обратно, в местечке Фостер. Оба городка были выбраны по принципу «ткнуть пальцем в карту Гугл», и в итоге оба оказались потрясающе красивыми. Собрались в отпуск мы спонтанно, и в самом Байрон-Бее забронировать что-либо стоящее за нормальные деньги нам уже не удалось, в итоге мы поселились в нескольких километрах от берега в тропическом лесу, сняв роскошное бунгало в три раза дешевле самых обычных гостиничных номеров на берегу.

Смысл и идея путешествия — не гнать на всех парах, а сворачивать к океану наугад. Везде — километры чистого ярко-желтого песка и ни одного осколка, пластикового стаканчика или окурка. Пляжи мы выбирали просто по красоте названий: Анна-Бей, Блюз-Бич, Бумеранг-Бич, Элизабет-Бич, Грантс-Бич, продолжать можно до бесконечности. Старались купаться и серфить там, где есть спасатели: течения здесь бывают очень сильные. Особая прелесть в том, что каждые 100 км на север вода становится теплее. В самом Байрон-Бее понимаешь, что тут можно серфить без гидрокостюма и не вылезать из океана часами.

Другая причина, по которой не стоит торопиться, — это сама дорога. Хоть Pacific Highway и считается одним из основных австралийских шоссе, назвать его хайвеем можно с натяжкой. Примерно половина пути — это просто две колеи по одной в каждую сторону, нечто вроде нашего Можайского шоссе. Судьба этой дороги — отдельный политико-экономический триллер. Несколько десятилетий федеральное правительство и правительства двух штатов, по территории которых проходит шоссе (Новый Южный Уэльс и Квинсленд), не могли договориться, из какого бюджета должно финансироваться расширение дороги. Ситуация резко изменилась только после того, как в 1989 году с разницей в несколько месяцев здесь произошли две самые крупные автомобильные аварии за всю историю Австралии. С тех пор дорога активно расширяется, но в полноценное шоссе Pacific Highway превратится только к 2017 году. А пока через каждые несколько километров социальная реклама напоминает: «Stop. Revive. Survive» или: «Don’t Die for a Deadline», предлагая свернуть с дороги в специальные зоны отдыха, где есть кофе, душ, туалет и можно припарковаться и поспать в машине. Для тех, кто подумывает выехать на встречную полосу, чтобы обогнать еле ползущий грузовик, висят знаки, что через 1–2 км появится полоса для обгона. А если пропустил свой съезд, каждые 2–3 км есть возможность развернуться. Иными словами, Pacific Highway — не для высоких скоростей, а скорее для ленивой спокойной езды, частых остановок на океане и глазения по сторонам.

Мы объездили Байрон-Бей и окрестности, заехали в Голд-Кост — соседний пляжный район в штате Квинсленд, изучили, наверное, десятую часть всех пляжей на нашем пути, и следующее автопутешествие по Австралии спланировалось само собой. Выкроить не одну, а две недели и уехать на этот раз еще дальше на север, в сторону города Кернс, к Большому Барьерному рифу, кораллам, сотням маленьких островов и разноцветным рыбам. А потом можно и до Дарвина рвануть, к крокодилам, на которых охотился Данди. Только это уже история на месяц, если не больше. 

Публика разношерстная — мускулистые пенсионеры-байдарочники из Мюнхена, светские дамы с карманными собачками, респектабельные клиенты медицинских центров и выносливые скандинавские студенты, запросто отмахивающие по 55 км вокруг озера. Вся набережная главного озерного города Штарнберга усыпана кафе и ресторанами, главная гастрономическая гордость — форель Salvelinus, она же голец.

Недалеко старинный городок Этталь с одноименным монастырем и открыточная деревня Обераммергау, привлекающая ежегодно около 2 млн туристов своими расписными фасадами. Главная эттальская знаменитость — предприимчивые монахи-бенедиктинцы, открывшие свою школу, ресторан, пивоварню, сыроварню и даже успевающие делать свой ликер — Ettaler Klosterlikor.

После изучения монастырского храма в стиле барокко — визит в лавку сыроваров. Пока взрослые приобщаются к миру мясных и молочных специалитетов, дети играют на детской площадке под присмотром коров, пасущихся на соседнем лугу.

Далее — сказочный замок Людовика Баварского, самый знаменитый не только в Баварии, но и во всей Германии. Дорогу к нему перегородит Линдерхоф. Эта сверкающая золотом и зеркалами игрушка из коллекции Людовика II — пронзительная история большого королевского одиночества. В центре этой роскоши, на портретах и вензелях — образ французского короля Людовика XIV, перед которым венценосный немецкий мечтатель искренне преклонялся.

Дворец небольшой, вокруг — огромный парк с террасами, фонтанами, беседками и гротами, в одном из них ставились сцены из опер Вагнера с цветомузыкой и прочими невероятными для того времени спецэффектами. Кстати, это единственный дворец, достроенный при жизни Людовика II. Маленький бонус для детей: фонтан перед замком каждый час выпускает струю высотой 32 м.

Остановка и отдых в городке Фюссен на берегу озера Форгензее. Из лучшего местного отеля Hirsch с ухоженным садом удобнее всего совершить десант в сторону двух главных баварских замков: недостроенного, но от этого не менее притягательного Нойшванштайна мечтателя и сумасброда Людовика II и его ближайшего оппонента Хоэншвангау, построенного отцом «сказочного короля». Замки стоят того, чтобы потратить на них весь день (половину которого может занять очередь за билетами, поэтому лучше бронировать посещение заранее по интернету).

По дороге на юг не миновать горного озера Планзее, буквально усыпанного скамейками и площадками для отдыха. Разгадка кроется в цвете озерной воды — она невероятного бирюзового оттенка и любоваться ею можно бесконечно. Есть прокат лодок.

Следующий рубеж — условная граница с Австрией. Дороги в австрийском Тироле отличные — такие же, как и в Германии, с удобными площадками для остановки в самых красивых местах, то есть практически через каждые 300 м. К опрятным городкам и деревням добавляются горные цепи со сверкающими вершинами, бурные горные реки и водопады.

Самые выдающиеся места по традиции заняты курортными городами, принимающими гостей круглый год. Лех, стоящий на одноименной реке и сохранивший очарование традиционной альпийской деревни, — один из них и достоин того, чтобы застрять в нем на пару дней. Здесь можно пройти по одному из пеших маршрутов, проложенных в самых живописных местах (карту с обозначениями и временем маршрута дадут в любом отеле), послушать перезвон альпийских коров, полюбоваться окрестностями из кабинки фуникулера, посетить семейный аквапарк, поиграть в гольф и заняться шопингом.

Одно из самых удачных мест пребывания — небольшой семейный Gasthof Post Lech у подножия горы Арльберг с альпийским садом, спа-центром и открытым подогреваемым бассейном. Здесь же расположен гастрономический ресторан Die Post-Stuben, отмеченный звездой Michelin. В меню: седло тирольского оленя с блинчиками из гречневой муки, черным козлобородником под грушевым соусом; лосось на подушке из зеленых бобов и моркови на пару с маринованной мушмулой и другие затейливые блюда высокогорной кухни из продуктов исключительно местного происхождения.

Обратный путь — на выбор. До аэропорта Инсбрука — около 100 км. До Мюнхена около трех часов пути. Но учитывая, что дорога по Германии — автобан с неограниченным скоростным режимом, в хорошую погоду можно запросто почувствовать себя Шумахером, заодно сократив время пути.

Cкоростное шоссе Париж — Руан приведет от кольцевой Периферик вокруг Парижа к Атлантическому побережью Нормандии всего за два с половиной часа, это 200 км. Нормандское побережье Ла-Манша — ближайшее из морских удовольствий для парижан и гостей столицы, поэтому на длинные выходные и каникулы на Руанском шоссе плотный поток машин. Но если по дороге на пляж не спешить, а свернуть с основной трассы, то можно открыть не один, а сразу несколько маршрутов Нормандии. Да, региональные дороги уже, медленнее и проходят через населенные пункты с ограничениями скорости. Зато это исторические маршруты сыра, сидра, средневековых аббатств, импрессионистов и Второй мировой войны. Если смешать их все вместе и запить кальвадосом — это и будет знаменитая нормандская дыра (le trou Normand). По традиции во время долгого плотного обеда между блюдами в Нормандии пьют кальвадос, чтобы горячительный напиток освободил место для новой порции. Наверняка это касается не только еды, но и впечатлений. 

Завтрак на траве

Недаром Нормандию так любили импрессионисты. Северо-западная область Франции славится живописными пейзажами и плодородными долинами, будто созданными для музейных полотен. Почти всю ее территорию разрезает широкая полноводная Сена. Классический нормандский пейзаж — цветущие, все в белом яблоневые или грушевые сады, ярко-желтые спелые пшеничные поля и обязательные коровы нормандской породы и лошади, мирно пасущиеся на сочной зелени. Небо в Нормандии меняется в течение дня по нескольку раз, а вместе с ним и свет. Поэтому любители света и тени импрессионисты искали вдохновение в этих местах. В Живерни, недалеко от Парижа, долго жил с семьей Клод Моне. В знаменитом Руане он встречал рассветы и закаты перед готическим собором. Маршрут по местам импрессионистов обязательно включит еще и средневековый порт, и один из самых красивых городов Нормандии Онфлер, из которого Вильгельм Завоеватель отправлялся на покорение Англии. Спустя почти 10 веков Онфлеру удалось сохранить исторический дух и даже архитектуру: тому свидетельства — деревянная церковь Святой Екатерины, построенная после Столетней войны мастерами верфи и напоминающая корабль. И старая гавань с характерными узкими, в ширину одного помещения, 5- и 6-этажными фахверковыми домами, тесно прижавшимися друг к другу, построенными в 1684 году. В разное время в Онфлере жили учитель Клода Моне Эжен Буден, сам Клод Моне и Жорж Сера. Километрах в пятидесяти от Онфлера на север вдоль побережья расположился еще один старинный рыбацкий поселок, который полюбили Моне и его друзья-импрессионисты, — Этрета. Чтобы туда добраться, придется пересечь Сену по знаменитому мосту Нормандии — одному из самых длинных подвесных мостов в мире. 

 

Этрета расположен на побережье Ла-Манша, его называют Алебастровый берег. Ги де Мопассан жил здесь в молодости, Камиль Коро, Густав Кубер, Клод Моне часто приезжали сюда за головокружительными пейзажами и игрой света. В XIX веке море вошло в моду и богатые парижане построили здесь красивые виллы. Впрочем, со временем у Этреты нашелся гораздо более мощный соперник — Довиль и его скромный старший брат Трувиль. 

Обед на море 

Трувиль и Довиль — уютные курортные городки недалеко от прибрежной трассы, ведущей из Этреты, Гавра и Онфлера на юг. В начале XIX века Трувиль был обычным рыбацким поселком. Здесь в 1826 году отдыхал Александр Дюма (отец), в 1836 году тут поселился подросток по имени Гюстав Флобер. И постепенно парижская знать открыла для себя городок и застроила его домами и виллами. Но еще большую популярность получил буржуазный Довиль, который строили уже специально как курорт. Причем по совету нашей соотечественницы княжны Трубецкой, жены герцога Шарля де Морни, который и взялся за строительство. Теперь Довиль остроумные парижане прозвали 21-м районом Парижа. В 1960-е Клод Лелуш снял в Довиле фильм «Мужчина и женщина». Традиционно сюда приезжают в дорогие отели, на скачки, в казино и на сезон устриц и ради длинных песчаных пляжей с приливами и отливами как по часам. В открытых ресторанах на берегу и центральных улицах у каждого второго посетителя устричные тарелки. Но чтобы наесться до отвала, нужно выбирать, конечно, совсем другие места — в глубине области. 

Сырная закуска

Нормандия — родина знаменитых сыров и не менее известных легко узнаваемых коров. Из их молока получается тягучий камамбер, пряный ливаро, романтичный (в форме сердца) нофшатель. Это большая тройка сыров, но есть еще и Пон-л'Эвек — квадратный пахучий сыр, названный по имени деревни Пон-л'Эвек. Впрочем, все сыры — местные топонимы. В 1791 году, во времена Французской революции, жительница деревни Камамбер помогла скрывавшемуся от преследований монаху, который в благодарность и раскрыл ей секрет приготовления этого ставшего популярным сыра. Но все же самый старый из всех сыров — именно Пон-л'Эвек, его начали изготавливать монахи еще в XII веке, со временем сыром даже расплачивались и оплачивали налоги. Сейчас традиция тщательно охраняется маркировкой AOC. А в самой Пон-л'Эвек, типичной нормандской деревушке с деревянными и каменными домиками, ратушей и большим полем для аттракционов ежегодно в мае проводится гастрономический фестиваль. Сюда стоит заехать, потому что вот уж где в полной мере можно продегустировать все виды сидров и «пуаре» (грушевый сидр), кальвадоса и хлеба.

Ну а дальше автомобиль, пропахший сыром и с полным багажником сидра продолжит путешествие — по зеленым петляющим дорогам Нормандии в южную ее часть, мимо новых ферм, замков, канареечного цвета полей сурепки и яблоневых садов. Впереди аббатство Сен-Мишель на скале, пляжи Омаха и Юно, где произошла высадка союзных войск и началась Нормандская битва, город Кан — столица Нормандии и новые замки, пейзажи и блюда. Аппетит приходит во время езды.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться