Бронзовый чек: как устроена коллекция миллиардера Давида Якобашвили

Forbes
Дарья Маслова Forbes Contributor, Даниил Антонов Forbes Staff
фото Артема Голощапова для Forbes
Посмотреть на часть коллекции будущего частного музея «Собрание» могут посетители выставочного зала «Роснано»

Частный инвестор и меценат Давид Якобашвили представил 14 бронзовых фигур и четыре графические работы из коллекции частного музея «Собрание» в небольшом выставочном зале в здании госкомпании «Роснано». Увидеть кабинетную бронзу, собранную миллиардером, смогут в первую очередь инвесторы в нанотехнологии, шутя отметил хозяин площадки, гендиректор «Роснано» Анатолий Чубайс. Он подарил Якобашвили символ объединения нанотехнологий и искусства — несколько копий графических работ, отпечатанных на нанопринтере.

Экспозиция на 8-м этаже «Роснано» меняется каждый месяц. С Якобашвили, коллекционирующим малую и среднюю пластику в бронзе с 2005 года, куратор выставок на «наноплощадке», владелица Frida Project Foundation Татьяна Фон-Вандербург в последний раз пересеклась на Петербургском экономическом форуме — тогда бизнесмен и пригласил ее посмотреть коллекцию.

Долго уговаривать его выставить работы не пришлось. Сегодня большая часть бронзовых фигур еще не обрела постоянного дома: частный музей Якобашвили «Собрание» строится и будет открыт не ранее, чем через год.

«А пока мой офис превратился в склад временного хранения», — рассказывал во время экскурсии Якобашвили.

Проектом музея «Собрание» он занимается 12 лет. По словам предпринимателя, за это время только в строительство здания было вложено более $55 млн. Точной итоговой цифры нет, поскольку ведется внутренняя отделка, проводятся коммуникации для сложной музейной инфраструктуры — все это увеличивает сумму строительства. Коллекция насчитывает около 15 000 экспонатов и постоянно пополняется. По приблизительным оценкам, вся коллекция стоит свыше $500 млн.

Что касается кабинетной бронзы, в частной коллекции Якобашвили более 800 предметов: малая и средняя пластика — и тиражная, и изготовленная по спецзаказам. Средняя стоимость одной фигуры — €30 000 - 40 000. В коллекции Якобашвили более 100 работ скульптора-анималиста Евгений Лансере, автора двух сотен фигур. Это самая большая частная коллекция Лансере.

Новые предметы хозяин собрания приобретает регулярно. «Когда мне доводится лететь с Давидом Михайловичем в одном самолете, я могу наблюдать, как он не вылезает из каталогов: по интернету связывается с аукционами, выясняет детали, чтобы приобрести очередной экспонат», — рассказал Forbes президент РСПП Александр Шохин.

Все выставки, которые проходят в здании «Роснано», Чубайс открывает лично, и эта не стала исключением. Фон-Вандербург отмечает в главе госкомпании две вещи, объединяющие мероприятия в выставочном зале. Первая — глубина проработки: гендиректор «Роснано» всегда приходит подготовленным; и вторая — открытие выставки обычно заменяет ему обед. Сравнив мецената Якобашвили с меценатом Третьяковым и напомнив собравшимся, что бизнесмен является еще и крупнейшим в России коллекционером механических музыкальных инструментов, Чубайс передал слово миллиардеру.

Поскольку в «Роснано» привезли меньше двух десятков предметов, у хозяина коллекции была возможность остановиться у каждого из них.

Якобашвили восхищался мастерским исполнением отдельных фигур. «Эта борзая начала бежать тогда и до сих пор бежит, не останавливается — сколько нужно было вложить наблюдательности, опыта, времени, чтобы передать всю экспрессию», — размышлял бизнесмен рядом с работой скульптора Артемия Обера «Борзая, загнавшая зайца». К каждой вещи нужно присматриваться, принять близко к сердцу, подчеркнул коллекционер, потому что это российская история, тем более если представить, сколько всего «увидела» каждая вещь за полтора века.

Многие современные предметы, также относящиеся к кабинетной бронзе, быстро теряют товарный вид — покрываются окисью, грибком. Якобашвили обратил внимание собравшихся на то, что фигуры XIX века находятся в превосходном состоянии и покрыты естественной патиной.

Бронзу Якобашвили коллекционирует в течение 10 лет, за все время он не продал ни одного предмета, правда, несколько вещей, купленных на Christie’s и Sotheby’s, были возвращены из-за неуверенности в их подлинности. «Сам процесс собирательства интересней, чем результат», — признался Якобашвили и заверил, что не готовит коллекцию к продаже.

Новости партнеров